В России создана еще одна правозащитная организация - Антирусофобская Лига. Среди создателей лиги - известные русские националисты, в частности, главный редактор Агентства Политических Новостей (АПН) и лидер Русского Общественного Движения Константин Крылов, являющийся одним из самых известных теоретиков современного русского национализма. О русофобии, демократии и Прибалтике Константин Крылов рассказал корреспонденту DELFI

DELFI: Что такое "Антирусофобская Лига" и зачем нужно ее создавать?

Константин Крылов: Цель создания любой правозащитной структуры, а Антирусофобская Лига - это правозащитная структура - это, безусловно, исправление нетерпимой ситуации с чьими-то правами. Есть права, которые нарушаются. И те, чьи права нарушаются, рано или поздно - в нашем случае это произошло, скорее, поздно, нежели рано - организуются для того, чтобы эти права отстоять. Антирусофобская Лига - это организация, чья цель - противодействие русофобии. Что такое русофобия: русофобия, если брать ее, если угодно, как чувство или настроение - это неприязнь, ненависть или враждебность или иные негативные чувства по отношению к русскому народу, русскому языку, а также к культуре, истории, ну и России в целом.

Характерными признаками русофобии являются отрицание права русских на свое национальное государство, права на борьбу за его строительство, оправдание антироссийского и антирусского терроризма, пропаганда идеологии организаций, целью которых является уничтожение или препятствование строительству русского государства, определение русского национализма как фашистской и расистской идеологии и практики и т.д. и т.п. В данном случае речь, конечно, идет о настроении. Мы не можем бороться с чьими-то мнениями. Наша организация не преследует цели переубедить людей, которые не любят русских. Речь идет о противодействии конкретным русофобским действиям.

DELFI: И что же такое русофобские действия или русофобская политика?

Константин Крылов: Это действия или политика, которые наносят прямой или косвенный вред русскому народу или отдельным его представителям, ущемляют те или иные неотъемлемые права русских людей - прежде всего нормальные, обычные демократические права, начиная с права на свободу слова - и кончая банальными правами, вроде права на жизнь и свободу - такое тоже имеет место быть. Далее, русофобской является политика, направленная на ухудшение состояния русского народа, лишение русских имущества, здоровья, жизни, права жить на своей территории, права осуществлять власть на своей территории и т.д. Все эти действия можно и нужно считать русофобскими.

Русский народ, как и любой другой, имеет определенные неотъемлемые права. Эти права систематически ущемляются. По нашему мнению, сейчас это ущемление достигло, если угодно, критических величин, и теперь, по нашему мнению, необходима борьба за наши права - иначе положение русского народа станет совершенно невыносимым, более того, можно будет поставить вопрос о существовании русских.

DELFI: А как вы оцениваете в таком случае политику Российской Федерации - как внутреннюю, так и внешнюю? На Западе того же Путина воспринимали и воспринимают как националиста, а Россию - как националистическую и даже ксенофобскую страну.

Константин Крылов: Это характерное для современной западной политики заблуждение. Дело в том, что в России существует пропасть между интересами российского государства и интересами русского народа. В принципе, для демократических государств Запада это не очень понятно. Например, государства Западной Европы, Северной Америки, Австралии отождествляют интересы государства с интересами большинства населения - это нормально. Это стало до такой степени привычным стандартом, что иное положение дел представляется чем-то диким и ненормальным.

Российское государство представляет собой в этом отношении крайне любопытное явление. Не являясь, формально говоря, диктатурой - хотя на Западе признают современное российское государство авторитарным и говорят о недостатке демократии, но, тем не менее, диктатурой оно, конечно, не является - тем не менее, российская государственная политика, действительно, является по существу русофобской. На Западе не представляют себе ни реального положения русского народа в современной России, ни того, что с ним происходит, ни того, каковы истинные отношения русского народа и российского государства. Маленький пример: на Западе не существует различения между "русским" и "российским", которое в русском языке не просто существует, но и активно поддерживается. Допустим, невозможно перевести на английский фразу "Дорогие россияне!" - будут переводить "Russians". Им просто непонятно, зачем используется это странное искусственное слово. Им даже не приходит в голову, что такое вообще возможно - ни в одном языке, по крайней мере, цивилизованной части человечества, подобных различений просто нет. Могут быть дополнения, когда говорят об этнических группах, но тогда и говорят об этнических группах. Российская же ситуация уникальна - здесь действительно существует не просто различение, но практически уже и противопоставление "русского" и "российского". Например, в современном российском дискурсе выражение "права русских" считается экстремистским высказыванием.

DELFI: Если уж вы упомянули экстремизм, то как вы относитесь к известной 282-й статье УК РФ, которая говорит как раз о наказании за экстремизм? По ней в последнее время возбуждаются уголовные дела и идут процессы. На ваш взгляд, эта статья выполняет свою функцию, т.е. помогает бороться с экстремизмом?

Константин Крылов: Еще один хороший пример - печально знаменитая 282-я статья. Печально знаменита она даже в российской правоохранительной системе, где ее называют попросту "русской статьей", т.е. статьей, по которой, за очень небольшим исключением, осуждают только и исключительно русских. Так вот, формально являясь статьей, направленной на предотвращение разжигания межнациональной розни, экстремизма и т.д., фактически же она используется как инструмент угнетения русских, преследования русских активистов, преследования тех, кто борется за права русских. Ни для чего иного она не используется - она практически никогда не использовалась против тех, кто действительно разжигает межнациональную рознь, например, против русофобов, в том числе, нерусских русофобов.

По этой статье, причем под вздорными и бессмысленными предлогами, прошло очень большое количество русских людей, вся вина которых состояла в том, что они отстаивали права других русских людей. В качестве примера можно привести печально известное дело Аракчеева-Худякова и всех тех, кто был осужден кроме них по этому же самому делу за защиту Аракчеева и Худякова. Недавно в Тольятти была осуждена Татьяна Гузаева, вся вина которой состояла в том, что она раздавала листовки с описанием дела Аракчеева-Худякова, которые были сочтены оскорблением чувств не кого-нибудь, а чеченского народа! Любому непредвзятому человеку, который ознакомится с документами, понятно, что ни о какой ксенофобии, разжигании национальной розни и т.д. речь не шла. Речь шла всего-навсего о попытке добиться справедливого суда для российского офицера. Пример этот не единственный - сейчас по 282-й статье дела пекут как горячие пирожки.

DELFI: Говорят, что главные русофобы - это сами русские, и граждане России других национальностей, равно как и иностранцы, к этому отношения, в общем-то не имеют...

Константин Крылов: Такое мнение, которое тиражируют российские средства массовой информации, и которое поддерживается "россиянской" элитой, само по себе является клеветой и диффамацией. С тем же основанием можно сказать, что антисемитизм продуцируется самими евреями, что среди евреев много антисемитов или, по крайней мере, они встречаются, а все остальные народы относятся к евреям достаточно доброжелательно. На самом же деле, в случае русских это еще менее верно, чем в случае евреев. Безусловно, нерусские осуществляют те действия, о которых идет речь. Безусловно, именно нерусские являются практическими русофобами. Нерусские изгоняли русских с тех или иных земель: например, не русские же осуществляли геноцид русских в Чечне? Нерусские выживают русских из национальных республик России. Нерусские поощряют или с безразличием смотрят на соответствующие действия руководства этих республик. Нерусские создали ассиметричную федерацию, где нерусские области обладают некими дополнительными правами по отношению к русским. Не русские виноваты во всем этом - сами русские подобного с собой не делали. Речь ведь идет о действиях, а не о настроениях.

Далее, кто ведет информационную политику, направленную на постоянную клевету и диффамацию в адрес русских? Если некий русский, как раньше говорили, "по паспорту", является русофобом и ведет русофобскую политику, он должен быть осужден точно так же, как и нерусский. Здесь не должно быть места шовинизму, каким-то разделениям по национальному признаку и т.д. Никто не имеет права - ни русский, ни нерусский - заниматься клеветой в адрес целого народа, преследовать его, создавать для него невыносимые условия жизни. В данном вопросе наша Лига придерживается следующего мнения: никаких различений по поводу национальности самих русофобов мы не делаем. Мы в данном случае абсолютно толерантны. Мы не считаем, что кто-то из русских имеет больше прав на преследование своих единокровников и соотечественников, чем нерусский. Если кто-то считает иначе, то он расист. А мы не расисты.

DELFI: Вы упомянули соотечественников. Сейчас Россия ведет достаточно активную политику в отношении своих соотечественников за рубежом. При этом российские политики, чиновники и общественные организации, занимающиеся этим вопросом, говорят о необходимости выработки юридического термина "соотечественник". А как вы оцениваете политику России в этом направлении?

Константин Крылов: Сказано: "По делам их познаете их". На самом деле, под видом программы возвращения соотечественников имеет место беспрецедентный, не имеющий аналогов в мировой истории - это подтверждается цифрами - завоз в Россию мигрантов. Как правило, не просто нерусских, но и не владеющих русским языком, не собирающихся становиться частью России, презрительно относящихся к русской культуре и очень часто демонстрирующих откровенную враждебность по отношению к русским. Очень часто это люди из областей бывшего СССР, которые в принципе рассматривают страну, в которую они приехали, не как место для своей жизни, а как место для освоения, возможных заработков, а то и хуже - очень многие из них вовлечены в криминальную деятельность. При этом для этнических русских, желающих вернуться в Россию, существует целая система препон, которая их возвращению в Россию фактически препятствует.

Существует мнение, которое я сейчас комментировать не буду, но которое достаточно распространено, что российское руководство хотело бы снизить процент этнических русских в России, условно говоря, заменить население на более послушное, более управляемое, более контролируемое недемократическими, варварскими методами. Отчасти, такого рода мнение подтверждается фактами. Мигрантами легко манипулировать, легко управлять, у них нет особенных прав и т.д. С другой стороны, они, добившись материального благополучия и власти, более склонны договариваться с российскими чиновниками, выплачивая им дань и т.п. Подобная политика государства, даже если она таковой по задумке и не является, но является таковой по факту, есть нечто совершенно нетерпимое. Это не может быть совмещено ни с какими демократическими нормами и не может быть оправдано никакой т.н. "толерантностью". В данном случае это толерантность за счет русского народа.

DELFI: Вы упомянули о демократических нормах и толерантности. А как вы, называющие себя не российскими, но русскими националистами, относитесь к людям других национальностей? Есть ли в ваших рядах люди нерусского происхождения? И еще - вы являетесь главным редактором сайта АПН (www.apn.ru), это достаточно популярный ресурс Рунета. В России выходит множество газет правой ориентации, многие известные журналисты причисляют себя к националистам - например, Михаил Леонтьев. Как вы оцениваете состояние свободы слова в России и российской демократии в целом?

Константин Крылов: Я бы определил нынешнее состояние российской демократии как весьма печальное. В России, если угодно, существуют либо зародыши демократических институтов, либо их останки. Частично останками демократических институтов являются остатки той системы - во многих отношениях, кстати, осуждаемой нами и неприемлемой - которая возникла в ранние 90-е, во времена Ельцина. Это не было, безусловно, демократией, поскольку демократия - это система институтов свободы, а не вакханалии и вседозволенности. Тем не менее, в тот момент был достигнут определенный уровень свободы слова. Можно относиться по-разному к ее последствиям - я, например, отношусь с большим неодобрением к этим последствиям свободы слова, поскольку воспользовались ею в первую очередь русофобы. Но в настоящий момент идет активное сворачивание этих свобод. Если говорить о зародышах: в России крайне слабо общественное мнение. В России практически отсутствует гражданское общество, которое, по большому счету, не возникло в 90-е годы. Сейчас оно строится, и мы считаем себя частью российского и, прежде всего, русского гражданского общества.

В этой связи возникает вопрос, как мы относимся к другим народам, национальностям и т.д. Этот вопрос крайне прост: никто из нас не является расистом или шовинистом. Кто такой расист или шовинист? Это человек, который презирает или ненавидит другие народы на основании того, что они другие. Он считает, что другие народы неполноценны или, наоборот, опасны, на том основании, что у них другая форма носа, ушей или другая генетика. По нашему мнению, подобные взгляды отвратительны, неприемлемы и абсолютно нетерпимы в демократическом обществе. Мы таких взглядов никогда не придерживались и не придерживаемся. Отношение к кому бы то ни было, в том числе к народам, возможно лишь на основании совершаемых ими действий. Например, в 1941 году отношение России к немцам было далеко не положительным. Можно ли считать это проявлением расизма? Я думаю, что этот вопрос вызовет только смех. Никакого расизма в этом нет, немцы на нас напали.

Точно так же, когда какие-то народы в своих действиях - именно в действиях - демонстрируют нечто, что противоречит интересам русского народа, угрожает русскому народу, то совершенно законной и естественной реакцией является желание защититься от этого. Мы не разделяем никаких национальных предрассудков - в наших рядах есть люди самого разного происхождения, и когда речь идет о людях, разделяющих цели и идеи русского народа, мы это только приветствуем. С другой стороны, не может быть никакой толерантности по отношению к тем, кто говорит как враг, ведет себя как враг, преследует нас как враг - в конечном итоге, к тем, кто говорит, что его интересы несовместимы с нашими.

DELFI: И как же к вам в таком случае относится российское государство?

Константин Крылов: Российское государство относится к нам, я бы сказал, как враг. Российское государство относится к русским, к сожалению, в лучшем случае, как к расходному материалу для своих проектов. В худшем случае - как к народу, который мешает. Мешает его, государства, планам, мешает его политике. Например, русские мешают российскому государству стать сырьевым государством. По большому счету, для того, чтобы обслуживать трубу, русские просто не нужны. Вполне достаточно завезти откуда-нибудь бесправных гастарбайтеров, которые будут обслуживать трубу, это экономически гораздо выгоднее. Русские такому государству, которое хочет превратиться в государство, наросшее на трубе в качестве плесени, просто мешают.

DELFI: Но российские власти сейчас декларируют достаточно амбициозные планы по улучшению жизни всего населения России, есть и знаменитый "план Путина", также известный как стратегия развития России до 2020 года...

Константин Крылов: "План Путина" является, видимо, очень тщательно засекреченным документом, потому что я не знаю никого, кто видел этот план, может процитировать хотя бы одну букву из этого плана или сказать о нем что-то вразумительное. Что касается программ: я в свое время ознакомился с программой партии "Единая Россия", которую они выдвигали на выборах в 2003 году - это была весьма амбициозная программа. Абсолютно ничего - именно абсолютно - из этих программ не было сделано, более того, как теперь понятно, ничего делать и не собирались. Еще более амбициозные национальные проекты, как известно, были провалены. Возникает вопрос: может ли российское государство и хочет ли оно - в том формате, в котором оно сейчас существует - выполнить подобные планы? Все больше сомнений в этом, все больше оснований считать, что российское государство таких планов выполнять не может, не хочет и не собирается. Мне очень печально это говорить как гражданину страны, которой я хотел бы гордиться, но, похоже, что это типичный обман, причем обман сознательный.

DELFI: В странах Балтии очень любят осуждать коммунизм и коммунистическую идеологию. Россия видит в этом проявление русофобии. Какова ваша позиция по этому вопросу? И является ли коммунизм, по-вашему, русофобской идеологией?

Константин Крылов: Я смотрю на это с точки зрения не деклараций, но действий. Не секрет, что сами основоположники коммунизма, Маркс и Энгельс, были русофобами - есть произведения, где они это декларируют. Основатель российского социалистического государства Владимир Ильич Ленин в своих работах, из которых самая известная - "О великодержавном шовинизме", неоднократно декларировал взгляды, которые любой непредвзятый человек может определить как русофобские. Политика государства не расходилась с его словами: русский народ при советском режиме чрезвычайно пострадал от этого режима, особенно в ранний его период. Русские были лишены собственности, были практически лишены власти, сама их численность чрезвычайно уменьшилась в результате войн, террора, голода и т.д. И советский режим - в той форме, в которой мы его знали - нельзя считать благоприятным для русских, конечно нет.

DELFI: Но он был неблагоприятен и для других народов...

Константин Крылов: На этот счет есть разные мнения. Например, многие народы должны быть, откровенно говоря, благодарны этому режиму. Так, государства Прибалтики получили свою независимость из рук Владимира Ильича Ленина, благодаря известным соглашениям, подписанным им с Германией. С этой точки зрения, если эти государства признают свою правопреемственность по отношению к так называемым буржуазным государствам Прибалтики, или государствам-лимитрофам, как их тогда называли, то они должны числить среди основателей своих государств и Владимира Ильича - в данном случае нужно все-таки быть последовательным. История такова, какова она есть, и в этом отношении их антикоммунизм кажется несколько наигранным. Что касается антикоммунизма вообще, то очень часто под видом антикоммунизма протаскивается все та же самая русофобия. Это банальный прием, когда русских хочется в чем-то обвинить, и на них навешивается, в общем-то, чужая вина. Так, вину за оккупацию Прибалтики, притом, что сам этот термин крайне спорен для тех, кто хоть немного разбирается в истории, зачастую возлагают на всех русских вообще. Мне иногда хочется сказать: "Я не оккупировал вашу Прибалтику, мои родители также этого не делали". Более того, советские солдаты, которые в свое время в нее входили - несут ли они за это ответственность? Или за это несет ответственность коммунистическое руководство, во многом состоявшее, например, из тех же самых латышей? И если уж хочется покаяния, то стоит покаяться и за действия красных латышских стрелков, без которых советская власть в России не была бы установлена.

Я полагаю, что историческая правда, если ее кто-то добивается, должна быть полной. Претензии не могут быть предъявлены только одной стороне. И так называемый антикоммунизм, который сводится в основном к русофобии, не может быть приемлем именно по этой причине. Это не честный антикоммунизм, это не антикоммунизм вообще - это русофобия под видом антикоммунизма.

DELFI: Страны Балтии сейчас позиционируют себя как национальные государства и таковыми, в общем, и являются. Если бы Россия стала таким же национальным государством, то она, очевидно, признала бы за странами Балтии право на национальный характер своих государств? И тогда нетитульное население стран Балтии, очевидно, последние права бы потеряло?

Константин Крылов: Отнюдь. Если бы Россия стала национальным государством, то она именно как национальное государство смогла бы эффективно защищать права русских меньшинств, соотечественников, вне государства - как это обычно делают национальные государства. Вообще, именно между национальными государствами, каждое из которых строит свою национальную власть, возможны после какого-то периода выяснения взаимных претензий нормальные отношения. Как правило, все приходят к формуле "господство большинства плюс защита прав меньшинств". В этом отношении, в Прибалтике именно защита прав меньшинств является тем провальным, по сути, пунктом, о котором можно говорить.

DELFI: Перестанет ли русский национализм ассоциироваться с фашизмом? Каковы, на ваш взгляд, вообще перспективы русского национализма?

Константин Крылов: Во-первых, слово "фашизм" по отношению к русским националистам является клеветой и диффамацией, распространяемой официальными средствами массовой информации. Точно такой же, как та, что распространялась в свое время в отношении диссидентов. Их называли прихвостнями, врагами всего светлого и прогрессивного, в крайнем случае, тунеядцами. Кстати, фашистами и власовцами их называли тоже. Так вот, это обычная клевета, и как мы теперь знаем, эти слова, по крайней мере, во многих случаях, не соответствовали действительности. Вообще говоря, слово "фашизм" в современном мире превратилось в универсальный жупел. Фашистами называют абсолютно всех, кто не соответствует мейнстриму в каком-нибудь государстве. В какой-нибудь Северной Корее тоже много кого называют фашистами и даже расстреливают за это. Обсуждать подобные вещи невозможно. Я, например, не могу сказать, когда в России национализм перестанет ассоциироваться с фашизмом: среди нормальных людей он с ним не ассоциируется. Среди зомбированных массовой пропагандой жертв российского телевидения и газет, может быть, такая ассоциация имеет место - тогда ответ простой: он перестанет ассоциироваться с фашизмом, как только перестанет работать машина одурачивания, оглупления и клеветы. Тогда эта ассоциация тут же прекратится.

DELFI: И Антирусофобская Лига призвана внести свой вклад в это дело?

Константин Крылов: Да, конечно. Одна из непосредственных целей - это, в частности, донесение до возможно большего количества людей правды о русском национализме. Русский национализм не является фашизмом. Он не разделяет, повторяю, расистских, шовинистических, фашистских и вообще каких бы то ни было человеконенавистнических взглядов. По сути дела, русские националисты сейчас - это единственные в России классические последовательные демократы. Интересы большинства - вот основа демократии. Сейчас именно русские националисты отстаивают интересы большинства, потому что сами русские составляют большинство в России. Так вот, требования русских националистов и демократические требования полностью совпадают. Все же те, кто называют себя демократами, но отрицают права русских, по факту демократами не являются. Я бы поостерегся называть их фашистами и тоталитаристами, хотя многие из них, может быть, и заслуживают такого наименования. Я могу только сказать, что они не являются демократами, не являются либералами - они вообще не являются чем-то приемлемым в современном обществе.

__________________________________

Постсоветский национализм и будущее России ("Global Politician", США)

Национализм и Россия ("Washington ProFile", США)