Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель wasiaaaa, за что мы ему крайне признательны

_______________________________________________

"Бунтовщики" с базы Вази-Кхва (Афганистан) будут уволены из армии. Командиры назвали их трусами, заявили, что они опозорили мундир и имя 'коммандос'.

- Контракт не продлят ни нам, ни сержантам, - говорит один из "бунтовщиков". - Командир нашего отряда сказал, что не видит места для нас в нашем батальоне. Это был удар. Не знаю, что я могу еще делать, потому что армия это не только работа. Для некоторых это вся жизнь. Все для того, чтобы защищать свою жизнь и жизнь друзей.

В июне 2007 года на базе Вази-Кхва 11 сержантов и рядовых 'коммандос' из элитного 18-го Десантно-штурмового батальона из Бельско-Бяла потребовали вернуть их в Польшу. Это произошло после того, как никто не прислушался к их жалобам на то, что 'Хаммеры', на которых они должны осуществлять патрулирование, имеют небронированную подвеску. Это грозило солдатам гибелью при подрыве на мине.

Министр обороны Александр Щигло сказал, что его разочаровали. Два сержанта были отосланы обратно домой, а "бунтом" занялась военная прокуратура. Солдатам было запрещено общаться с журналистами. Дело было замято, а следствие без официального уведомления, закрыто пять месяцев назад.

То, что 'коммандос' правы, признал только командующий наземными силами генерал Вальдемар Скрипчак. По возвращению из Афганистана в конце июня он сказал "Gazecie Wyborczej", что польские 'Хаммеры' недостаточно бронированы и менее безопасны, чем те, что используют американцы.

Вскоре под полом машин были уставлены специальные металлические пластины, которые должны защищать солдат во время взрыва мины.

В Министерстве обороны также решили, что 'Хаммеры' следует, как можно скорее, заменить более современными машинами. Готовится тендер на покупку около 200 патрульных автомобилей для польской армии в Афганистане.

Услышал: что-нибудь придумаем

Рассказывает один из "бунтовщиков" с базы Вази-Кхва:

- Когда готовились к миссии в Афганистане, то понятия не имели, на каких автомобилях будем ездить. Знали только, что это 'Хаммеры'.

Во время испытаний в Польше оказалось, что на ухабах у них отваливается броня:

- Начальство, в конце концов, выторговало у американцев машины, не предназначенные для боевых действий и используемые только для передвижения по территории базы. 'Что-нибудь придумаем', - услышал я. Командир отряда на построении обещал нам, что ни один польский солдат не выедет с территории базы на патрулирование на худшей машине, чем у американцев.

'Хаммеры' увидели только в Афганистане, они стояли на базе Шаран:

- Их еще переделывали, нам нельзя было к ним приближаться. В это время солдаты с нашей базы стали выезжать на американских машинах на патрулирование. Теперь говорят, что мы насмотрелись на то, что у них есть. Глупости! После наезда на противотанковую мину, правда, оставался скелет машины, но люди получали ранения. Им отрывало руки и ноги, а больше всех доставалось 'ганнеру' [стрелок в 'Хаммере'].

- Я солдат, мне платят за то, чтобы воевал, стрелял, а если будет такая нужда, то и убивал. Это профессиональный риск. Но есть разница между риском и безрассудством. А там людей отправляют на патрулирование на небронированных автомобилях, зная, что в случае наезда на противотанковую мину, они погибнут. Не вопрос наедут ли они на мину, вопрос только в том, когда наедут.

- Повезло четырем ребятам, которые в небронированном 'Хаммере' первыми наехали на мину. Она взорвалась около машины, а не под днищем, и была сделана в домашних условиях из газового баллона. Поэтому осколков было немного, но зато большой фронт огня. И поэтому у них были "только" ожоги. Но машина была сильно искорежена, видел фотографии, друг их показывал мне после возвращения.

Донесения оказывались в мусорной корзине

Дополнительное бронирование 'Хаммеров' не сильно помогло:

- На башенку наварили столько брони, что поворачивать ее было тяжело. У американцев были специальные рычаги для поворота башни, у нас этого не было. И никакого бронирования под днищем. При управлении машиной, мотор которой не приспособлен к такой нагрузке, можно было вывихнуть суставы на руках, пытаясь объехать ухабы.

Начали писать донесения начальству, с тревогой сообщая о состоянии машин, на которых мы должны были ездить на патрулирование. Донесения оказывались в мусорной корзине.

Терпение 'коммандос' закончилось, когда поступил приказ - выезд на операцию в район Дила:

- Это очень опасный район, мины там взрываются одна за другой. Были такие вещи, которые мне рассказывали во время совместного патрулирования американские солдаты, в которые не хотелось верить. Мы должны были прикрывать американское соединение, которое строило там базу, и в случае опасности проводить операции против талибов. На многокилометровых участках дорог, наиболее удобных для минирования, нет возможностей для объезда, потому что по бокам трассы канавы, ямы и обрывы. Тот, кто должен был ехать на разведку, говорил даже, что в конце концов на что-нибудь наедет, это только вопрос времени.

Решили написать рапорт о досрочном возвращении в Польшу:

- Потому что командиры не хотели нас слушать. Может быть, хоть в такой ситуации они прислушаются? А начальник базы решил, что это бунт и начал дисциплинарное расследование. Кто-то из штаба польского контингента усмотрел в этом сведение счетов и по спутниковому телефону позвонил на какое-то радио в Польше.

- Через пять дней прилетели в Баграм. Там уже был генерал Вальдемар Скрипчак, генерал Мечислав Бенек [бывший командующий польскими войсками в Ираке] и командующий нашей бригадой генерал Ежи Вуйчик. И тексты: 'Опозорили мундир, так 'коммандос' не поступают...'

Никто не хотел верить в то, что мы раньше писали донесения.

Но следователь, который допросил двух сержантов в Польше, закрыл дело из-за отсутствия состава преступления:

- Только о том, что они чисты, узнали случайно, почти через полгода после начала следствия.

Запятнанные 'коммандос' с Вази-Кхва считают, что их армейская карьера уже закончена. Наш собеседник с горечью в голосе говорит:

- Никакого письменного подтверждения мы не имеем до сих пор! Я уверен, что контракт не продлят ни с нами, ни сержантам. Потому, что мы подняли болезненные для армии вопросы. Потому, что встали на защиту своей жизни и жизни своих друзей. В роте все давно знают друг друга, это вторая семья. Знаешь проблемы друга и стараешься ему помочь, а временами начинаешь жить его проблемами. Мы, земляки, временами собираемся вместе с семьями. У меня не было бы смелости, чтобы встретиться с женой друга и сказать: "Твой муж погиб потому, что командир сказал мне - поезжай на небронированном 'Хаммере', и я поехал, потому что был дураком".

________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - wasiaaaa

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

________________________________________________

Быть союзником Америки - в интересах самой Варшавы ("The Financial Times", Великобритания)

Поляки едут на войну ("Polonia", Польша)