Она родилась в России, бежала оттуда вместе с семьей, спасаясь от погромов, выросла в Милуоки, с восьми лет стояла за прилавком отцовского магазинчика. В молодые годы перебралась в Палестину, работала в кибуце, собирала миндаль, гонялась по двору за курами. Она сделала политическую карьеру, была первой женщиной-министром в первом правительстве Израиля, стоически переносила войны и военные угрозы, стала первой и на сегодняшний день единственной женщиной-премьером Израиля. И она знала, что это значит - когда женщина занимается 'мужским' делом. 'На работе думаешь о детях, оставленных дома. . . Дома думаешь о работе, которую не успела доделать. . . Сердце всегда не на месте'. Вы уже, конечно, поняли - речь идет о Голде Меир.

А вот другая женщина: Она происходила из семьи, охваченной междоусобицей и одновременно воевавшей с колониальными властями. Ребенком она была связной между своим великим отцом и его единомышленниками-революционерами, проносила записки в школьном портфеле. Войны, угроза войн, аресты, восемь месяцев за решеткой. Потом политический взлет - она отвечает за лагеря беженцев, занимает министерский пост. Когда началась война, она отказалась покинуть небезопасное пограничье: ее упорство сплотило страну. Соперники порой называли ее 'тупой куклой', а один американский президент в кругу близких, говорят, раздраженно заметил: 'Старая ведьма!' Но премьер-министр Индии предпочитала стирать врагов в порошок, а не сетовать на гендерную предвзятость. В конце концов, уже на закате дней, убийцы 'стерли в порошок' ее саму. . . Гордая была женщина - Индира Ганди.

И еще: жила-была девочка по имени Маргарет Хильда Робертс (Margaret Hilda Roberts). Детство ее прошло в воюющей Англии - она рассказывала мне, с каким волнением слушала по радио Черчилля - ту его речь, где он цитировал поэта Артура Клафа: 'На запад глянь - там солнца свет'. Потом она выучила стихотворение наизусть. Ее отец тоже был лавочником; она выросла в квартирке над магазинчиком - за окном железная дорога. Получив стипендию, закончила Оксфорд, работала химиком, ушла в политику, сделала карьеру, став еще одной 'первой и единственной', добившись успеха не просто в 'мужском мире', но и в сословном обществе, знавшем, как ставить на место амбициозных дочек бакалейщиков из Грэнтама. В какой-то степени она была 'белой вороной' в собственной партии - что ж, значит надо перестроить саму партию, и она это сделала. Она жила ради идеи, а ее коллеги - ради комфортного существования, сваливая всю ответственность на других. В то время тори смирились с собственными неудачами, а она хотела с этим покончить - ей были нужны победы. Незадолго до того, как она возглавила правительство, Советы, рассчитывая хлестко заклеймить выскочку, назвали ее 'железной леди'. Она же подхватила эту оскорбительную кличку, и носила ее с гордостью, словно модную шляпку. Да, вы не ошиблись - это Тэтчер, великолепная баронесса Тэтчер.

Эти женщины - очень разные, но иначе как великими их не назовешь: как по воздействию на наш мир, так и по результатам борьбы, что они вели. А о том, что такое борьба, они узнали не из книг. Они не пытались вызвать у кого-то чувство вины, чтобы выиграть выборы: попробуйте набрать в Google 'Тэтчер' и 'вы нападаете на меня, потому что я женщина' - результат будет нулевым. Они завоевывали сторонников тем же, чем и мужчины: лидерскими качествами, лучшими идеями, вдохновляющим мировоззрением.

* * *

Вы уже поняли, о ком я сейчас буду говорить, потому что знаете, что она сделала. На этой неделе Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) в очередной раз посетовала, что главная причина неудачи ее 'похода на Белый дом' - сексизм. В Washington Post Лоис Романо (Lois Romano) цитирует ее жалобы на 'сексистское' отношение к себе в ходе избирательной кампании, на козни 'женоненавистников' истекающих 'немыслимым ядом'. А New York Times сообщает: беседуя со сторонницами-блоггерами по конференц-связи, она рассказала, как ее огорчают 'злобные и ужасные оскорбления', которыми осыпают 'вас, за то, что вы меня поддерживаете, и женщин вообще'.

Итак, с чего мы начнем? Хочется, конечно, посочувствовать г-же Клинтон в ее трудной ситуации - хотя бы для того, чтобы показать, что ты на стороне женщин. Но последние недели ее кампании были, а ближайшие недели скорее всего будут продолжением все того же 'обвинительного заключения'. В политике это нечто новое - своего рода инструкция 'Тысяча способов меня обидеть'. Причем объект всего этого, по-моему - не избиратели: такими жалобами вы никого не переубедите, а только укрепите своих сторонников в том мнении, что у них уже сложилось. Все это делается с оглядкой на историю - на то, какая версия о причинах ее поражения 'войдет в анналы'.

Итак, конкретно об обвинениях, что именно сексизм спутал ей все карты:

Они оскорбительны, поскольку подразумевают, будто теми избирателями, что поддержали в этом году других кандидатов, движут низменные предрассудки и инстинктивная предвзятость.

Они представляют собой попытку манипулировать людьми, поскольку подталкивают их к мысли: если вы хотите, чтобы ваши соседи и люди вообще считали вас человеком непредубежденным и объективным, вы обязаны поддержать г-жу Клинтон.

Они просто ложны. За нее голосовали 'неотесанные' горцы - мужчины, настолько 'не продвинутые', что до сих пор уступают даме место в забитом зале для собраний. За нее голосовали 'неотесанные' католики из пригородов, настолько 'отсталые', что называют женщину 'леди'. И притом им настолько свойственна природная деликатность, что, уступив даме место и назвав ее 'леди', они тут же понимают, что ведут себя 'неполиткорректно', и, возможно, ее обидели - так что они начинают неуклюже подшучивать над собой, чтобы загладить вину. И знаете что: они -настоящие мужики. И, Хиллари, ты получила немало - больше, чем могла ожидать - их голосов. Так что будь 'настоящим пацаном', и хотя бы поблагодари их за поддержку.

Эти обвинения - проявление ханжества. Сейчас сторонники г-жи Клинтон жалуются, что в магазинах при всех аэропортах продаются щипцы для орехов в виде фигурки Хиллари. Эка невидаль! Если бы Меир - женщина, крутая не только на словах, но и на деле - услышала о таком сувенире в виде фигурки Голды, она бы скупила их оптом и потом раздавала бесплатно на встречах с избирателями.

И еще они - проявление слабости. Это - пустое хныканье, стремление переложить вину на чужие плечи, боязнь ответственности, нежелание изучить и исправить собственные ошибки. Так и подмывает сказать: 'Эй, подруга, возьми себя в руки, раз ты выступаешь в высшей лиге, то должна знать, что здесь играют жестко, здесь ставят друг другу шишки, ломают кости, здесь бьют ниже пояса, и это касается и мальчиков, и девочек!'

Наконец, из-за всего перечисленного обвинения в сексизме по сути дискредитируют женщин. Точнее, дискредитировали бы, если бы все - и друзья и враги - не знали, что та, кто их озвучивает, готова говорить что угодно, лишь бы набрать политические очки.

* * *

На самом деле то, что г-жа Клинтон - женщина, скорее всего, помогает ей, а не вредит. Она и без того считалась фаворитом, у нее были влияние, деньги, поддержка вашингтонской тусовки. Но тот факт, что она женщина, придавал ее сторонникам дополнительное рвение - они чувствовали себя творцами истории. Благодаря им должны были состояться перемены исторического масштаба. Они боролись за правое дело, шли на прорыв, разбивали вдребезги стекло. Да-да, с их помощью оно должно было разлететься на миллионы осколков, которые бы посыпались сверху дождем вместе с воздушными шарами на съезде Демократической партии, искрясь в свете прожекторов. И репортер какого-нибудь телеканала несомненно выдал бы комментарий: 'Наконец разлетелся 'стеклянный потолок', так долго не дававший женщинам пробиться на самый верх!'

Знаю-знаю, вы скажете: банально до тошноты. Ну и пусть: политика - это еще и развлечение, хоть может и не самого эстетского толка.

Меир, Ганди, Тэтчер - все они стоически переносили политические минусы своей принадлежности к женскому полу, и в полной мере обыгрывали ее плюсы. Думаю, за жалобы г-жи Клинтон Тэтчер стукнула бы ее сумочкой по макушке. Ганди сказала бы: 'Так в эту игру не играют'. А как отреагировала бы Меир? 'Про меня говорили, что я - единственная женщина в правительстве, и единственный человек в его составе, у кого есть - ну сами знаете что. Мне это ужасно нравилось'.

________________________________________

Если бы женщины правили миром ("The Independent", Великобритания)

Русская водка с 'женским лицом' ("The New York Times", США)

Женщины и власть ("Le Monde", Франция)