Редакция '2000' отныне располагает уникальным собранием секретных и совершенно секретных документов различных государственных учреждений Третьего рейха, имеющих непосредственное отношение к событиям истории Украины.

Изучение этой коллекции позволило нам сделать вывод, что она является самой большой в стране. Оригиналы документов, публикацию которых мы начинаем сегодня и будем продолжать весь год, находятся в ФРГ и США. По информации, которой располагает редакция, их копии в виде микрофильмов также находятся в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины. Право комментировать документы мы предоставляем историкам-профессионалам, которые, хочется верить, смогут дать им достойную оценку.

Имперское министерство оккупированных восточных земель р-509а/449

Руководитель группы управления

Берлин, 25 мая 1944 г.

Секретно

Руководителю группы управления

Содержание: Сообщение отдела внешних сношений о беседах с митрополитом греко-католической церкви во Львове и с руководителями украинского движения во Львове.

При этом направляю копию вышеупомянутого сообщения, полученного несколько дней тому назад руководителем отдела референтом Розенфельдом в Министерстве пропаганды, и прошу принять к сведению.

По поручению (подпись)

Копия

Секретно

Берлин, 19 сентября 1943 г.

Прежде всего я хотел бы выразить свою благодарность немецким властям во Львове, оказавшим мне всяческую поддержку при выполнении моей задачи.

Меня принял губернатор Вехтер, с ним у меня была продолжительная беседа. Его помощник, доктор Бауер, который в это время был болен, представил меня д-ру Нейману, который в частности был организатором моего визита. Наконец, я имел очень интересные беседы с Штурмбанфюрером СС, начальником полиции безопасности во Львове, д-ром Шенком. Со своей стороны я постоянно держал этих господ в курсе всего, что касалось проводившихся мною различных переговоров. Они же снабжали меня полезной информацией. Я обещал господину губернатору Вехтеру, что ему будет отправлен один экземпляр этого сообщения через отдел внешних сношений, и прошу отдать соответствующие распоряжения на этот счет.

I. Беседы с монсеньором Шептицким, митрополитом греко-католической церкви во Львове

Граф Шептицкий, митрополит греко-католической церкви во Львове, очень известен как высокопоставленное лицо. По происхождению он поляк, но связан с украинским национальным движением и оказывает исключительно большое влияние на всю провинцию.

Уже 15 лет я поддерживаю с ним личные контакты. Я дважды беседовал с ним и его братом - умным человеком, но занимающим не столь высокое положение, хотя и состоящим в более тесных связях с бывшей польской знатью этой провинции.

Вначале митрополит выразил свое беспокойство в связи со все возрастающей нестабильностью положения в провинции. Эта нестабильность проявляется прежде всего в польско-украинской гражданской войне, убийствах, диверсионных актах на ж/д дорогах, грабежах, совершаемых вооруженными бандами в удаленных селах.

Брат графа Шептицкого насчитал 7 видов банд, действующих в восточной Галиции:

1. Бывшие солдаты польской армии 1939 года, бежавшие в леса и горы.

2. Бывшие солдаты советской армии, разбитой немецкими войсками в июне 1941 г.

3. Части бывших румынских войск, дезертировавшие и живущие вне закона.

4. Банды украинских националистов, одинаково враждебно относящиеся как к Германии, так и к Польше и России.

5. Евреи, которым удалось скрыться от проводившихся мероприятий.

6. Бандиты в прямом смысле этого слова: воры, грабители и уголовные элементы с точки зрения уголовного права.

7. Красные партизаны, хорошо вооруженные и организованные. Их радиус действия простирается от русской границы Украины до Карпат.

(Примечание. Согласно полученной информации, первые три группы не создают значительных банд. Евреи, хотя их довольно много и ведут они себя агрессивно, опасности не представляют. Банды уголовников существуют с 1921 года, но теперь они стали, пожалуй, более агрессивными, чем прежде.

Единственно реальную опасность, согласно информации, полученной из надежного, но неофициального источника, представляют красные партизаны. Они образуют целую армию в составе 6000 человек под командованием советского генерала и располагают тяжелым пехотным оружием, офицерским корпусом и разветвленной сетью связи и разведки. Их снабжение осуществляется советскими самолетами. Как только германская армия предпринимает наступательные действия против них, они постепенно отходят в леса юго-восточной Галиции. Одной из первостепенных задач вновь созданной украинской дивизии СС следовало бы считать участие в уничтожении партизан.)

Затем митрополит перешел к рассмотрению проблем гражданской войны между поляками и украинцами. Успехи русских, по его мнению, вдохновили тайную польскую организацию, штаб которой находится в Варшаве и осуществляет активное, решительное и умелое руководство, распространить свою деятельность вплоть до восточных границ Галиции. В районе Холм она уже уничтожила 540 украинских активистов, которые выступали за политику объединенной Европы.

Даже в день, когда велись эти переговоры, был убит профессор украинского университета во Львове д-р Андрей Ластовецкий. А незадолго до этого были убиты один украинский врач и два солдата украинской полиции. Поляки преследуют цель уничтожить возможных украинских лидеров (хотя обе жертвы никогда не интересовались политикой). С тем, чтобы к решающему моменту этой борьбы лишить руководства и опоры народ и без того очень бедный деятелями, претендующими на роль политических лидеров. Митрополит с сожалением констатировал, что его усилия, направленные на прекращение этой борьбы между поляками и украинцами, остались безуспешными.

(Примечание. По этому вопросу мне стало известно, что монсеньор Шептицкий связывался с польскими епископами. Было условлено, что в одно воскресенье со всех церковных кафедр Галиции верующим будут зачитаны письма, призывающие украинцев и поляков сохранять спокойствие. Письмо монсеньора Шептицкого было прочитано в греко-католических церквях. Что же касается польских епископов, то они своего обещания не сдержали и не опубликовали никакого обращения.)

Перед лицом опасности гражданской войны монсеньор Шептицкий одобрил и поддержал идею создания украинской армии. Эта армия должна состоять из дивизий СС, сосредотачиваемых с целью обучения в учебных лагерях, и их полиции для поддержания порядка в городах и селах. Брат митрополита в этой связи заметил, что 'добровольцы' этой армии не будут добровольцами в прямом смысле этого слова, и что они, видимо, будут насильно рекрутироваться немецкими властями.

(Примечание. Все имеющиеся в распоряжении показания свидетелей противоречат этому утверждению. Украинские добровольцы поднялись по собственному побуждению после зимней кампании, когда население охватил ужас перед возможным возвращением большевиков.)

Монсеньор Шептицкий сказал далее, что, по его мнению, создание украинской армии является необходимостью. Если немцы будут и впредь терпеть поражения, - добавил он, - и наступит время анархии и хаоса, то мы будем очень рады иметь в своем распоряжении национальную армию, которая будет поддерживать порядок и пресекать всякие бесчинства до прихода регулярных советских войск.

Сам митрополит, несмотря на его лояльное сотрудничество с Германией, убежден в ее неизбежном поражении. Он утверждает, что военное поражение на восточном фронте уже свершилось, и что на этом фронте нет ни одного немецкого солдата, который бы еще надеялся побить большевиков силой оружия.

Он полагает также, что англо-американцы возьмут верх на западе, но ненадолго, потому что окончательная победа большевизма не вызывает сомнения! 'Они, несомненно, будут править всем миром. Они располагают неисчерпаемыми людскими резервами, благодаря Азии и китайцам, хорошей техникой, и с ними вся молодежь мира'. На мое замечание, что победа большевизма будет означать уничтожение церкви, митрополит ответил: 'Церковь, конечно, может быть уничтожена'.

'. . .Но спасение, - сказал я, - неужели оно не зависит от Германии?'

- 'Германия хуже большевизма. Национал-социализм располагает большей притягательной силой для масс и имеет большую власть над молодежью, чем большевизм. Последний представляет собой грубый феномен, господство которого может быть переходящим, или он претерпит впоследствии какие-то изменения'.

- 'Но разве вы сейчас не живете с немцами лучше, чем под большевистским господством, когда были уничтожены ваши религиозные общины, разорены епархии путем обложения духовенства неслыханно высокими налогами, когда дело шло к полной ликвидации религии в Галиции?'

- 'Несомненно, в настоящее время мы живем мирно. Но Галиция - это не Германия. В Германии религия тоже подвергается преследованию'.

- 'Но разве это происходит не оттого, что церковь связана с бывшей политической партией, с центром, и постоянно находится в оппозиции к правительству?'

- 'Если она находится в оппозиции, то только по требованию Ватикана, который определяет всю политику'.

В теме Ватикана митрополита особенно беспокоит судьба папы, который продолжает оставаться в руках немцев, а также 'чистка', проведенная в Ватикане. Он особенно возмущен тем, что 'Радио Ватикан', которое долго молчало, теперь ведет передачи на немецком языке, в которых, избегая всякой политики, речь идет только о чисто религиозных делах.

Далее митрополит упрекает немцев в их нечеловечном отношении к евреям. Они убили только во Львове 100 000 человек и миллионы в Украине. Один молодой человек признался ему на исповеди, что он лично в течение лишь одной ночи убил во Львове 75 человек.

Я заметил, что по имеющимся данным, украинцы тоже принимали участие в этих бойнях, что вполне естественно, особенно после того, как незадолго до отхода русских войск советы уничтожили во Львове и его окрестностях 18 000 человек. Кроме того, почти все члены НКВД были евреи, чем и объясняется ненависть среди населения. Разве еврейство не представляет смертельной опасности для христианства, которое евреи поклялись уничтожить? Митрополит со мной согласился, но продолжал настаивать на том, что уничтожение евреев недопустимо.

(Примечание. По этому вопросу митрополит излагал мысли в таких же выражениях, как и французские, бельгийские и голландские епископы, как будто все они получили одинаковые директивы от Ватикана.)

Затем монсеньор Шептицкий рассказал мне о временах большевистского господства в восточной Галиции. Присутствие иностранцев, особенно журналистов, вынудило их в первое время оккупации проявлять определенную мягкость, русская армия раздавала продукты питания, создавалось впечатление весьма относительного 'счастья' в эти первые пропагандистские месяцы. Его брат выразился значительно резче о неслыханных налогах на священников и о реквизициях монастырей. Монахам было разрешено поступать на временную работу в качестве чиновников в размещающихся там учреждениях. При этом им было указано, что речь идет лишь о временном трудоустройстве. Позднее они должны были подвергнуться выселению или, в лучшем случае, исчезнуть. Монсеньор Шептицкий увидел в их судьбе проявление божьей воли. Однако никакое смирение не смогло удержать его от энергичного осуждения русского террора.

По его утверждению, из Галиции было угнано 30 000 человек, и никто не знает, остались ли они еще в живых. Многие погибли, некоторых встречали в Виннице, большинство же не дают о себе ничего знать. Последние вести приходили из лагерей для интернированных под Киевом и Харьковом. Поэтому вполне вероятно (такие слухи имеют широкое хождение среди украинского населения), что они сосланы в район полярного круга, где, как полагают, открыты сказочные богатства полезных ископаемых. Эти интернированные люди работают там подобно тому, как работали политические заключенные на пресловутом сталинском канале. В общем митрополит смирился с мыслью, что Европа окажется большевизированной. 'Это, - говорит он, - неизбежный исторический факт. Религия, уже мертвая в России, видимо, исчезнет и на Западе!'

Такие вопросы подвергались подробному обсуждению в наших беседах. В заключение я должен объективно выделить три следующих момента:

1. Несомненно, что митрополит Шептицкий, влияние которого в Галиции огромно, является единственным реальным влиятельным деятелем, готовым поставить это влияние на службу сотрудничеству с Германией. Он уже принес нам в прошлом и принесет еще в будущем огромную пользу.

2. Что касается его личных взглядов на исход войны и его любви к Германии, то это уже не имеет существенного значения.

3. Значительно большее политическое значение имеет тот факт, что в его суждениях о Германии и о будущем ходе военных операций обнаруживаются те же мысли и суждения, что и у глав французской, бельгийской, голландской и польской церквей, особенно по еврейскому вопросу. Здесь следует указать на наличие общей директивы Ватикана, которая является важным и решающим свидетельством, что Ватикан был и остается непримиримым и неисправимым врагом новой Европы, союзником еврейства. Этот факт имеет исключительное значение. (ЦГАВОВ и УУ, ф. КМФ-8 т. 454, р. 24, к. 810-815).

Переговоры с руководителями украинского движения во Львове

Во Львове я беседовал с видными деятелями Украинской национальной рады, штаб-квартира которой находится на Паркплац, 10.

В переговорах участвовали: д-р Панкивский, президент рады, д-р Михайло Демкович фон Добринский, управляющий делами украинской окружной рады во Львове, д-р Полянский, профессор университета, бывший бургомистр Львова, после отхода советских войск, профессор Шибович, Шевченко (его имя я забыл), директор издательства научного общества и другие лица несколько ниже по своему значению.

Среди названных деятелей особый интерес представляли двое, а именно д-р Панкивский, президент Украинской национальной рады, и д-р Полянский. К сожалению, не удалось увидеть еще одного очень важного человека - профессора Крипьякевича, которого в это время не было во Львове.

Доктор Панкивский адвокат, очень умная и склонная к точности голова, он всегда опирается на факты и реальности. Свои мысли он выражает, если можно так сказать, по пронумерованным параграфам, что свидетельствует о способности хорошо владеть собой и одновременно охватывать и составные части рассматриваемой материи и правильно их классифицировать.

Доктор Полянский производит впечатление холодной и расчетливой натуры, наделенной твердой воле и железной решимостью. Это личности крупного масштаба. Эти сторонники реалистического и позитивного направления в украинском национальном движении произвели на меня самое хорошее впечатление. Все они хотят сотрудничать с Германией и новой Европой. Не из сентиментальности или своих личных интересов, а только лишь потому, что такая политика является абсолютной необходимостью, потому что она является единственно возможной. Их враждебное отношение к большевизму не вызывает сомнений. Если только большевистская опасность снова приблизится к их стране, они полны решимости защищаться с оружием в руках. Они предпочтут умереть, но не отдадут себя в руки Cоветов. У меня создалось впечатление, что они абсолютно честны и откровенны. Кроме этой основополагающей позиции, они высказали пожелание, чтобы Германия заняла более определенную позицию в украинском вопросе и приняла бы более четкую программу действий. Это пожелание не имеет ничего общего с требованиями, подлежащими немедленной реализации. Так как они реалисты, они очень хорошо понимают трудности создавшейся обстановки и знают, что украинский народ пока не в состоянии осуществлять самоуправление: его высшие слои были уничтожены большевиками, а политика угнетения, проводившаяся Польшей в течение 20 лет, не позволяла образоваться новому классу, способному управлять (государством).

Поляки, в руках которых находились все учреждения и службы, практически все административное управление, обладают здесь и сейчас многочисленным административным персоналом, в то же время отсутствие такого персонала заметно ощущается на украинской стороне. Следовательно, Украинская национальная рада придерживается той точки зрения, что именно Германия призвана осуществлять надзор и административное управление Восточной Галицией до тех пор, пока не подрастет новое поколение административных чиновников и руководителей украинской национальности. Такая точка зрения является, на мой взгляд, разумной с учетом существующих реальностей.

С другой стороны, они высказали также пожелание (если только германские власти питают к ним доверие), чтобы им позволили больше заниматься ведением пропаганды среди украинцев, так как они лучше знают свой народ. Поэтому было бы лучше, чтобы они сами находили наиболее убедительные мысли и аргументы.

Далее они пожелали, чтобы Германия сделала несколько обещаний украинцам. Отговорка: 'Сначала нужно выиграть войну', конечно, отвечает абсолютной необходимости, которая вполне понятна. Но все же нужно учитывать, что этот лозунг не может заменить даже самую скромную программу. Чтобы теснее приобщить массы украинцев к идее новой Европы, им необходимо наметить определенные цели, реально достижимые возможности и даруемые свободы как в узконациональных рамках, так и в дальнейшем в общеевропейском масштабе. Этот минимум обещаний и обязательств, который никак не повредил бы политической свободе действий Германии, значительно облегчил бы украинским активистам вести пропаганду и выбил бы из рук националистов-экстремистов, о которых речь пойдет ниже, один из главных аргументов.

Такие соображения были высказаны мне. Затем я пытался выяснить (при этом мне пришлось оказать некоторый нажим на моих собеседников), какие новшества, по их мнению, могли бы быть осуществлены практически уже сейчас. В области пропаганды они могли бы издавать журналы и другие публикации, которые, само собой разумеется, отражали бы идеи сотрудничества с Германией и создания новой Европы, но редактировать их должны украинцы для украинцев. В этих изданиях должны широко публиковаться вопросы, интересующие население.

Монсеньор Шептицкий сказал мне примерно то же самое: 'Наши газеты - это немецкие газеты, переведенные на украинский язык. В них идет речь о Южной Америке, о Парагвае, об Австралии, то есть о том, что не интересует наших крестьян, но там нет ничего о нашей провинциальной жизни, а ведь именно это могло бы удовлетворить запросы среднего читателя'.

Наверное, было бы возможно (если я позволю себе такое предложение) перенять принципы французской прессы: 'Французские газеты, издаваемые французами для французов, ориентированные только на Европу, но в национальных рамках'. На основе этого принципа во Франции добились отличных результатов, французская публика покупает сейчас больше газет, чем до войны, и сохраняет при этом что-то из желаемых впечатлений.

На мой взгляд, очень важно подчеркнуть еще такую мысль: галицийские украинцы знают, что происходит на большой Украине, оккупированной рейхом. Они хотели бы, чтобы Германия больше заботилась о возрождении украинской культуры в восточных областях, чтобы были открыты начальные семилетние и средние школы. Тем самым большевистская пропаганда лишилась бы важного аргумента, согласно которому украинцы сейчас лишены права заниматься возрождением своей культуры и развитием образования. Все это представляется мне резонным. Это не относится к большой политике, но разумное стремление, ограниченное сознанием действительного положения вещей, его последствия не могут представлять собой какой-либо опасности.

И последний вопрос относится к теме об Украинской национальной раде во Львове. Каким влиянием она пользуется на самом деле? На этот счет мне приходилось слышать разные мнения. Одни говорят, что комитет имеет очень сильное влияние, другие утверждают, что его влияние весьма ограниченно. Ниже я излагаю мое личное мнение, которое не претендует на абсолютную достоверность, но основывается все же на моем личном опыте.

1. Не вызывает сомнения, что национальная рада пользуется определенным влиянием в среде старшего поколения, особенно имеются в виду те люди, которые знавали еще счастливые австрийские времена. Они, впрочем, и теперь еще представлены в самой раде.

2. Не менее значительно ее влияние в кругах интеллигенции, что видно уже по ее составу, который охватывает в основном профессоров и ученых.

3. Однако она имеет определенную власть и над молодежью, поэтому среди ее сторонников много молодых людей. Рада провела значительную работу как по формированию галицийских дивизий СС, так и по сбору средств для этих формирований. Все это свидетельствует о том, что она пользуется авторитетом.

4. Во время моих посещений в помещении рады царило большое оживление: молодые люди приезжают из провинции за советами или с целью вступления в СС, в кабинетах всегда большое количество посетителей. Резиденция рады создает впечатление жизни и движения.

Украинские националисты-экстремисты

Я всегда проявлял особый интерес к этой партии, которая вначале именовалась УВО (Украинская военная организация), затем ОУН (Организация украинских националистов). Ее руководитель полковник Коновалец, которого я хорошо знал, был убит в Роттердаме чекистом. После его смерти моя связь с этой фракцией украинских националистов прервалась. Во Львове я не имел возможности поговорить с кем-либо из ее представителей и вынужден был довольствоваться тем, что мне о ней рассказали.

Известно, что украинские националисты раскололись на две группы.

а) сторонники Мельника, преемника Коновальца, который сегодня обосновался в Берлине. По примеру своего лидера эти украинцы воздерживаются от участия во всякой политике и выжидают развития ситуации. В партии они составляют меньшинство.

б) большинство входит в группу Бандеры. Эта группа очень мобильна и настроена враждебно, так что с ней необходимо вести борьбу. У этой группы много приверженцев в Париже. Она настроена враждебно по отношению к рейху и упрекает Германию в том, что она не создала украинского государства, в котором ведущая роль принадлежала бы, естественно, украинским националистам. Их обвинения и критика слишком хорошо известны, чтобы их здесь еще раз повторять.

Что же они из себя представляют в действительности? И в этом случае очень трудно составить правильное суждение, настолько сильно отличаются друг от друга высказываемые взгляды. Одни утверждают, будто за ними идет вся молодежь, другие же заявляют, что они - ничто. Неоспоримым фактом является то, что им не хватает руководителей. Основные агитаторы арестованы. Из того, что мне известно на этот счет о деятелях в Париже, можно сказать, что это посредственности, без широкого политического кругозора, чрезвычайно легковерны, не составляет труда их обмануть. Существует опасность, что они могут стать легкой добычей английской пропаганды и агентов английской секретной службы, что, к сожалению, случается во Франции довольно часто.

Польская пропаганда очень хорошо информирована на этот счет, время от времени периодически предлагает этим украинским националистам сотрудничество на антигерманской основе. В конечном счете эти предложения, по крайней мере до сих пор, отвергались. И все ж я считаю, что националисты-экстремисты группы Бандеры оказывают действительно большое влияние на украинскую молодежь.

Что мы можем этому противопоставить?

1. Усиление вербовки и организации украинских СС. Это движение в последнее время пользуется всеобщей любовью в народе. Этот бедный и полностью разоренный народ в течение нескольких недель, внося небольшие суммы, собрал 2 500 000 злотых (112 500 рейхсмарок) для украинских СС, что является выражением поистине удивительного единства. Украинец - это борец, исполненный храбрости и лютой ненависти против большевизма. Части СС служат притягательной силой для молодежи. Из этого благоприятного фактора мы должны извлечь пользу. Многие молодые люди, оказавшиеся под влиянием националистов-экстремистов, могли бы найти здесь применение своим силам и быть использованы в борьбе за европейское дело.

2. Предоставление некоторых незначительных льгот лояльным украинцам, которые тем не менее произвели бы соответствующее впечатление на общественное мнение, укрепили бы в какой-то мере позиции тех активистов, которые выступают за сотрудничество с рейхом. Они могли бы при этом с успехом использовать опасность, которая вытекает из обстановки, складывающейся в последнее время в ходе битвы на востоке.

Потому что успехи большевиков повлекут за собой как прямое следствие усиление в Восточной Галиции ненависти к коммунизму и заставят все население сотрудничать с Рейхом.

III. Разное

А. Коммунистическое движение

Все официальные лица, с которыми я беседовал по этому вопросу, были едины во мнении, что коммунистического движения больше не существует.

Поразительные неудачи советского правления в Восточной Галиции с сентября 1939 по июнь 1941 гг., враждебность крестьянского населения, разоренного в результате коллективизации собственности, православной церкви и католиков, украинцев и поляков, воспоминания о 300 000 угнанных, резня, предшествовавшая отступлению большевиков - все это сделало коммунизм невозможным. Жители Восточной Галиции обладают иммунитетом против этой чумы. Массовое выступление 84 000 добровольцев, происшедшее после Сталинграда перед лицом красной угрозы, следует рассматривать как спонтанную акцию народа, обреченного на смерть, если только армия Сталина одержит победу. Украинцы утверждают, что в случае опасности может быть сформирована армия численностью 500 000 человек. Во всяком случае это будут мужчины, полные решимости скорее умереть с оружием в руках, чем еще раз пережить советское господство.

На этот счет нет никаких сомнений. Единственными друзьями Советов являются так называемые люмпен-пролетарии - подонки крупных городов: воры, преступники, питающие надежду на легкую добычу при возвращении Красной армии. В сельской местности коммунистических элементов нет вообще. Коммунисты смогут собрать вокруг себя лишь еврейские банды и партизан. Но если даже коммунистическое движение (партия и идеология) исчезнут, то этого не произойдет с советскими агентами. Наоборот, создается впечатление, что сельская местность кишит советскими шпионами и диверсантами, и опасность, которую они представляют, нельзя недооценивать. Установлено, что в Восточной Галиции остались 10 000 советских служащих, часть из которых является сотрудниками НКВД. Продолжительное время они ограничивались лишь тем, что наблюдали и передавали сведения. В связи с последними успехами русских они начали вести агитацию.

Все деятели, с которыми я обсуждал этот вопрос, соглашаются, что здесь существует определенная опасность. Впрочем, эту опасность не следует преувеличивать, так как весь народ настроен антибольшевистски, независимо от вероисповедания, принадлежности к политической партии и от национальности.

Б. Польские интриги

Так как поляки составляют 60% населения Львова и значительную часть населения на западе Галиции, то необходимо подчеркнуть, что польские интриги заслуживают повышенного внимания.

В Европе известен факт, что в Варшаве действует тайная польская организация, располагающая значительными средствами. Ее деятельность распространяется не только на Польшу, но и на все другие страны, выдвигающие притязания к Польше. Эта организация опирается не только на необузданный патриотизм поляков, но и использует средства, которые ей предоставляет Англия и Соединенные Штаты через польский комитет в Лондоне. Поляки действуют не только устной пропагандой, но и террором. Они без устали повторяют, что победа англо-американских войск не вызывает сомнения и что большевики будут оттеснены к бывшей польской границе, установленной рижским договором в 1921 г., и что новая Польша будет простираться от Берлина до Риги. Распространение таких бредней, тотальное непонимание большевистской опасности, детская вера в непобедимость англо-американцев - все это достаточно хорошо характеризует легкомыслие и беспредметность этой пропаганды. Даже самые простые люди в противоположность этому убеждены, что большевистские силы представляют собой единственную реальную опасность для Европы. Что же касается англо-американцев, то они пока все время одерживают легкие победы, покупаемые ценой предательства.

Относительно украинцев польская устная и письменная пропаганда колеблется между двумя позициями. То она грозит украинцам уничтожить после победы англо-американцев весь их народ за то, что он оказывал помощь немцам, то она призывает объединиться для совместной борьбы с общим врагом, то есть с Германией.

Украинская национальная рада получает из Варшавы манифесты как одного, так и другого вида, которые ей посылают с целью запугивания. Непосредственная деятельность поляков, то есть убийство возможных украинских лидеров, что особенно часто имело место в районе Холм (см. заявление монсеньора Шептицкого) распространяется на восточные области Галиции.

Убивают не только политических лидеров, но и врачей, интеллектуалов, стремясь уничтожить и без того немногочисленную высшую прослойку украинского национального движения. Хватают прямо на улицах украинских полицейских и служащих местной милиции, созданной в начале этого года.

Техника этих убийств, как я слышал, доведена до совершенства. Убийцам чаще всего удается скрыться, так как полки действуют в духе старых террористических традиций, применяя методы, которыми пользовался еще Пилсудский в 1914 году. С другой стороны, они всегда находят сообщников среди польского населения Львова, которые помогают им совершить преступления и скрыться. Кроме того, служащие украинской полиции, подвергающиеся нападению на улицах, в большинстве случаев крестьяне, не имеющие понятия о тактике уличных боев, чем и объясняется тот факт, что они несут невосполнимые потери.

Само собой разумеется, что руководители этих польских организаций сидят в Варшаве.

Я предлагаю вышеизложенный материал с обычным выражением неуверенности в достоверности моей информации. Однако в общем и в целом она предоставляется мне достоверной.

В Украине копия документа: ЦГАВОВ и УУ, ф. КМФ-8, т. 454, р. 24, к. 810-822.

_______________________________

Стоило ли сотрудничать с Третьим Рейхом? ("Le Monde diplomatique", Франция)

'Еврейский вопрос' для ОУН-УПА ("Газета 2000", Украина)