Порвите свои учебники - двукратное повышение цен на нефть не имеет ничего общего с аппетитом Китая

Как только показалось, что пик кредитного кризиса позади (по крайней мере, в США), разразился еще один, гораздо более зловещий финансовый кризис. Резкий рост цен на нефть, которые на этой неделе достигли прежде невообразимой отметки в 130 долларов за баррель (а прогнозируется, что вскоре цена дойдет до 150 и даже 200 долларов), угрожает причинить больший ущерб мировой экономике, чем кредитный кризис.

Бум на нефть и другие ресурсы угрожает вызвать не краткую рецессию, а длительный период глобальной 'стагфляции', убийственной смеси высокой инфляции с экономической стагнацией, последний раз отмеченной в мировой экономике в 1970-е - начале 1980-х. Это бедствие будет куда более разрушительным, чем лишение домов нескольких миллионов должников и крах пары банков.

Сырьевая инфляция гораздо страшнее кредитного кризиса по двум причинам. Она не позволяет центральным банкам развитых экономик снижать процентную ставку для поддержания экономического роста. Хуже того, она подталкивает правительства развивающихся стран к тому, чтобы отвернуться от глобальных рынков, прибегнуть вместо этого к контролю над ценами, торговым ограничениям и валютным манипуляциям, чтобы защитить граждан от роста цен на энергию и продовольствие. По обеим этим причинам, бум цен на энергоносители, если он продлится намного дольше, может обратить процесс глобализации, который дал Америке и Европе 20 лет почти непрерывного роста и спас миллиарды людей в Китае, Индии, Бразилии и многих других странах от крайней нищеты.

И это плохая новость. Хорошая новость заключается в том, что мир не так бессилен, как часто предполагают перед лицом этой опасности, поскольку бурный рост цен на энергоносители - это не неотвратимый исход некоего рокового взаимодействия глобальных экономических сил, а, скорее, продукт типичного финансового цикла подъемов и спадов, который может сдуться - особенно, при помощи разумных политических действий - так же быстро, как создается.

Нынешний сырьевой бум имеет все классические симптомы финансового пузыря, что было в Японии в 1980-е, с акциями технологических компаний в 1990-е и, совсем недавно, с жильем и ипотечными кредитами в США. Но ведь этот сырьевой бум - совсем другое, скажете вы. Безусловно, он определяется глубокими и серьезным переменами в глобальной структуре спроса и предложения: неутомимым аппетитом Китая на продовольствие и энергоносители, геополитическими конфликтами на Ближнем Востоке, достижением максимального уровня добычи нефти, засухами, вызванными глобальным потеплением и так далее. Все эти фундаментальные факты имеют место, но они ничего не говорят нам о том, что будет с ценой на нефть: подскочит ли она до 200 долларов, останется ли на уровне 130 долларов или упадет через месяц до 80 долларов.

Если вы хотите убедиться, что все эти 'фундаментальные факторы' к делу отношения не имеют, достаточно задать себе вопрос: какие изменения с ними произошли за последние девять месяцев? Ответ очевиден: никаких. Что, девять месяцев назад игроки нефтяного рынка вдруг обнаружили, что в Китае, оказывается, существует высокий спрос на 'черное золото'? Нет. Значит таким образом объяснить удвоение цен с августа прошлого года нельзя. На деле 'ненасытный' спрос Китая даже замедлил темпы. В 2004 г. он потреблял в сутки на 0,9 миллиона баррелей больше, чем раньше, а в 2007 г. - на 0,3 миллиона барреля. За тот же период общемировой рост спроса снизился с 3,6 миллионов баррелей в сутки до 0,7 миллиона. В результате темпы роста общемирового спроса на нефть сегодня ниже прошлогодних темпов увеличения ее добычи в странах, не входящих в ОПЕК - по данным Майка Ротмана (Mike Rothman) из крупной нью-йоркской консалтинговой фирмы ISI он составил 0,8 миллиона баррелей в сутки.

Почему же тогда цены на сырье продолжают повышаться? Для начала отметим, что по многим видам сырья это повышение уже прекратилось. Рис, пшеница и свинина сегодня стали на 20-30% дешевле, чем два месяца назад, когда финансовые 'гуру' назвали продовольственные бунты в странах Азии и Африки первыми симптомами сырьевого 'супербума', который приведет к еще большему скачку цен. Что же касается цен на промышленное сырье, например, свинец, цинк и никель, - помните, год назад говорилось, что в мире возник его дефицит - то они к сегодняшнему моменту упали на 40-60%. На деле, если бы не особая роль нефти, большинство важнейших индексов цен на сырье уже демонстрировали бы тенденцию к снижению.

Однако, скажете вы, нефть ведь самый важный сырьевой товар, и последний скачок цен, несомненно, служит доказательством того, что спрос здесь действительно превышает предложение? Никоим образом. Когда финансовый 'мыльный пузырь' находится в последней стадии развития, цены как правило утрачивают всякую связь с фундаментальными экономическими факторами. Цены на жилье во Флориде и Испании продолжали расти даже после того, когда строительные фирмы соорудили куда больше домов, чем они смогли бы продать. То же самое произошло на кредитных рынках: котировки ипотечных ценных бумаг продолжали повышаться даже в ситуации, когда банки разработали 'специальные механизмы' для приобретения гигантских 'портфелей', под которые не существовало реальных покупателей. Если же мы проанализируем 'мыльные пузыри' на рынке интернетовских активов и в Японии, мы обнаружим еще десятки подобных примеров. Аналогичным образом, на этой неделе Международный совет по золоту (International Gold Council) сообщил, что спрос на этот металл для использования в коммерческих и инвестиционных целях в январе сократился на 17%, и в то же время цена тройской унции золота недавно впервые превысила тысячедолларовый рубеж.

А теперь рассмотрим сегодняшнюю ситуацию на нефтяном рынке: по словам г-на Ротмана Персидский залив забит супертанкерами, зафрахтованными нефтедобывающими государствами для хранения образовавшихся запасов нефти, которую они продолжают качать, но не могут продать. Тот факт, что при нынешних ценах образовался избыток 'черного золота', не означает, что нефтедобытчики мошенничают, 'придерживая' свой товар в танкерах или в земле. Речь идет о другом - при таких расценках для самой добытой нефти просто не находится достаточного числа покупателей, но зато нет недостатка в желающих приобрести клочки бумаги, привязанные к нефтяным ценам в будущем месяце или будущем году. Эта ситуация - полный аналог прошлогоднего 'мыльного пузыря' на кредитном рынке, когда никто не хотел покупать субстандартные ипотечные облигации, но существовал мощный спрос на 'производные финансовые инструменты', позволявшие инвесторам делать ставки на будущую стоимость этих ценных бумаг.

Одним словом, стандартный тезис экономической науки о том, что цены определяются спросом и предложением - лишь отправной пункт для понимания механизма финансовых рынков. В том, что касается цикличности 'бум-спад' общепринятая теория не просто неточна, а полностью неверна. Таков основной аргумент, изложенный Джорджем Соросом (George Soros) в его потрясающей книге о кредитном кризисе 'Новая парадигма для финансовых рынков' (The New Paradigm for Financial Markets) - ее презентация состоялась вчера вечером в форме лекции в Лондонской школе экономики. В этом труде г-н Сорос разъясняет, что финансовые 'мыльные пузыри' всегда начинаются с каких-то реальных изменений в экономике - изобретения интернета, дерегулирования кредитной сферы или превращения Китая в крупного потребителя сырья.

Он мог бы добавить, что превращение Нидерландов в один из крупнейших финансовых центров Европы в свое время спровоцировало 'тюльпановую манию' , а 'мыльный пузырь' с акциями Компании южных морей возник после того, как Британия стала первой военно-морской державой мира. Проблема, однако, состоит в том, что эти первоначальные представления о возникновении 'новой парадигмы' не дают ответа на вопрос, как далеко может зайти следующая за ними ценовая адаптация - приведет ли рост спроса в Китае к повышению нефтяных цен до 50, 100 или 1000 долларов?

Вместо этого они могут породить самостоятельный импульс растущих цен и встроенное искажение представлений инвесторов о реальной ситуации. Возникающие в результате заблуждения оборачиваются вздуванием рыночных цен 'далеко за пределы равновесия', когда они почти утрачивают связь с самим балансом спроса и предложения.

О том, что ценами на сырье движут 'фундаментальные экономические факторы', вам говорят те же самые люди, что в свое время утверждали, будто цены на жилье в Британии растут из-за дефицита свободной земли. И самое удивительное, что инвесторы и правительства ряда стран, всего несколько месяцев назад понесшие многомиллиардные убытки в результате лопнувших 'пузырей' на жилищном и ипотечном рынках, продолжают цепляться за дискредитированный тезис о том, будто ситуация на финансовых рынках всегда отражает экономические реалии, а не циклы 'бум-спад' и заблуждения, столь ярко описанные в книге Джоржда Сороса..

* * *

* Тюльпановая мания - безудержный рост цен на луковицы тюльпанов в Голландии в 1634-37 гг. Возникла 'тюльпановая биржа', где торговали уже не самими луковицами, а сертификатами на их владение, а вместо наличных денег при заоблачных ценах использовались векселя и взаимозачеты. В конечном итоге 'тюльпановая' финансовая пирамида рухнула. (Вернуться к тексту статьи)

____________________________________________

Скажи 'нет' Большой Нефти ("The Baltimore Sun", США)

Нефтяная лихорадка на просторах Арктики ("Vanity Fair", США)

Нефть: Большая жажда ("The New York Times", США)

Миром будут править те, кто контролирует нефть и воду ("The Observer", Великобритания)