В ноябре 1947 г. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию N 181 - о создании на территории британской подмандатной территории в Палестине двух независимых государств: еврейского и арабского. 'За' проголосовали тридцать три страны, 'против' - тринадцать. Несколько стран, в том числе Англия, воздержались. Резолюция с полным основанием рассматривалась не только в Москве, а и в Лондоне и Вашингтоне как победа советской дипломатии. В день принятия резолюции сотни тысяч палестинских евреев, обезумевших от счастья, вышли на улицы. Арабские страны, со своей стороны, не приняли решение ООН, они были невероятно возмущены советской позицией. Но Сталина реакция арабских стран не интересовала. Ему было гораздо важнее закрепить дипломатический успех, сделать все возможное для скорейшего присоединения будущего еврейского государства в Палестине к создаваемому мировому лагерю социализма.

Когда Сталин приказал Молотову, Вышинскому и Громыко поддержать сионистов, в Советском Союзе антисемитизм уже в полной мере стал практической политикой партии и государства. Именно в это время, как вспоминает генерал Судоплатов, евреев изгоняли из органов госбезопасности и разведки. Советский резидент в США Хейфец, который блистательно провел операцию по похищению секретов американской атомной бомбы, после возвращения в СССР был уволен из разведки без объяснения причин. Другим его коллегам все стали объяснять потом уже в застенках Лубянки. Сотни асов разведки - от руководителя 'Красной капеллы' Леопольда Треппера до резидента группы 'Дора' в Швейцарии Шандора Радо были арестованы, некоторые расстреляны. Поразительным образом борьба за создание Израиля сопровождалась чисткой советского аппарата от евреев. Но Сталин не видел тут никакого противоречия. Участие в создании еврейского государства в Палестине было способом уменьшить влияние англичан на Ближнем Востоке. Это была главная задача. И если для ее решения необходимо создать, а в дальнейшем и защитить еврейское государство, значит, советское дипломатическое ведомство должно сделать все для этого.

Оружие для Израиля

Через несколько дней после того, как Генеральная ассамблея ООН проголосовала за создание двух новых государств в Палестине, Соединенные Штаты запретили продажу оружия на Ближний Восток. Государственный департамент объявил, что не будет выдавать паспорта лицам, намеренным служить в неамериканских вооруженных силах. Это было направлено против американских евреев, которые хотели помочь Израилю. Но Англия отказалась присоединиться к эмбарго. Она подписала крупные контракты с арабскими странами, которые не хотела разрывать. Так что арабский мир продолжал получать оружие в огромных количествах.

Палестинские евреи обратились к советским представителям. Будущий министр иностранных дел Израиля Моше Шерток 5 февраля 1948 г. в беседе с постоянным представителем СССР в ООН Андреем Громыко просил советское руководство помочь оружием. К тому времени Сталин уже отдал приказ вооружить палестинских евреев. Поэтому Громыко без дипломатичных уверток деловито поинтересовался, есть ли возможность обеспечить разгрузку оружия. Это была единственная проблема, которую должны были решить евреи в Палестине, все остальное брал на себя СССР. Не прямо, а через своих сателлитов в Восточной Европе.

Оружие палестинские евреи получили через Чехословакию. Прага традиционно продавала оружие тем, кому нельзя было по соображениям высокой политики напрямую передавать вооружение. Причем вначале в Палестину отправляли трофейное немецкое и итальянское оружие, а также произведенное в Чехословакии на заводах 'Шкода' и 'ЧЗ'. Прага на этом хорошо зарабатывала. Аэродром в Ческе-Будеевицах выделили для отправки оружия и снаряжения палестинским евреям. Они - получали артиллерию и минометы, немецкие истребители 'мессершмит' и английские 'спитфайры'. Летали по маршруту Чехословакия - Палестина бывшие военные летчики, ветераны Второй мировой. Большинство были американцами. Они нелегально приезжали в Чехословакию, так как американский госдепартамент не выдавал для этого разрешения. Воздушный мост действовал из Чехословакии через территорию Югославии. В Румынии и Болгарии советские представители готовили офицерские кадры для армии обороны Израиля. Более того, началась подготовка советских воинских подразделений для переброски в Палестину для помощи Израилю. Дважды Герой Советского Союза танкист Давид Драгунский предлагал сформировать дивизию и перебросить ее в Палестину. Есть данные о том, что Сталин серьезно рассматривал его кандидатуру на должность министра обороны будущего еврейского государства. Молодой герой войны не предполагал тогда, что со временем престарелому генерал-полковнику Драгунскому предложат возглавить Антисионистский комитет советской общественности с задачей 'разоблачать агрессивную политику Израиля и преступления международного сионизма'... Евреи-фронтовики чувствовали себя уверенно. По числу Героев Советского Союза и награжденных боевыми наградами среди народов Советского Союза евреи находились на третьем месте - после русских и украинцев. Причем советские евреи искренне считали, что советское руководство поддерживает Израиль, следовательно, они действуют в русле официальной советской политики. Некоторым их идеологические ошибки им объясняли уже следователи в известном учреждении в недалеком будущем... Возможно, советских 'добровольцев' перебросили в Палестину, хотя руководители Израиля не просили о такой помощи, но летом 1948 г. разразился советско-югославский конфликт, и так называемые добровольцы получили другой приказ: готовиться к вторжению в братскую страну.

На территории Чехословакии обучали не только будущих израильских летчиков. Там же, в Ческе-Будеевицах, готовили танкистов и десантников. Полторы тысячи пехотинцев армии обороны Израиля учили в Оломоуце, еще две тысячи - в Микулове. Из них сформировали часть, которая первоначально называлась 'Бригадой имени Готвальда' в честь лидера чехословацких коммунистов и руководителя страны. Бригаду перебросили в Палестину через Югославию. Медицинский персонал учили в Вельке-Штребне, радистов и телеграфистов - в Либерце, электромехаников - в Пардубице. Советские политруки проводили политзанятия с молодыми израильтянами. На Югославию, Румынию и Болгарию было оказано давление, чтобы они прекратили поставки оружия и снаряжения арабам.

Оружие из Чехословакии подоспело вовремя. В конце марта 1948 г. палестинские евреи распаковали и собрали первые четыре трофейных истребителя 'мессершмит- 109'. В этот день египетская военная колонна, включавшая танки, находилась всего в нескольких десятках километров от Тель-Авива. Если бы египтяне захватили город, дело сионистов было бы проиграно. Войск, способных прикрыть город, в распоряжении палестинских евреев не было. И в бой отправили все, что было, - эти четыре самолета. Из боя вернулся один. Но увидев, что у евреев появилась авиация, египтяне испугались и остановились. Они не решились взять фактически беззащитный город.

Медовый месяц

Западные политики наперебой советовали палестинским евреям не спешить с провозглашением собственного государства. Государственный секретарь Соединенных Штатов Джордж Маршалл предупредил будущего министра иностранных дел Израиля Моше Шертока, что, если на еврейское государство нападут арабские армии, на помощь Соединенных Штатов рассчитывать не следует.

Арабские страны не желали появления ни еврейского государства, ни палестинского. Иордания и Египет собирались поделить Палестину между собой. Соотношение сил было таково, что арабские страны не сомневались в успехе: несколько сотен тысяч евреев против десятков миллионов арабов. Генеральный секретарь Арабской лиги обещал: 'Это будет война на уничтожение и грандиозная резня'.

В пятницу, 14 мая 1948 г. в четыре часа дня в здании музея на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве было провозглашено Государство Израиль. Будущий премьер-министр Давид Бен-Гурион зачитал Декларацию независимости, в которой, в частности, говорилось: 'Призываем сынов арабского народа, проживающих в Государстве Израиль, блюсти мир и участвовать в строительстве государства на основе полного гражданского равноправия... Протягивая руку мира всем соседним государствам и их народам, призываем их к сотрудничеству с еврейским народом...' Вся процедура провозглашения государства заняла пятнадцать минут.

Вторгшиеся в Палестину арабские армии натолкнулись на ожесточенное сопротивление. Египетские войска были окружены на южном фронте в районе Фалуджи. Офицеры армии короля Фарука сразу же занялись поиском виновных и пришли к выводу, что их предали: послали в бой с негодным оружием, не снабдили достаточным количеством боеприпасов. В составе египетской армии сражался будущий президент страны Гамаль Абдель Насер. Хотя в действительности оружие было в порядке, боеприпасов хватало. Не было особого желания воевать, да и боевой выучки не хватало. Во время Второй мировой войны молодые офицеры египетской армии под руководством Насера в самый напряженный момент сражения между англичанами и немцами под Эль-Аламейном готовились поднять восстание в тылу британских войск и открыть фронт войскам вермахта под командованием Роммеля. Англичане немцев разгромили, и план не был осуществлен, но симпатий к Гитлеру среди сторонников Насера это не уменьшило. На поле боя Насер и его подручные славы не сникали, поэтому занялись политикой. Как писал египетский президент, именно в Палестине у него созрел план свержения короля Фарука. В этом ему сопутствовал успех.

Советская печать клеймила арабских реакционеров, которые пытаются задушить еврейское государство. Считается, что ближневосточный конфликт возник из-за палестинской проблемы, из-за того, что палестинские арабы бежали с родной земли и лишились родины. В реальности соседние страны начали войну против Израиля до бегства палестинских арабов и руководствовались отнюдь не заботой о положении палестинских арабов. Советскую дипломатию проблема арабских беженцев тогда вообще мало интересовала. В Москве считали, что не пожелавшие оставаться в Израиле арабы должны обосноваться в соседних странах. В ходе скоротечной войны арабские армии были наголову разгромлены и вынуждены были отступить. Советские дипломаты заявили в Совете Безопасности ООН, что так как арабские страны не признают Израиль и его границы, то и Израиль может их не признавать. Часть территории арабского государства Палестины оказалась под управлением Израиля, остальные части поделили Египет, Трансиордания, Сирия и Ливан.

Советский Союз первым признал еврейское государство де-юре, поэтому советского посланника Ершова встретили в Израиле с особым почетом. По случаю приезда советских дипломатов около двух тысяч человек собралось в здании одного из самых больших кинотеатров Тель-Авива 'Эстер', на улице собралось еще около пяти тысяч человек, которые слушали трансляцию всех выступлений. Над столом президиума повесили большой портрет Сталина и лозунг 'Да здравствует дружба между Государством Израиль и СССР!'. Хор рабочей молодежи исполнил еврейский гимн, затем гимн Советского Союза. 'Интернационал' пел уже весь зал. Затем хор исполнил 'Марш артиллеристов', 'Песнь о Буденном', 'Вставай, страна огромная'. У гостиницы, где остановился Ершов, стояли люди, которые искренне приветствовали советского посланника. У дома премьер-министра был выстроен почетный караул в составе сорока солдат.

Активно занималась Израилем и советские спецслужбы. Перед начальником управления нелегальной разведки Александром Коротковым поставили задачу - вербовать агентуру среди евреев, уезжающих в Палестину. После войны полякам и польским евреям, оказавшимся на территории Советского Союза, разрешили вернуться в Польшу. Более того, советские граждане, воспользовавшись родственными связями, а кое-где и подделав документы (в их числе и национальность) также выезжали в Польшу. Соответствующие органы были прекрасно осведомлены об этих ухищрениях, но получили директиву закрыть на это глаза. Выехавшие в Польшу евреи быстро убедились в том, что поляки им совсем не рады, и поехали в Палестину. Это был удар по репутации социализма. Но Сталин перенес это спокойно. Выходцы из Восточной Европы охотно шли на контакт с советскими представителями, рассказывали все, что знали. Евреи-военные особенно симпатизировали Красной армии и Советскому Союзу, не считали зазорным делиться с советскими разведчиками секретной информацией. Обилие источников информации создавало у сотрудников резидентуры советской разведки обманчивое ощущение своего могущества. Они намеревались тайно управлять Израилем, а через него еще и влиять на американскую еврейскую общину. Это были иллюзии. Не радикально настроенные военные, а вполне умеренные и осторожные политики руководили Израилем. Многие из них придерживались социал-демократических взглядов, но вовсе не были коммунистами-сталинистами. Среди них советской агентуры не было.

Разгром арабских армий в Москве расценили как поражение Англии и были этому несказанно рады, считали, что позиции Запада подорваны на всем Ближнем Востоке. Сталин считал, что его замысел блестяще осуществлен.

Но медовый месяц в отношениях между СССР и Израилем быстро подходил к концу. Еще в Потсдаме в 1945 году обнаружились системные противоречия между союзниками. Противостояние происходило во всей Европе: в Австрии, Польше, кризис вокруг Триеста чуть не привел к настоящей войне. Не лучше обстояло дело в Иране, СССР предъявлял территориальные претензии к Турции. Мир вступил в холодную войну, что обозначили так называемая 'длинная телеграмма' американского посла в Москве Аверелла Гарримана в феврале и речь Черчилля в Фултоне в марте 1946 г. Палестинский вопрос оказался на переднем крае борьбы. В Советском Союзе началась борьба с 'безродными космополитами', затронувшая все сферы жизни в СССР. Ее жертвой стали десятки тысяч человек, в том числе и в высших кремлевских сферах. Это негативно отразилось на отношениях между СССР и Израилем. Былая дружба перешла в длительную вражду.

______________________________________________

Почему Сталин, несмотря на жестокость его режима, до сих пор популярен в России? ("The Independent", Великобритания)

Страна моя, боль моя ("The International Herald Tribune", США)

Вина Германии и еврейское государство ("The Wall Street Journal", США)

Еврейскому государству - 60 лет ("The New York Times", США)