Россия встречает новый 2008 год в прекрасном расположении духа, и франко-российские отношения, кажется, тоже находятся на подъеме. За последние три месяца 2007 года Франция смогла догнать Германию и другие западные страны - наверстать упущенное в сфере деловых связей с Россией: Total заключила крупный контракт на участие в освоении шельфового месторождения, банк Sociеtе gеnеrale приобрел третий по величине депозитный банк России, и, наконец, PSA купила пакет акций самого крупного российского автопроизводителя - 'АвтоВАЗа'.

Создается впечатление, что и отношения между Николя Саркози и Владимиром Путиным по мере их общения на саммитах раз за разом становились все лучше. Однако при более внимательном взгляде на ситуацию становится очевидно, что на повестке дня до сих пор остается ряд серьезных вопросов, имеющих отношение к глубинным экономическим и общественным проблемам России, а также нерешенным внешнеполитическим досье.

Дипломатическую проблему можно описать одним словом: Косово. На первый взгляд вопрос выеденного яйца не стоит: более 90% населения провинции - албанцев - сплотились вокруг правительства национального единства, которое стремится как можно скорее провозгласить свой край независимым. Международное сообщество предложило план, в определенной степени гарантирующий безопасность сербского меньшинства. Но этот план был отвергнут Белградом. Именно здесь в игру вступает Россия, чья позиция абсолютно противоположна французской - именно нынешний министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер (Bernard Kouchner) был первым верховным комиссаром ООН в Косово, и создавал новые демократические институты этой квази-страны, а теперь имеет полное право записать на свой счет немалую часть институционального успеха, воплощением которого они стали.

Но Россия после многочисленных унижений, которые ее приходилось сносить в 1990-е годы, решила настаивать на своей позиции, намного более выгодной для Белграда. Расширение Евросоюза привело к тому, что в рамках ЕС возросло количество православных государств. Помимо Греции теперь согласие с российской позицией выражают Кипр, Болгария и Румыния. Даже Испания, в которой растет страх перед сепаратистскими настроениями в Каталонии или Стране басков, предпочла бы видеть косовский вопрос замороженным. К тому же согласие с односторонней декларацией независимости Косово нарушает международное право, поскольку Косово никогда не было полноценной республикой Югославии, как, например, Босния или Черногория, это край всегда являлся автономной провинцией Сербии.

В этой связи русские поднимают вопрос о статусе двух автономных провинций Грузии, которые они де-факто занимают, или Приднестровья, которое пятнадцать лет назад провозгласило о выходе из состава независимой Молдовы. Ну и, наконец, русские и сербы дают понять, что Республика Сербская, созданная в виде автономной провинции в 1995 году Дейтонскими соглашениями, тоже может в одностороннем порядке стать независимой. Таким образом, налицо набор элементов, достаточных, чтобы разгорелся конфликт между Брюсселем и основными европейскими странами, с одной стороны, и Россией, с другой.

Эти внешнеполитические проблемы резонируют с нерешенными внутренними вопросами, как экономическими, так и политическими. Нынешнюю эйфорию породили чрезвычайно высокие цены на углеводороды и природные ископаемые. Безусловно, в ближайшем будущем не стоит ожидать падения их стоимости. Но факт остается фактом: Россия уже совсем не экспортирует промышленные товары за пределы СНГ, бездумно тратит свои энергетические ресурсы и импортирует слишком много потребительских товаров и недостаточно внимания уделяет средствам производства. В нефтяной промышленности, например, недостаток инвестиций приводит к падению объемов производства, хотя мировой спрос находится на пике.

В области внутренней политики общая ситуация характеризуется четко выраженной атмосферой разрядки, наступившей после назначения в качестве официального преемника нынешнего кремлевского генерального секретаря Дмитрия Медведева, выходца из научной среды, а не из рядов КГБ, и известного своими либеральными взглядами как в экономике, так и политике.

Но куда же тем временем делась авторитарная националистическая партия, чья относительная терпимость к режиму Путина и явный дрейф в сторону либерализма все еще являются необходимыми условиями для гражданского мира в стране? Данная ситуация тревожным образом напоминает эпоху Хрущева, который точно также пошел путем десталинизации и, чтобы внести как можно большее смятение в ряды неосталинистов, не придумал ничего лучшего, как проводить агрессивную внешнюю политику от Восточного Берлина до Кубы. Представляется полезным убедить Путина в том, что это лежащее на поверхности решение не даст блестящих результатов, и вооружить его взамен парой другой побед на внешнеполитическом поприще, в которых он будет отчаянно нуждаться, чтобы перейти Рубикон и начать борьбу с самыми вопиющими российскими пережитками.

__________________________

Россия: великий перелом ("Le Figaro", Франция)

Вспомнить о России ("Le Figaro", Франция)

Покончить с изоляцией России, остановить трагедию ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.