'Зарплаты растут на 16% в год. Вот ответ на ваш вопрос', - сказал Путин российскому журналисту. По его словам, это и есть объяснение для той легкости, с которой его кандидат Дмитрий Медведев был избран президентом 2 марта. Но это лишь половина правды. Более чем 70-процентный рейтинг популярности Путина, который легко передался Медведеву, в основном объясняется циклом процветания, который переживает Россия. Вторая половина правды в том, что у Медведева не было конкурентов. Не то, чтобы у других партий не было своих кандидатов на президентский пост. Дело в том, что за восемь лет у власти авторитарный режим Путина гарантировал себе отсутствие эффективной оппозиции и свободной прессы.

Путин покидает пост президента, но не власть. Он будет премьер-министром, и, вероятно, главным лицом, ответственным за управление Россией. И такая перспектива не сулит надежду на две большие перемены, которые так нужны России: стране необходимо построить действительно эффективную и прочную экономику, которая не зависит только от нефти, как сегодня, и провести настоящую демократизацию.

Русские сегодня живут лучше, чем когда-либо за всю свою историю. С момента прихода Путина к власти страна росла в среднем на 6,5% в год. Россия является шестым по объемам потребительским рынком Европы. Путин любит напоминать, что когда он пришел к власти, страна переживала тяжелый экономический кризис. В 1998 году Россия прекратила выплату своего внешнего долга, и рубль подвергся значительной девальвации. Путин также гордится возвратом уважения к таким институтам, как президентство. Его предшественник Борис Ельцин покидал свой пост в 1999 году с рейтингом популярности в районе 5%. В своей речи в 2000 году Путин подверг критике постсоветскую систему Ельцина и обвинил ее лидеров в 'действиях, направленных против государства и общества, в интересах олигархии, и в растрате национального достояния'.

Путин несправедлив к Ельцину, и преувеличивает свою собственную роль. На самом деле восстановление экономики началось еще в последний год президентства Ельцина. Кризис внешнего долга и вызванная им сильнейшая девальвация рубля вынудили страну пойти на реформы, которые до этого не удавалось осуществить. Курс национальной валюты стал рыночным, и, что главное, правительство ввело жесточайшую финансовую дисциплину - попросту потому, что у него не было ни собственных средств, ни кредитов.

Заслуга Путина в том, что он сумел сохранить эту макроэкономическую стабильность. Он поставил во главе экономики либерала Андрея Илларионова. Проработав в правительстве до 2005 года, Илларионов срезал налоги и упростил фискальную систему. Снижение налогов было достигнуто самым очевидным способом - снижением правительственных расходов.

Но ельцинские олигархи были плодом того же политического использования экономической власти, который практикует сам Путин. Только с обратным знаком. Ельцин стал президентом России после развала СССР. Он пришел к власти в борьбе с коммунистами-радикалами. Они хотели дать обратный ход всем либеральным реформам, которые начал в 1980-е годы Михаил Горбачев. Чтобы удержаться у власти, Ельцин наскоро приватизировал весь гигантский коммунистический госсектор. И получил два результата: разрушил основную базу власти коммунистов и создал при поддержке миллионеров, вставших у руля компаний, олигархию, на которую мог опираться.

Когда внутренние распри среди олигархов, а также между ними и силами безопасности стали угрожать существованию правительства, Ельцин сделал ставку на силовиков. Путин был тогда главой ФСБ, наследницей коммунистического КГБ. Тогда же его назначили премьер-министром, а затем кандидатом в президенты.

Оказавшись у власти, Путин поменял направление ельцинской политики на противоположное. Ельцину требовалось разобрать гигантскую советскую репрессивную машину. Путину нужно было реставрировать государственные институты и организовать функциональное государство. Для этого он вернул в собственность государства значительную часть приватизированных предприятий и поменял руководивших ими олигархов на бывших военных и сотрудников спецслужб.

Разрушение 'ЮКОСа' в 2003 году может служить хорошей иллюстрацией этого процесса. Отобрав крупнейшую в стране нефтяную компанию у ее президента Михаила Ходорковского, Путин покончил с последним олигархом ельцинской эпохи. Кроме того, Путин вернул государству контроль над нефтяной промышленностью - основным богатством страны - и консолидировал ее новую олигархию. Сегодня до 75% руководящих постов в среднем и высшем эшелонах правительства и на госпредприятиях России занимают выходцы из вооруженных сил и служб безопасности.

Если с политической точки зрения развал 'ЮКОСа' и его поглощение государственной 'Роснефтью' достигли своих целей, то в экономическом отношении эта акция была провалом. До 2003 года добыча нефти в России росла на 9% в год. Затем этот показатель упал до 1%. Если бы цены на нефть не взлетели, у Путина были бы трудности. За время нахождения Путина у власти цены на нефть выросли в четыре раза за счет экономического роста в Китае и войны в Ираке. И путинская Россия зависит от нефти. Около 31% экспорта страны приходятся на нефть и газ.

Проблема в том, что высокие цены на нефть и газ позволили Путину избежать проведения экономических реформ. Он смог сохранить рост экономики - основное 'топливо' своей популярности. При этом ему не пришлось модернизировать промышленность, создавать систему социального страхования взамен советской, отмененной более десяти лет назад. Такие структурные проблемы, как недостаток юридической защиты граждан, бюрократия и растущая коррупция, также остались нерешенными.

Одна из новых реалий посткоммунистической России - 'новые русские'. Они богаты и любят выставлять свое богатство напоказ. Они обожают люксовую продукцию западных фирм. Но их главная черта в том, что эти люди еще и настоящие предприниматели. Они богаты не оттого, что выиграли от ельцинской приватизации, и не потому, что беззаветно верны Путину. Они - великая надежда на устойчивый рост России не связанный с экспортом нефти. И для них Путин в гораздо большей степени представляет угрозу, чем покровительство.

Малые и средние предприятия дают всего лишь 15% ВВП России. Производительность труда в стране низкая. И то и другое - следствия отсутствия конкуренции. И система фаворитизма во власти, заведенная Путиным, только поощряет это. Гораздо легче использовать политическое влияние и посадить конкурента в тюрьму за какое-нибудь нарушение, чем бороться с ним за потребителей на рынке. Хотя бы потому, что юридическая система, которую Путин отказывается реформировать, делает всех предпринимателей заложниками правительства: никто из них не в состоянии соблюдать все законы. Таким образом, правительство может в любой момент вмешаться в бизнес. 'Империя закона уступила место империи отчаянных храбрецов', - говорит сегодня бывший министр Илларионов.

'Трагедия эры Путина в том, что ни один из авторитарных шагов, которые он предпринял, не был нужен для обеспечения экономического роста, политической стабильности или популярности президента', - говорит профессор политологии Стэндфордского университета Майкл Макфол (Michael McFaul).

Когда Путина выбрали президентом, в стране было три общенациональных сети телевидения. Телевидение - единственное СМИ в России, способное вещать на всю территорию страны. Государство владело одной из трех сетей. В конце концов, Путин заполучил контроль над остальными двумя. Тенденция контроля над СМИ распространилась и на газеты. Сегодня самые главные из них принадлежат союзникам Путина. Он также покончил с независимостью региональных правительств России. С 2004 года губернаторов назначает президент. Относительно молодой адвокат Дмитрий Медведев в свои 42 года наследует всю эту власть. Адвокат Медведев работал на Путина с самого начала его политического восхождения. Как ни странно, Медведев не из числа силовиков. И может быть именно в этом причина того, что именно он был выбран преемником Путина. Он не гарантировал бы победу ни одной из групп силовиков, борющихся сегодня за власть в России. 'Таким образом, он не нарушит баланс сил в стране', - считает специалист по России Совета по международным отношениям США Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich).

Вероятный спад мировой экономики может обвалить цены на нефть. Внутренние споры в России также могут быть взрывоопасными, поскольку происходят в системе, которая очень слабо защищена исполнением законов и правосудием. С учетом этих обстоятельств годы Медведева обещают быть нелегкими.

_____________________________________

Что ждет Дмитрия Медведева ("Le Monde", Франция)

Воспользоваться 'моментом Медведева' ("The International Herald Tribune", США)