В 'супервоскресенье' Европа предотвратила настоящую войну со стрельбой и жертвами. Но избежать войны удалось с трудом.

Спасибо сербскому электорату - по крайней мере, 50 с половиной процентам избирателей, - которые обеспечили нынешнему президенту Борису Тадичу (Boris Tadic) победу с минимальным перевесом над 'ультранационалистом' Томиславом Николичем (Tomislav Nikolic). Тадич выступает против возобновления боевых действий и поддерживает экономическую и политическую интеграцию Сербии с Западной и Центральной Европой.

Николич же смотрит на восток - на Россию. Он также не стесняется выступать с жесткими угрозами. Слово 'ультранационалист' в условиях современной Восточной Европы и Центральной Азии - это эвфемизм, который используют вместо выражения 'фашист 21-го века'. Это, конечно, преувеличение, однако претензии Николича на 'воссоединение' сербских земель, постоянная эксплуатация в политических целях исторических обид и жесткая националистическая политика с утрированными элементами этнического самосознания такое преувеличение оправдывают.

Говорят, что история не повторяет себя, но это не совсем верно. В 1933 году у фашистов не было ядерного оружия. Нет его и у Николича. Однако за день до голосования он пообещал в случае своего избрания попросить российские ВВС патрулировать воздушное пространство Сербии. Николич добавил, что выступает за 'военное сотрудничество с Россией' и подчеркнул, что он против 'натовского присутствия в Сербии в любой форме'.

Миротворцы НАТО до сих пор патрулируют территорию Косово. Николич говорил сербским избирателям, что вышвырнет НАТО из Косово и устранит те силы, которые мешают возобновить боевые действия и этнические чистки.

Наверняка, большинство американцев уже забыло о войне в Косово в 1999 году. Это была война администрации Клинтона, направленная на то, чтобы остановить геноцид в этом крае, который осуществляли сербы. Но албанцы эту войну не забыли. Не забыл ее и демонстрирующий свои окрепшие мускулы путинский Кремль. Американцы, наверное, подумали, что 'маленькая' балканская война закончилась, и возврата к ней быть не может. Но сербы так не думают. И албанцы так не думают, и Кремль.

'Косовская проблема' была главным вопросом на выборах в Сербии. В связи с этим выборы стали крупной битвой в этом все еще медленно кипящем котле балканской войны. К счастью, сербы сражались в этой воскресной битве избирательными бюллетенями, а не бомбами. К несчастью, когда подобные Николичу люди получают 49 процентов голосов, никто не может исключить ужасной возможности применения таких бомб (и неважно, кто их будет взрывать - националисты и религиозные террористы или летчики боевой авиации). На Балканах 'маленькие' события часто приводили к большому кровопролитию, и Первая мировая война - страшное тому подтверждение.

Косовская головоломка - это опасный конфликт, который невозможно урегулировать 'по-тихому'. В последние девять лет упорная борьба между Белградом и этническим албанским большинством края Косово постоянно бросала вызов дипломатии с ее изобретательностью. Дипломаты из Евросоюза и ООН изучали многие варианты, в том числе, какую-то непонятную стратегию под названием 'условная независимость'. Но в итоге Косово либо обретет независимость, либо каким-то образом останется политически привязанным к Сербии.

Косовские албанцы требуют независимости. Они утверждают, что не будут чувствовать себя в безопасности в стране, где сербы в большинстве.

Сербы требуют, чтобы Косово по-прежнему оставался в составе Сербии. Край Косово был основой средневековой сербской империи, и он очень дорог сербам. В 1389 году войска турецкого султана Мурада I разбили силы христиан под командованием сербского князя Лазаря в битве на Косовом поле. (Да, на Балканах народы преклоняются перед своими поражениями - это не очень-то оптимистический знак.)

Однако для США, НАТО и Евросоюза самыми мучительными проблемами, связанными с проблемой Косово, являются непреклонность России, поставки энергоресурсов и ядерное оружие. Опасающийся за Чечню Кремль боится, что провозглашенная в одностороннем порядке независимость Косово создаст 'прецедент сепаратизма', и из состава суверенных наций будут выпадать все новые государства.

В начале 21-го века балканские и восточноевропейские страны начинают искать новые политические убежища, и такими убежищами для них становятся НАТО и Евросоюз. При этом главная идея заключается в том, что 'интернационализация' и 'расширение рамок политического самосознания' гасит этнические и националистические страсти и таким образом снижает опасность возникновения конфликтов. ЕС призван реализовывать такие идеи в Западной и Центральной Европе (чтобы Франция и Германия не уничтожили друг друга). НАТО и программа 'Партнерство во имя мира' (ее еще называют НАТО- Lite) служат интересам безопасности, но на политическом уровне они выполняют ту же самую функцию. Например, со вступлением Венгрии и Румынии в НАТО существенно снизился риск возникновения конфликта из-за Трансильвании. Это румынская область с этническим венгерским большинством.

Это относится и к Сербии, пусть и не напрямую. Президент Тадич получил на выборах солидную поддержку со стороны этнических меньшинств Сербии, особенно от проживающих в сербской Воеводине венгров. Венгры Сербии понимают преимущества 'расширения рамок политического самосознания' в составе Евросоюза. Остается молиться и надеяться на то, что Тадич сумеет развернуть 49 процентов сторонников Николича в 'западном' направлении.

___________________________________

Балканские интриги Путина ("Project Syndicate", США)

Край Косово готов ("The International Herald Tribune", США)