О, эти выборы! О, эта интрига! Кто победит - восходящая звезда Дмитрий Обамович Медведев или ветеран Геннадий Маккейнович Зюганов? Все мы, затаив дыхание, сидим на краешке стула, и не сводим глаз с экранов, ловя малейшие движения цифр социологических опросов?

Да нет, конечно. Дошло даже до того, что Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) не смогла вовремя вспомнить, как звучит фамилия лидирующего кандидата на выборах в России. Когда во вторник, во время очередных теледебатов с Бараком Обамой (Barack Obama), ее спросили: 'И кто же это будет? Вы знаете его имя?', она ответила: 'Ну этот, как его. . . Медивед. . . Медвед. . . что-то в этом роде. . .'. Вот вы, например, можете себе представить нечто подобное лет двадцать назад, когда был еще Советский Союз? 'Ну этот. . . Хорба. . . Горба. . . типа того. . .'

Спокойствию и незаинтересованности североамериканцев и западноевропейцев по этому вопросу есть несколько причин. Во-первых, мы уже не считаем, что Россия так же важна для нас, как раньше, и не считаем, что она угрожает нам так же сильно, как раньше. Это, скорее всего, неверное представление, но оно имеет место. Во-вторых, результат выборов известен заранее, и президентский пост получит Дмитрий. . . ЭтотКакЕго. . . В общем, верный питерский пес Путина.

А все потому, что Россия Владимира Путина - страна не демократическая. Она усиленно притворяется таковой - называет себя 'суверенной демократией', - но разница между простой демократией и суверенной оказывается примерно такой же, как между простой рубашкой и смирительной. Кандидата в президенты от либералов Михаила Касьянова отстраняют от участия в выборах из-за формальностей, которые практически наверняка сфабрикованы самими властями. Инакомыслящим - тому же чемпиону мира по шахматам Гарри Каспарову - выкручивают руки и бросают их за решетку. Большая часть всех значительных СМИ контролируется, прямо или косвенно, Кремлем. Независимые журналисты живут в страхе за свою жизнь.

Только что опубликовала свой очередной доклад организация "Международная амнистия" (Amnesty International). В нем она указывает на систематическое ограничение деятельности российских неправительственных организаций и приводит факты многих других ограничений свободы собраний и совести. Прошедшие в декабре выборы в парламент наблюдатели Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе назвали несвободными и несправедливыми. О предстоящих выборах президента они даже не упоминают - по той простой причине, что российские власти не позволили им нормально работать. Эта политическая система не доходит до тоталитаризма старого Советского Союза, но, тем не менее, представляет собой страшную форму авторитаризма, рядящегося в демократические одежды. Это волк в овечьей шкуре.

А что же нам со всем этим делать? В последние годы русский волк постоянно обходит на поворотах свободные страны свободного мира вообще и европейские страны в частности. Многих своих соседей он запугал - на этот раз не танками и ракетами, а банками и трубами вкупе с торговыми эмбарго. Один шведский исследователь подсчитал, что с 1992 по 2006 год со стороны России было допущено 55 случаев прекращения или угрозы прекращения поставок. Конечно, обычно в качестве оправдания приводились 'технические' причины, но как-то так получалось, что возникали эти причины главным образом тогда, когда Москве нужно было получить какие-либо политические или экономические преимущества - повлиять на исход выборов или организовать продажу энергетической инфраструктуры своим государственным компаниям - например, 'Газпрому'.

А страны Европейского Союза в своих отношениях с Москвой тем временем стабильно шли кто в лес, кто по дрова. Уже давно замечено, что если кому-то хочется посмотреть, как страны ЕС умеют до невероятия лениво копошиться и активно ругаться между собой, то ему достаточно заговорить с ними с высоты положения какой-нибудь крупной, богатой и могущественной страны - России, Китая или США. Что в Пекине, что в Москве, что в Вашингтоне политики разделяют о Европейском Союзе одно и то же мнение, которое может варьироваться лишь в пределах от скептицизма до открытого презрения. А чего от них ждать, если одно национальное правительство за другим приходят к ним на полусогнутых и с готовностью подписывает сепаратные сделки? Чему удивляться, видя, что путинская Россия понимает: преследовать собственные национальные интересы гораздо удобнее, если иметь дело со странами Европы по отдельности? В отношениях и с Россией, и с Китаем, и с США нынешняя Европа - просто подарок с надписью 'разделяй меня и властвуй надо мной'.

Причем подобным низкопоклонством злоупотребляют не только государства, но и отдельные личности. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder), в свое время сделавший все для осуществления проекта российского газопровода Nord Stream по дну Балтийского моря, после ухода с канцлерского поста стал председателем консорциума, который занимается строительством этого газопровода. И менее чем полтора года назад он заявил в интервью, что Путин - 'демократ чистой воды'. Понятное дело, ведь черное на самом деле белого цвета.

То жалкое состояние, в котором сегодня находится Европа, в полной мере раскрывается в последнем докладе Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), панъевропейского аналитического центра, в котором я вхожу в состав научного совета. В документе указывается, что как единое целое Европейский Союз гораздо сильнее России: по объему экономки он превосходит Россию в 15 раз (по этому показателю Россия чуть-чуть перекрывает сегодня Бельгию плюс Нидерланды); на ЕС приходится примерно половина всего российского внешнеторгового оборота, в то время как Россия всего лишь обеспечивает ЕС газом на 25 процентов. Что же касается "мягкого влияния", призванного привлекать друзей, а не отгонять врагов, то здесь Россия даже не ночевала. Иными словами, хвост виляет собакой только потому, что Европа столь сильно разобщена.

Уже сегодня в европейских столицах очень многие понимают, что странам ЕС необходимо 'сверить часы' между собой в своих отношениях с Россией - а это значит, что сверять надо и содержание энергетической политики. Однако от этого понимания так и не будет толку, пока лидеры Европы не согласуют ту общую линию, вокруг которой они будут эту политику выстраивать. И выборы - хотя правильнее будет сказать: 'коронация' - нового президента России предоставляют им прекрасную возможность согласовать, где будет эта линия проходить, причем как для Европы, так и для других стран.

Во вторник Хиллари Клинтон заявила, что Америке нужна 'более реалистичная и эффективная стратегия относительно России'. Она добавила, что 'хотя технически встречи будут проводиться с человеком, как бы занимающим должность президента, решения будет принимать Путин', - это не просто ее слова. Это довольно широко распространенное мнение; так думает большинство наблюдателей, поскольку Путин не только будет премьер-министром, но и будет иметь подавляющее большинство в парламенте. Судя по всему, так же думают и сам Путин, и, возможно, даже сам Медведев. И в краткосрочной перспективе все они, вполне возможно, правы.

Однако лично я не стал бы так уж категорично утверждать, что это будет продолжаться вечно. По конституции, президенту все же дается больше полномочий, а должность первого человека в Кремле, как мы видим, в конце концов бьет в голову. К тому же, сколько бы у России ни было природных ресурсов, есть и другие факторы, влиянию которых она будет подвергаться все больше и больше - это и медленно растущий средний класс, и усиление Китая, и политика Европы и США. Так что кто знает - может быть, в один прекрасный день Путин перенапряжется на тренировке по дзюдо, упадет под трамвай - ну, в общем, вы понимаете. . .

В любом случае, я уверен, что момент президентских выборов необходимо использовать для того, чтобы обозначить начало наших новых отношений с Россией с чистого листа. И Европейский Союз, и - со следующего года - новый президент США должны вступить с Медведевым и его командой в активное, но жесткое взаимодействие. Медведев относительно молод и к тому же, говорят, несколько более открыто настроен к свободному рынку, нежели Путин. За ним замечено уже немало таких заявлений, как 'Мы хорошо понимаем: еще ни одно недемократическое государство не стало по-настоящему процветающим'. Интересная формула.

Как бы там ни было, у нас все равно нет альтернативы. Нам придется взаимодействовать с Россией по целому ряду внешнеполитических вопросов - от Косово до Ирана, - по которым у нее есть вето в Организации Объединенных Наций и другие возможности препятствовать движению процесса. Однако условия нашего с ней взаимодействия необходимо прописать гораздо более четко, чем сегодня. Как минимум, в них должна бать заложена необходимость больше уважать суверенитет соседних стран, права человека и принцип верховенства закона - и у себя дома, и за границей. Мы должны это сказать - громко, вслух и вместе.

________________________________________________

Проснись, Европа ("Hardnews", Индия)

Одурманенные трубой ("The Economist", Великобритания)

От новых лидеров требуется новое лидерство ("The Financial Times", Великобритания)