Похоже, Маккейн полагает, что он может волшебным образом объединить два основных направления во внешнеполитическом истеблишменте. Он ошибается.

Такое впечатление, что на фоне битвы между демократами люди забыли об еще одном участнике президентской гонки - некоем Джоне Маккейне. Говорят, что это приносит Маккейну политические очки, потому что его соперники разрывают друг друга на части. На самом же деле, мало кто обращает внимание на то, что говорит кандидат республиканцев или подвергает его слова серьезному анализу.

26 марта Маккейн выступил в Лос-Анджелесе с речью о внешней политике, которую некоторые оценили как его самое всеобъемлющее заявление на данную тему. В ней содержалась самая радикальная идея, предложенная серьезным кандидатом в президенты за последние 25 лет. Однако почти никто не обратил на это внимания.

В своей речи Маккейн предложил Соединенным Штатам изгнать Россию из 'большой восьмерки', группы промышленно развитых стран. Москва была включена в это объединение в 1990-е годы в знак признания и поощрения за окончание 'холодной войны' на условиях Запада, роспуск советской империи и масштабное отступление с окраин бывшей Российской империи. Кроме того, Маккейн предложил Соединенным Штатам расширить 'большую восьмерку' путем включения в нее Индии и Бразилии, но многозначительно исключил из концерта держав Китай.

Мы уже несколько месяцев обсуждаем слова Барака Обамы о том, что при некоторых обстоятельствах он мог бы встретиться с иранцами и венесуэльцами. То, что эта мысль воспринята как революция в политике США, в то время как предложение Маккейна прошло почти незамеченным, указывает на нездоровую тенденцию во внешнеполитических дебатах. Заявленное Маккейном имеет огромное значение - он предлагает Соединенным Штатам взять на вооружение политику активного исключения и враждебности по отношению к двум ключевым глобальным державам. Это стало бы полным пересмотром американской политики интеграции двух этих стран в глобальный порядок, которая проводится уже не первое десятилетие представителями обеих партий - политики, начатой при Ричарде Никсоне (в отношении Пекина) и продолженной при Рональде Рейгане (в отношении Москвы). Такая политика может привести к отчуждению многих стран Европы и Азии, которые воспримут ее как попытку Вашингтона начать новую 'холодную войну'.

Мне печально писать об этом, потому что я искренне восхищаюсь Джоном Маккейном, человеком большого ума, чести и огромного личного и политического мужества. Кроме того, я согласен со многими другими тезисами его лос-анджелесского выступления. Но в последние годы Маккейн превратился во внешнеполитического шизофреника, мечущегося между позерством неоконсерватора и здравым смыслом реалиста. Его речь словно написана двумя очень разными людьми, каждый из которых высказался в нескольких абзацах по всем темам.

Неоконсервативное видение, присутствующее в речи, является, по сути, провозглашением идеологии. Она объявляет войну России и Китаю, но также ставит Соединенные Штаты в активную оппозицию всем недемократическим странам. Она предлагает создать Лигу демократий, призванную, по всей видимости, играть ту роль, которую сегодня играет ООН с тем отличием, что туда не пустят недемократические страны. Этот подход лишен стратегических рамок. В чем выгода такого отчуждения двух великих держав? Как Лига демократий будет бороться с терроризмом, исключая такие страны, как Марокко, Египет и Сингапур? В чем выгода для рядового американца от снижения нашего влияния в Саудовской Аравии, возглавляющей нефтяной 'Центробанк', пока мы еще крайне зависим от этого энергоносителя?

Важнейшей проблемой для Соединенных Штатов в области безопасности является контроль за рынками ядерных материалов. Террористическая организация может поставить под угрозу существование мирового порядка, всего лишь получив доступ к таким материалам. Кроме того, мы заинтересованы в том, чтобы прекратить распространения ядерного оружия, особенно такими проблемными режимами, как иранский и северокорейский. Для достижения обеих этих важнейших целей - что обеспечит безопасность Америке и миру - нам нужно сотрудничество России. Чего мы добьемся необоснованным нагнетанием враждебности в отношении Москвы? На презрении к диктаторам можно состряпать зажигательную речь, но после того, как умолкнут аплодисменты рядовым американцам придется испытать на себе все осложнения.

Особенно странно выглядит идея о перестройке 'большой восьмерки' без участия Китая. 'Восьмерка' была создана для координирования усилий по решению проблем зарождающейся глобальной экономики. Каждый день эти проблемы умножаются, включая в себя торговлю, загрязнение окружающей среды, валютную политику - и потребность в координации становится все большей. Объединение, которое пытается делать это без участия экономики, занимающей второе место в мире, обрекает себя на неудачу и ненужность. Международные организации - это не группы поддержки, они способствуют решению актуальных глобальных кризисов. Исключение тех или иных стран не решит проблем.

Похоже, Маккейн полагает, что он способен волшебным образом объединить два основных направления во внешнеполитическом истеблишменте. Он ошибается. Ведь речь идет не о личностях, а о двух философски несхожих видениях международных дел. Их столкновение ведет к закулисной борьбе и непоследовательности. Мы уже смотрели это кино. Мы видели американского президента, неспособного выбрать между идеологизированным вице-президентом, и прагматичным государственным секретарем - и результатом была катастрофа первого срока Джорджа Буша. Двадцатью пятью годами ранее мы видели еще одного президента, считавшего, что он может охватить весь спектр внешней политики. Он тоже выступал с речами, подготовленными советниками с различным пониманием миропорядка - то были Сайрус Вэнс (Cyrus Vance) и Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski). Это привело к подковерной борьбе, парализовавшей работу внешнеполитического ведомства в годы правления Картера. Неужели Джон Маккейн хочет еще раз поставить этот эксперимент?

___________________________________________

Обама и Клинтон: два никчемных циника ("The Times", Великобритания)

Кто бы ни победил - Клинтон, Обама или Маккейн - готовьтесь к большому разочарованию ("The Guardian", Великобритания)

От слов Маккейна о России веет ветром 'холодной войны' ("The Washington Post", США)