Спустя несколько дней после июньских столкновений 2007 года между ФАТХ и ХАМАС в секторе Газа председатель Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас выглядел строгим и собранным, обмениваясь рукопожатиями с членами своего нового чрезвычайного правительства. Издавая указ, поставивший вооруженные формирования ХАМАС вне закона, и приостанавливая действие соответствующих положений Основного закона, служившего для автономии конституцией, он убедился, что его действия выглядели максимально законными.

Согласно Основному закону, правительство может считаться конституционным, только если его одобрит палестинский парламент. Аббас издал указ, отменяющий действие этого положения в законе, тем самым, лишив палестинцев одного из их величайших совместных достижений - демократии.

Демократия, если она настоящая, поистине значимое и много стоящее явление. Принимая во внимание 'невозможные' условия, в которых зародилась и выросла, в частности, палестинская демократия, - военная оккупация, международное давление и крайняя бедность - ее можно назвать еще и историческим событием. В отличие от поголовного 'благоразумия' в отношении американской оккупации Ирака, арабы вдруг проявили поразительную способность к проведению демократических процессов.

К сожалению, добиться торжества демократии еще не значит ее сохранить.

Почти сразу после нашумевшей победы ХАМАС на выборах в январе 2006 года региональные и мировые политические силы зашевелились, чтобы задушить и аннулировать результаты голосования. Высокомерная интеллигенция писала о несовместимости ислама и демократии, политики осуждали победу ХАМАС, расценивая ее как угрозу наступления милитаризма и экстремизма, а мировые лидеры поспешили заявить о своей поддержке 'законного' Аббаса, противопоставляя его 'незаконному' ХАМАС. Все это выглядело поистине смешно.

Израилю столкновения между аббасовским ФАТХ и исламистским ХАМАС были только на руку. Сравнимую с этим выгоду он получил только от террористических атак на США 11 сентября, которые совсем недавно - и уже не в первый раз - лидер израильской партии 'Ликуд' Беньямин Нетаньяху охарактеризовал как благо для Израиля.

Таким же благом стала для Израиля и палестинская междоусобица, в результате которой неугодная ему палестинская демократия перестала составлять конкуренцию израильской самопровозглашенной 'единственной демократии на Ближнем Востоке'. Более того, палестинцев вновь выставили неуправляемым сборищем, неспособным предоставить серьезных переговорщиков по мирному урегулированию и создать атмосферу 'безопасности', о достижении которой так часто мечтает Израиль.

Что касается Аббаса и его министров, то они не могли не знать, что внезапно обретенное благоволение к ним Америки и Израиля было условным. В конце концов, они те же самые люди, занимающие те же позиции и играющие те же роли, что и министры, помощники, друзья и представители покойного Ясира Арафата, ставшего, как и его окружение, в один момент неугодным. Аббас и его люди также хорошо понимали, что выступают теперь в новой роли противовеса ХАМАС. И вместо того, чтобы отказаться от роли марионеток, кабинет министров Аббаса включился в игру.

Внезапно конфликт, который до этого момента рассматривался как противоборство Израиля и палестинцев, превратился в противостояние Аббаса и его сторонников (Израиля и США) с одной стороны и ХАМАС в одиночку - с другой. Израильские поселения, оккупация и нарушения международного права перестали быть камнем преткновения, а корнем проблемы стали антидемократические 'темные силы' в Газе, которым противопоставлялись мирные и цивилизованные силы в Рамалле и Тель-Авиве. Чтобы подкрепить эти крайне сомнительные утверждения 'действием', Аббас и израильский премьер-министр Эхуд Ольмерт затеяли свою возню по достижению иллюзорного мира. Начало этому положила встреча в Аннаполисе, за которой последовал ряд регулярно созываемых, но в равной степени тщетных переговоров в Израиле. Мало кто надеялся, что эти встречи приведут хоть к сколько-нибудь значащим результатам. Всем было очевидно, их цель - еще больше изолировать ХАМАС и обозначить союз Аббаса с Израилем.

Чтобы продолжить начатое, ХАМАС и ФАТХ не дадут воссоединиться - по крайней мере до тех пор, пока Израиль и США не решат сменить тактику. Конечно, это не значит, что предпосылок к этому воссоединению совсем нет. Партийная раздробленность палестинцев будет означать полную капитуляцию перед лицом воодушевленного агрессивного врага. Мы уже были свидетелями нескольких соглашений, заключенных в 2005 - в Каире, в 2007 - в Мекке и в марте этого года в Сане. Но Аббас, стремясь завоевать благосклонность Израиля к Западному берегу и спасти при этом от трагедии Газу, больше других заинтересован в противоречиях, нежели в согласии. Как сообщала 'Аль-Джазира', Азам аль-Ахмад, представлявший ФАТХ на подписании мирного соглашения с ХАМАС в Йемене, подвергся открытой критике за то, что держал Аббаса 'в неведении' относительно содержания этого документа, хотя аль-Ахмад и настаивал, что Аббас прекрасно осведомлен о его положениях. Судя по всему, принятие документа, который проливает свет на дальнейшие действия по воссоединению двух палестинских сторон, было для Израиля уже слишком. И даже гибель более 120 палестинцев, убитых в начале марта в ходе шестидневного массированного обстрела армией Израиля сектора Газа, оказалась недостаточно мощным стимулом к преодолению израильских угроз палестинскому единству и отказу от жалких попыток 'мирного урегулирования'.

Конечно, здесь замешаны еще и деньги. Всего за несколько дней до провальной встречи в Йемене, США приняли решение перечислить 150 миллионов долларов Палестинской автономии в качестве 'заявленной поддержки правительству Махмуда Аббаса'. Поддержки против кого? Уж точно не против Израиля.

В то время как независимый эксперт ООН по правам человека Джон Дугард, бывший президент США Джимми Картер и южноафриканский священник Десмонд Туту стараются привлечь внимание мировой общественности к тяжелому положению палестинцев и жителей Газы в частности, официальные лица ПНА слишком заняты посещением донорских конференций и принятием пустых заявлений, которые мало кто даже читает. Они ведут себя как нейтральная сторона, зажатая между религиозными фанатиками и Израилем. Прилагаемые ими усилия теперь даже с большой натяжкой нельзя назвать борьбой за Палестину и ее народ. Ни одно освободительное движение или его руководство нигде и никогда не вело себя так. Но Махмуд Аббас и Салям Файяда вряд ли поведут себя иначе.

Перевод - Алексей Фаезов

_____________________________________

Откуда такая паника?! (Asharq Al Awsat, Саудовская Аравия)

Америка и Израиль должны открыть двери для ХАМАС ("The Financial Times", Великобритания)

Оазис или мираж? ("The New York Times", США)