Джордж Буш не всегда прав. На прошлой неделе произошло необычное событие. На этот раз европейские лидеры НАТО проявили больше геополитической мудрости, чем американский президент. Буш хотел настоять на присоединении к НАТО Украины и Грузии. Европейцы выступили против - и правильно сделали.

Удивительно, что президент допустил такую ошибку в расчетах. Обычно на его дипломатические действия оказывают влияние, порой даже чрезмерное, личные взаимоотношения президента с иностранными лидерами. А с Путиным он всегда неплохо ладил. Да и сейчас Буш находится в Сочи - летней резиденции российского президента на Черном море. Это прощальный визит, последняя встреча двух этих людей в качестве глав государств. Сам факт такого приглашения свидетельствует об их взаимном уважении, которое оказалось выше споров. Однако в данном споре США были неправы.

По словам Джулиана Эмери (Julian Amery) (бывший британский министр, депутат парламента - прим. перев.), НАТО была создана для того, чтобы 'американцы были в Европе, немцы под Европой, а русские вне Европы'. Со временем миссия альянса трансформировалась в реагирование на угрозы. Разгромленный враг Германия стала союзницей. Американцы проявили завидную готовность и желание остаться в Европе, за что так и не получили достойной благодарности. Под их руководством НАТО стала щитом Запада в 'холодной войне'. На протяжении четырех десятилетий эта организация была антироссийским альянсом, что являлось необходимостью. Но мир сегодня в корне изменился. Запад выиграл 'холодную войну'. Сегодня у нас нет неразрешимого конфликта интересов с русскими, и теперь пришла пора русским получить хоть какую-то благодарность.

Вспомните о событиях 20-летней давности. Если бы в те годы кто-то сказал, что в течение десятилетия исчезнет советская империя, а вместе с ней и советская экономическая система, его бы бесплатно посадили в сумасшедший дом. Свобода и демократия в основном доставались народам на продвинутых этапах развития их стран, когда они были готовы к их восприятию. Но российская империя не может претендовать на такое же наследие, как британская. И тем не менее, распад российской империи сопровождался гораздо меньшими потерями.

Поэтому русские заслуживают определенной похвалы. Вполне понятно, что не получая ее, они сердятся. Сегодня мало кто из российских политиков и общественных деятелей станет защищать репутацию и историю своей страны в годы 'холодной войны'. Русские понимают, зачем нам нужна была НАТО в те дни, когда русский медведь вечно грозил вырваться из своего логова и напасть на овчарню Запада. Однако сейчас все выглядит так, будто мы сами хотим маршем дойти до логова и забросать медведя камнями. Неудивительно поэтому, что он время от времени начинает рычать.

Столица Украины Киев была также столицей древней Руси. А теперь представьте себе наши чувства, если бы Кент стал независимым государством со столицей в Кентербери. Однако русские привыкают к новым реалиям и учатся жить в новых условиях. Нам надо надеяться на то, что они не откажутся полностью от своего имперского прошлого.

Хотя есть надежда, что многочисленные 'станы' в бывшей советской Центральной Азии будут развиваться мирно, гарантий этого вам никто не даст.

Мы в определенной мере должны быть благодарны России за ее вмешательство в дела какого-нибудь несостоявшегося государства. В виду тех глобальных вызовов, которые так быстро взяли верх в новом мировом порядке Джорджа Буша-старшего, нам нужна новая система механизмов глобальной безопасности, в которую должна входить и Россия.

Это не значит, что НАТО нужно распустить. Никто, и прежде всего, сами русские, не знает, что случится в этой великой, но неспокойной стране за следующие двадцать лет. Не время ликвидировать наши системы вооружений. Но нам следует отказаться от наших идей и представлений времен 'холодной войны'. В свете новых обстоятельств нам следует очень серьезно задуматься о России.

Правые политики в вопросах международных отношений обычно действуют намного лучше, чем левые, потому что они подходят к дипломатии с позиций жесткого реализма, не страдающего от иллюзий. Наставниками правых являются Каслри, Меттерних, Бисмарк, Солсбери и Киссинджер - а не Палмерстон или Вудро Вильсон. Консерваторы понимают, что мир не способен к совершенствованию, что цивилизация это ни что иное, как коллективная мечта, что реальная политика почти всегда более совершенный компас, нежели идеализм.

Однако в последние годы мы стали свидетелями появления этакого политического оксюморона (термин античной стилистики, обозначающий нарочитое сочетание противоречивых понятий - прим. перев.) - правого идеализма, находящегося под существенным влиянием неоконсерваторов. Часть из них, особенно те, кто во времена 'холодной войны' служил в рядах армии ее памфлетистов, сегодня не хочет отказываться от простой романтики той эпохи. Они хранят в своих сундуках облигации 'холодной войны' точно так же, как более ранние поколения упорно хранили царские железнодорожные облигации.

Пора этими облигациями оклеить стены, потому что глупо смотреть на сегодняшнюю Россию через очки 'холодной войны'. Слишком многое изменилось. Конечно, результат далеко не идеален, но кто, кроме мечтателей-сказочников, мог подумать, что все будет по-другому? Ведь прошло всего 15 лет с тех пор, как госпожа Тэтчер, которой разочарование от ухода из власти прибавило красноречия, резко критиковала западных лидеров за то, что они делают недостаточно для преодоления Россией хаоса ельцинских лет. Она предупреждала, что через несколько лет все мы начнем задавать обличительный вопрос: 'Кто потерял Россию?' Но Россия не потерялась.

Есть проблемы, многие из них связаны с передачей государственной собственности олигархам и их политическим вассалам. Нельзя было изобрести лучшего способа для расцвета коррупции, причем в огромном масштабе. Однако экономика России развивается, а гражданское общество не отброшено назад в глубокую спячку. Мне рассказывали, как русские на обедах и приемах в Москве часами убеждают людей с Запада, что они больше не отваживаются говорить то, что думают. Но было неизбежным то, что Россия, отказавшись от советских идеалов, вступит на ухабистую дорогу, а не прямой путь. Да, Путин не Томас Джефферсон. Но это не значит, что он Сталин.

Пару дней назад Путин сказал, что в Европе больше нет идеологических конфликтов. Он был прав лишь отчасти. Появилась новая угроза британской свободе. В ней применятся та же тактика, которая использовалась Варшавским Договором во времена 'холодной войны': попутчики, агенты влияния, тайная и бесчестная кампания по подрыву британских ценностей и по подготовке нашего народа к чужеземному правлению.

Эти новые враги даже манипулируют демократическими выборами в нашей стране. Евролюбивые политики давали обещания, чтобы повлиять на результат, но после победы изменяли своему слову. Мы знаем, как осуждать такое поведение, когда такое происходит в России. Но теперь Европейский Союз пришел на смену Советскому Союзу и стал главной угрозой нашей свободе и нашему торжеству права.

Нет никаких сомнений в том, что мы и дальше будем ссориться с Россией. Остается надеяться, что беглых шпионов больше не будут кормить полониевыми суши в лондонских ресторанах. Вместе с тем, есть все основания полагать, что через несколько лет будет так же абсурдно считать НАТО антироссийским альянсом, как сейчас абсурдно возрождать изначальное антигерманское предназначение этого альянса.

_____________________________________________

НАТО-угроза миру. Диафильм по истории для X класса, 1985 г. (Студия "Диафильм", Госкино СССР)

Похоже, в России нет 'хромых уток' ("The Guardian", Великобритания)

Провоцируя российскую паранойю, мы подвергаем себя опасности ("The Observer", Великобритания)

Время для более тонкого подхода к Кремлю ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.