Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель Italia, за что мы ей крайне признательны

__________________________________________________

"Мы открыты и надеемся открывать". Сразу же по прибытии в Москву февральской ночью в начале семидесятых годов монсеньор Агостино Казароли, тогдашний министр иностранных дел Ватикана, ответил такой безмятежной игрой слов репортерам, которые спрашивали его, чего он надеется добиться от этой необычной поездки в столицу коммунистической империи. Его сопровождали заместитель Акилле Сильвестрини и один молодой африканский священник. Потом, когда угрюмые проверяющие советского министерства иностранных дел старались держать его подальше от всех, в карман Казароли проскользнули три листка, переданные ему исподтишка дружеской рукой одного западного корреспондента.

Это был список "запрещенных" епископов и священников, прежде всего, из католических прибалтийских республик, которым режим запрещал исполнение религиозных служб и в некоторых случаях помещал под домашний арест. Я снова вспомнил об этом эпизоде, когда прочитал интервью в этом номере "Il Venerdi", взятое Риккардо Стальяно у Эрика Фраттини (Eric Frattini), испанского журналиста и писателя, и автора рассказа о предполагаемой службе безопасности Ватикана.

Если она действительно существовала, по крайней мере, по образу и подобию обычных спецслужб, Казароли не нуждался бы в довольно случайной информации, как та, которую он собрал в аэропорту Шереметьево и постарался увеличить в последующие вечера, почти секретно встречаясь с людьми, которые жили в советской столице. Та поездка в Москву, в самом деле, была в чем-то подобна миссии разведчика. Под дипломатическим прикрытием и под официальным предлогом подписания договора о нераспространении ядерного оружия ("Сколько атомных бомб у Ватикана?"- спросил шутливо один западный дипломат, перефразировав знаменитую шутку Сталина) Казароли старался добиться освобождения "опальных" священников. Безуспешно. Но ватиканская дипломатия всегда работала на длительный срок.

Политика, которую назвали "Остполитик" Казароли, который потом стал государственным секретарем Ватикана с Сильвестрини в качестве министра иностранных дел, была выработана с бесконечным терпением на Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе. Она привела к постепенному освобождению "Молчащей Церкви" вплоть до триумфа избрания папы Римского-поляка. Та паутина не имела нужды в шпионах, но в капиллярной сети информаторов - да. И их всегда хватало у (католической - прим. перев.) церкви во всем мире: епископы и священники, офицеры и солдаты, готовые сражаться. За благие дела, почти всегда. Но иногда и за ошибочные.

_______________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Italia

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

_______________________________________

"Мы не давали приказа стрелять в Войтылу" ("La Repubblica", Италия)

Заговор КГБ с целью дискредитации 'нацистского папы' ("The Times", Великобритания)