Вашингтон - На этой неделе министр обороны Польши Богдан Клих (Bogdan Klich) посетил Вашингтон, где провел переговоры об условиях участия своей страны в американской системе баллистической противоракетной обороны. Новое правоцентристское правительство Дональда Туска, резко сменило курс и потребовало новых уступок - финансовых влияний, ракет Patriot и гарантий безопасности - в обмен на размещение баз на польской земле.

Этот визит впервые показал Америке более напористую Польшу, лидеры которой намерены обставлять поддержку политики США жесткими условиями. По-новому начали мыслить и в других столицах 'новой Европы', элитам которой надоело ждать, пока Вашингтон вознаградит своих союзников за поддержку, оказанную в ходе иракской войны.

Из их ряда выделяется Румыния. Как и Польша, Румыния отправила войска в Ирак и была разочарована нежеланием США распространить на нее программу безвизового обмена. Но, в отличие от Польши, Румыния охотно поддержала строительство американских военных баз. Три черты стратегии США в отношении Румынии обеспечили ее успех и могут сделать ее эталоном для оживления отношений с союзниками Америки во всем мире.

Во-первых, в отличие от отношений с Варшавой, с Бухарестом Вашингтон ведет дела на основе обоюдности. Когда Бухарест выступил за исключение США из юрисдикции Международного уголовного суда, Вашингтон поддержал Румынию в ее стремлении в НАТО.

Когда в начале иракской войны Бухарест предоставил Америке свое воздушное пространство, Вашингтон наградил Румынию вожделенным статусом 'функционирующей рыночной экономики'. А когда Бухарест стал одним из спонсоров предложенного Америкой на рассмотрение ООН плана расширения компетенции иракского правительства, Вашингтон согласился разместить свои доходные базы на черноморском побережье Румынии.

В каждом случае помощь Румынии вознаграждалась - обычно в течение одного или двух месяцев - поддержкой Соединенными Штатами той или иной румынской инициативы. Между тем, поляки все эти годы смотрели на то, как их лидеры летают в Вашингтон за помощью - по нефтяным контрактам, переоснащению армии, визам - и возвращаются с пустыми руками. С этим связано проявленное на последних переговорах желание поляков заранее выбить для себя привилегии.

Во-вторых, Вашингтон следил за тем, чтобы отношения с Румынией производили впечатление равноправных. На переговорах по вопросу размещения американских баз администрация Буша подчеркивала, что суверенитет над создаваемыми объектами будет в конечном счете принадлежать Румынии. Как часто говорил прессе командующий сухопутными силами США в Европе Дэвид Маккирнан (David McKiernan), 'Мы тут гости, арендаторы'. Вашингтон знал, что подобное смирение необходимо для того, чтобы Бухарест мог убедить своих граждан в том, что в политике США они партнеры, а не пешки.

То, что подобный курс не был избран в отношении Польши, сильно осложнило реализацию плана ПРО. Не проконсультировавшись с Варшавой и Прагой, прежде, чем предложить российским наблюдателям доступ на базы, Вашингтон неосознанно пробудил давние страхи перед тем, что великие державы решат в своем кругу судьбу стран региона. Как сказал мне один бывший польский дипломат, этот шаг подтвердил, что Америка считает Польшу 'скорее игровой площадкой, чем игроком'.

В-третьих, работая с Румынией, Вашингтон избегал искушения пытаться управлять сегодняшними альянсами на основе той логики, которая руководила альянсами в годы 'холодной войны'. А она означала, что союзники защищают вместе с Америкой общие ценности на протяжении практически неограниченного временного периода, не нуждаясь в дополнительных стимулах. В отношении Румынии Вашингтон ставил конкретные цели, задавая временные рамки для их реализации, и часто предлагал что-то взамен для оживления сотрудничества.

Почему бы не использовать подобный подход в отношении Варшавы? Как сказал мне один чиновник Пентагона, 'В долгосрочном плане Румыния вряд ли станет таким же значимым союзником, как Польша'. Это так: согласно нынешнему американскому мышлению, не следует поощрять самых ценных союзников. По мнению Вашингтона, 'зрелые' партнеры не нуждаются в уговорах - они поддерживают Америку, удовлетворяясь сознанием того, что единственная в мире сверхдержава считает их своими друзьями.

Проблема с этим подходом заключается в том, что он больше не работает. Как показали переговоры с Клихом, Польша не готова двигаться по вопросу ПРО ни на дюйм, пока Вашингтон не предоставит адекватной компенсацию за размещение системы.

Вопреки тому, что говорят некоторые критики, это не вымогательство, а обоюдность, с незапамятных времен являющаяся чертой здоровых, основанных на интересе альянсов. Как и политики любой страны, новые лидеры Польши должны были уметь показать, что риски, предпринимаемые от имени иностранной державы, дают ощутимую выгоду их собственным гражданам. Те, кто не смог этого сделать, впадали в немилость избирателей: предшественник Туска Ярослав Качиньский, премьер Британии Тони Блэр и его австралийский коллега Джон Ховард.

Вряд ли прорыв по вопросу противоракетной обороны будет достигнут в этом году: конгрессмены не хотят выделять деньги, а у Буша недостаточно политического капитала, чтобы заставить их передумать. Что бы ни сделал следующий президент с системой ПРО, он (или она) будет должен внимательно рассмотреть, какие методы в отношениях Америки с союзниками работали, а какие - нет. Сохранение их поддержки в постоднополярном мире будет, вероятно, более ценным, чем 10 противоракет.

_______________________________________

Американцы недовольны Польшей ("Польское радио для заграницы", Польша)

Проблема оборонной промышленности Польши ("The Weekly Standard", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.