Ирония судьбы: в то самое время, когда во Франции выходит книга Каспарова 'Жизнь - шахматная партия' (' La vie est une partie d'échecs '), экс-чемпион мира по шахматам, выдвинутый от оппозиционной коалиции кандидатом на президентские выборы, которые состоятся в России в марте 2008 года, сходит с дистанции. Он не смог найти в Москве зал, способный вместить 500 членов его официальной 'группы поддержки' . . .

Каспаров в своей книге заявляет, что хочет применить в политике свое 'стратегическое видение', которое он приобрел благодаря шахматам. В действительности же талантливым шахматистом проявил себя скорее не он, а Владимир Путин. Конституция России запрещает ему выставлять свою кандидатуру на третий срок подряд? Он решает эту задачу в три хода. Во-первых, он занимает центральные клетки: соглашается возглавить партию большинства. Во-вторых, проводит рокировку, несколько балетных па в ходе которых король и ладья меняются местами: ладьей в данном случае является премьер-министр (так в тексте - прим. пер.) Дмитрий Медведев, которого Путин назначил кандидатом от своей партии на президентские выборы. В-третьих, устраняет мешающую фигуру с целью начать атаку: Медведев обещает после марта 2008 года сделать премьер-министром лидера партии большинства, то есть Владимира Путина.

Эти шитые белыми нитками ухищрения направлены на решение конституционной проблемы: удивительно, но она очень походит на ту, с которой сталкивается Николя Саркози. В обоих случаях речь идет об отношениях между президентом и премьер-министром. Но эти два президента подходят к задаче совершенно по-разному. Президент Франции поручил комитету Балладюра предложить проект конституционных реформ, где в том числе содержался бы ответ на вопрос - кто 'определяет' и 'проводит' национальную политику. Путин же, со своей стороны, предпочел просто обойти Конституцию: поскольку он уже не сможет воссесть на властный трон, в 2008 году этими властными полномочиями придется облечь другую должность, передать их от президента премьер-министру.

Инициатива Саркози нацелена на внесение большей ясности в распределение полномочий, и соотносится с предыдущей реформой, определявшей статус президента. Маневр Путина направлен исключительно на сохранение личной власти, несмотря на то, что это может пагубным образом сказаться на институтах, которым всего пятнадцать лет от роду. Перейдет ли Россия в 2008 году от президентского режима к парламентскому? Поскольку в то, что Путин откажется от контроля над армией и внутренней безопасностью, которые являются прерогативой президента, верится с трудом, не проведет ли он новый закон, передающий эти вопросы в ведение премьер-министра? И каким образом будет происходить передача власти, когда популярность Путина ослабнет? России, уже пребывающей в 'экономической спячке' благодаря нефтегазовой игле, теперь из-за институциональной неопределенности грозит опасность политического плана.

Как бы там ни было, Путин продемонстрировал Гарри Каспарову, мастерски владеющему правилами шахматной игры, что в политической жизни можно обходиться без правил, и что это - отнюдь не игра.

* Favilla - в течение сорока лет за этой подписью в газете Echos выходят статьи на экономические и политические темы. Эта одна из самых читаемых колонок была создана в 1960-е годы для выражения редакционного мнения, поскольку в те времена передовые статьи публиковались редко. Сегодня за именем Favilla, которое с итальянского переводится как 'искра', стоит коллектив из трех авторов, имена которых газета не разглашает.

______________________

Путин, Каспаров и крупинка песка ("Le Figaro", Франция)

И это 'Человек года'? ("The Wall Street Journal", США)

Почему проигрывают российские либералы ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.