Wednesday, June 25, 2008; A13

Что происходит в отношениях Сирии с Израилем? Действительно ли состоятся непрямые мирные переговоры при посредничестве Турции, о которых было объявлено в мае? Я беседовал с представителями обеих сторон, и они с оптимизмом оценивают перспективы мирного процесса, который стал неожиданностью для многих (включая высокопоставленных чиновников администрации Буша).

Как любая другая секретная дипломатическая инициатива, эти переговоры окружены тайнами и загадками. Поэтому я рассмотрю сирийско-израильский диалог как серию головоломок и попробую их разгадать:

(1) Как начались эти переговоры?

Канал открылся осенью 2006 г., сразу после летней войны в Ливане, которая заставила и Дамаск и Тель-Авив обеспокоиться дестабилизирующей ролью проиранского движения 'Хезболла' в Ливане. Сирия предложила непрямые переговоры 'на расстоянии' и настояла на том, чтобы посредником стала Турция, одна из немногих стран, у которых хорошие отношения и с Сирией и с Израилем.

Много месяцев премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт не мог решить, доверять ли этому каналу. Администрация Буша скептически смотрела на перспективы процесса, но не пыталась его остановить. Примерно год назад Ольмерт решил опробовать сирийский вариант. К этому его активно призывал израильский оборонный истеблишмент - министр обороны Эхуд Барак (Ehud Barak), начальник штаба вооруженных сил генерал Габи Ашкенази (Gabi Ashkenazi) и израильская военная разведка.

(2) Какая от этого выгода сторонам?

Израильские военачальники выступали за взаимодействие с Сирией, потому что считали, что статус-кво в регионе неустойчив. Ливан стал суррогатной ареной боев между Израилем и Ираном, и израильтяне, возможно, проиграли первый раунд. Между тем, сирийцы наращивают свой арсенал ракет и других вооружений. В Тель-Авиве решили, что Израиль проиграет в стратегическом плане, пустив все на самотек.

Президент Сирии Башар Ассад (Bashar al-Assad) выступил за сближение с Израилем, чтобы противостоять попыткам Соединенных Штатов, Франции и Саудовской Аравии изолировать его страну. Доверие сирийцев к турецкому переговорному каналу возросло после того, как Израиль неофициально дал понять, что он готов обсудить условия возвращения Голанских высот (и связанные с этим вопросы - такие, как права водопользования), достигнутые в ходе сирийско-израильских переговоров в 1990-е годы.

(3) Можно ли отделить Сирию от Ирана?

Первостепенная задача Израиля - вывести Сирию из ее альянса с Ираном. Пока израильтяне не видят признаков того, что мирные переговоры способствовали достижению этой цели. Но, в конечном итоге, Сирия может отойти от Ирана (и в сторону Турции), потому что баасистский режим в Дамаске является по природе своей светским и с подозрением относится к религиозному пылу мулл. Расторжение этого альянса было бы культурным и политическим, а не вопросом политики в области безопасности.

(4) Кто в феврале убил в Дамаске Имада Мугние?

Эхо от взрыва подложенной под автомобиль бомбы, от которой погиб глава тайных операций проиранской 'Хезболлы', прозвучало на всем Ближнем Востоке. Подозрение немедленно пало на Израиль. Но 27 февраля лондонская газета Al-Quds Al-Arabi, имеющая очень хорошие источники в Дамаске, предположила, что убийство Мугние было совместно организовано рядом арабских стран и 'МОССАДом'.

Вдобавок появились сообщения о том, что незадолго до смерти Мугние пытался преодолеть внутренний раскол в 'Хезболле' между лидером группы Хасаном Насраллой (Hassan Nasrallah) и ее бывшим лидером Субхи Туфайли (Subhi Tufaily). Туфайли выражает интересы выходцев из долины реки Бекаа, которые уступили влияние в 'Хезболле' шиитам из южного Ливана. По данным одного арабского источника, незадолго до гибели Мугние побывал в селе Туфайли Бритель к югу от Баальбека. Он прибыл туда под своим давним псевдонимом 'Хадж Исмаил'.

Обычно Мугние перемещался без охранников, считая, что защитой ему послужит хирургическое изменение черт лица, из-за которого даже старые друзья не могли узнать 'Хаджа Исмаила'. Именно поэтому сирийцы настаивали на своей непричастности. Но знаком напряженности стало то, что Тегеран заявил о создании совместной комиссии для расследования убийства, а Дамаск немедленно опроверг это заявление.

(5) А как же секретный сирийский ядерный реактор, уничтоженный израильтянами 6 сентября 2007 г.?

Как это ни странно, налет на 'строение-загадку', как назвали его аналитики из ЦРУ, возможно, помог мирным переговорам. Израильтяне ощутили, что их решительные действия придали убедительности их политике сдерживания. А сирийцы по достоинству оценили то, что молчание израильтян и американцев позволило им замести следы. Наконец, то, что Ассад держал в тайне ядерную программу и выдержал давление, оказанное на него после налета, показало израильтянам, что он настоящий хозяин в своем доме, а потому - серьезный партнер на переговорах.

Дэвид Игнатиус - один из ведущих PostGlobal, онлайновой дискуссии по международным вопросам.

________________________________________

Новые правила для Ближнего Востока ("The International Herald Tribune", США)

Что нужно Израилю от будущего президента США? ("Al Akhbar", Египет)

Израиль: Россия, возможно, продает Дамаску современное оружие ("The Jerusalem Post", Израиль)