Порой свежие розы возбуждают исключительно чувство злобной ненависти. Неподалеку от места массовых расстрелов людей в Бабьем Яре, которое стало сегодня киевской окраиной, находится большое, постоянно расширяющееся православное кладбище. Здесь хоронят в основном небогатых людей. Могилы и памятники, даже самые свежие, довольно непритязательны. Обычно на них ставится славянский православный крест, изготовленный из сваренных труб. На кладбище царит атмосфера запустения и упадка.

Но есть там одна могила, за которой тщательно ухаживают, несмотря на то, что ей уже 97 лет. Могилу регулярно убирают. Над ней поставлена небольшая деревянная крыша, а надгробный памятник постоянно подкрашивают. Это могила 13-летнего украинского мальчика Андрея Ющинского, жестокое и таинственное убийство которого никогда не стало бы достоянием истории, если бы оно не спровоцировало единственный судебный иск 20-го века с обвинением евреев в ритуальном убийстве. Речь идет о суде над бедным евреем Менахемом Менделем Бейлисом, которого обвинили в убийстве Андрея, совершенном по политическим и религиозным мотивам.

Статьи и книги о деле Бейлиса, основания для обвинений против него, международная кампания в его защиту, суд над этим человеком и его оправдание - все это заслуживает внимательного изучения. Через три года исполнится сто лет со времени этого убийства, и наверняка по данному делу появятся новые интересные материалы.

Но дело Бейлиса живо не только в памяти историков. Кто-то положил букет алых роз на могилу Ющинского, снег вокруг памятника сметен, могилу регулярно убирают. В стеклянном ящике стоят свечи и иконы. Особым холодом веет от надписи на памятнике. Когда прокуроры-антисемиты поняли, что надуманные обвинения и ложные свидетельские показания не дадут им возможности вынести обвинительный приговор, от которого откажется даже крайне предвзято настроенный суд присяжных, они разделили обвинения на две части. Первый вопрос звучал так: совершал ли Бейлис это убийство? Ответ был отрицательным, и Бейлиса оправдали. Второй вопрос заключался в следующем: правда ли, что Ющинского ударили ножом 13 раз, что это было ритуальное убийство, и что тело было найдено возле зайцевского кирпичного завода, принадлежавшего еврею?

Иными словами, не евреи ли убили мальчика? Суд присяжных дал на этот вопрос утвердительный ответ, и их вердикт полностью записан на памятнике. То, что надпись является прямой выдержкой из судебного дела, лишает еврейские организации возможности в законном порядке добиться ее изменения. На могильном кресте раньше была прикреплена маленькая табличка, которой судьба распорядилась иначе. Надпись на ней гласила: 'Бей жидов'. Четыре года назад украинские силы охраны правопорядка убрали эту табличку.

В просвещенном 21-м веке мало кто способен открыто заявить о своей вере в миф о том, будто евреи совершают ритуальные убийства детей-христиан и используют их кровь в религиозных целях. И уж конечно, в это мало кто может поверить в стране, быстрыми темпами идущей в сторону Запада, вступившей на этой неделе во Всемирную торговую организацию и изо всех сил стремящейся стать членом Евросоюза и НАТО. Но через месяц, в день годовщины смерти Ющинского, сотни людей со всей Украины и из соседней России соберутся возле могилы, чтобы еще раз обвинить евреев в убийстве мальчика. Крупнейший вуз страны МАУП (Межрегиональная академия управления персоналом) в последние годы опубликовал ряд книг и статей, якобы представляющих новые 'свидетельства' вины Бейлиса и доказывающих причастность евреев к более поздним убийствам.

В Европе нет недостатка в публикациях на тему антисемитизма. Из рабочих и экспертных групп выросла целая индустрия, занимающаяся отслеживанием самых незначительных инцидентов и составлением ежегодных отчетов. Но никто пока не дал убедительного ответа на вопрос о том, что сегодня представляет собой антисемитизм. Неужели каждый акт бездумной жестокости и безрассудного вандализма, нацеленный против евреев и их собственности, в действительности является проявлением идеологии антисемитизма? В чем сегодня отличие древней ненависти от современной ксенофобии? И на каком этапе жесткая критика политики Израиля сваливается на крыло предвзятости в отношении евреев?

Критерии оценок у этих многочисленных организаций разные. В ежегодном официальном докладе по антисемитизму, который две недели назад был представлен правительству Израиля, отмечаются лишь тенденции, а конкретные цифры не приводятся. Существуют вызывающие смущение несоответствия в статистке израильских отчетов и в докладах, составленных еврейскими общинами Европы. Исследования в области антисемитизма порой становятся заложниками соперничества между различными еврейскими организациями, как это происходит в России. Там некоторых лидеров таких организаций обвиняют в преднамеренном замалчивании фактов насилия против евреев с целью заслужить расположение президента Владимира Путина. Если вы спросите любого лидера крупной еврейской организации о том, каковы его (или ее) главные цели, в числе первых он назовет борьбу с антисемитизмом.

Но порой возникает ощущение, что это просто удобная цель, на которой гораздо легче сосредоточить внимание, нежели на более острых проблемах ассимиляции, отсутствия самоидентификации, упадка в еврейских общинах и мелкой вражды между различными течениями и организациями. Но все мы можем объединиться против общего врага. Нам не следует принижать опасность антисемитизма, однако порой кажется, что на эту борьбу расходуется слишком много сил, средств и энергии, которым можно найти лучшее применение.

Понятно, что самые большие угрозы еврейству таятся в его внутренних слабостях. Но нельзя использовать антисемитизм в качестве оправдания, когда на такие слабости и недостатки стараются не обращать внимания. Блестящие от дождя алые розы на могиле в Киеве служат напоминанием о неприкрытой и слепой ненависти к еврейскому народу, которая все еще жива.

__________________________________________

Извращение Холокоста ("The Wall Street Journal", США)

Свидетели кошмара ("The Wall Street Journal", США)