Европейская история склонна забывать о Польше. Это прискорбно, потому что поляки не раз играли ключевую роль в судьбах Европы. В 1683 г. польский король Ян III Собесский сдержал османские армии у врат Вены, за что был прозван турками 'Львом Лехистана'. А в 1920 г., как рассказывает Адам Замойский в своей увлекательной книге, обладающей несомненными литературными достоинствами, именно Польша сдержала экспансию большевистской России на запад.

Во многих отношениях две стороны были неравны: Красная Армия была решительной и опытной боевой силой, закаленной в жестокой гражданской войне с противниками большевиков. По людским ресурсам Россия многократно превосходила послевоенную Польшу, истощенную войной, голоданием и эпидемиями. Польскую армию сложно было назвать сплоченным войском - она состояла из разнородных соединений, сражавшихся во время Первой мировой войны на стороне немцев, австрийцев и русских, не считая колоритного набора вспомогательных литовских, татарских, казацких, венгерских и русских частей, а также эскадры американских летчиков-добровольцев под командованием майора Седрика Фаунтлероя (Cedric E. Fauntleroy) и капитана Мериана Купера (Merian C Cooper), который позже прославился в качестве сорежиссера 'Кинг-Конга' (в финале фильма он пилотирует один из самолетов, летающих вокруг небоскреба Эмпайр Стейт Билдинг, на который забралась обезьяна).

Основная часть книги - это искусное и захватывающее батальное повествование. Сначала успех был на стороне поляков, которые отразили наступление большевиков, прорвали их рубежи и продвинулись на несколько сот миль в глубь Украины. Но через две недели русские устроили успешное контрнаступление, и отбросили поляков, которые заняли оборону под Варшавой на реке Висле. Именно здесь в августе 1920 г. польские силы под командованием Юзефа Пилсудского контратаковали с юга, сдержав и опрокинув русских и отбросив их к реке Неман.

'Варшава 1920' - пример отличной военно-исторической литературы. Замойский позволяет читателю увидеть международную обстановку и политический контекст и обогащает свое повествование голосами современников, создавая симфоническую, трехмерную хронику. Он блестяще описывает передвижения армий, показывая, как в течение недель смещался баланс сил. Его рассказ о двух армиях имеет богатую текстуру и обогащен выразительными портретами важнейших фигур - от польского верховного главнокомандующего Пилсудского, который, по словам одного британского дипломата 'был лишен любезности, приличествующей цивилизованному общению, но имел все признаки мрачного гения', до советского командующего - меланхоличного нигилиста и антисемита, бывшего дворянина Михаила Николаевича Тухачевского.

Это была война эпох: многочисленная кавалерия сыграла ключевую роль на плоском отрытом пространстве, где всадники с револьверами и поднятыми саблями еще были способны громить наступающую пехоту. Некоторым боям предшествовали формализованные дуэли, когда кавалеристы обеих сторон встречались в поединке на ничьей земле между двумя армиями. Самым эффективным русским оружием была тачанка - пулемет, установленный на легкую повозку, который можно было ввести в бой, развернуть и использовать против неприятеля. Маневрирование в немалой степени состояло из старомодных обходов по флангам, призванным отрезать противника от путей снабжения.

И все же, как показывает Замойский, советско-польская война 1920 г. несла в себе семена ужасного будущего. Жестокость нарастала с обеих сторон. Пленных офицеров, как правило, пытали до смерти, а карательные меры в отношении евреев применяли и русские и поляки. Сталин так и не простил полякам их ожесточенного сопротивления в 1920 г. - и это может объяснить жестокость советской оккупации восточной Польши в 1940 г., когда жертвами кампании уничтожения стали офицеры, священники, помещики, врачи, ветеринары и другие представители национальной интеллигенции. Мало кто из командующих - будь то русские или поляки - мирно умер в своей постели. Большинство попало в мясорубку террора. А бои 1920 г., хотя и напоминали кавалерийские маневры XVII века, были также предвкушением нового мира мобильных боевых действий, в котором сражения выигрываются глубокими ударами и зажатием противника в клещи - разумеется, при помощи не кавалерии, а бронетанковой техники нового поколения.

Warsaw 1920: Lenin's Failed Conquest of Europe by Adam Zamoyski. HarperCollins £14.99 pp160

_____________________________________

IV раздел Польши ("Wprost", Польша)

Гжегож Слюбовский: "В сознании россиян гораздо больше белых пятен, чем в сознании поляков" ("Wprost", Польша)

"XX век был один огромный Аушвиц, в котором все друг друга обвиняли" ("ИноСМИ", Россия)