Иностранные корреспонденты работали 18 июня как обычно, освещая события эстафеты олимпийского огня, проходившей через китайский город Кашгар в провинции Синьцзян. 'Обычно' на сей раз означало, что они стояли на обочине под надзором полиции, и им запрещали брать интервью у зрителей, хотя человек из китайского МИДа утверждал: 'Мы по-прежнему даем вам возможность готовить репортажи совершенно свободно'. Как же. Стоит вспомнить о репортере из Associated Press, которого полиция 3 июня просто силой выволокла с места проведения митинга протеста родителей тех детей, которые погибли во время землетрясения в провинции Сычуань.

Добро пожаловать в две из многих 'запретных зон' Китая для средств массовой информации. Географически это районы Тибета и Синьцзяна. А болезненные темы - это протесты общественности и диссиденты. В таких зонах чиновники, сотрудники спецслужб и громилы в штатском имеют полную свободу действий и применяют самые разные приемы, чтобы лишить иностранных журналистов возможности свободно работать и готовить репортажи - от создания препятствий до открытого насилия.

В этом году все должно было идти не 'как обычно'. В 2001 году китайские власти торжественно пообещали Международному олимпийскому комитету, что если Пекину будет предоставлена возможность провести Олимпиаду-2008, то он предоставит СМИ гораздо больше свобод и позволит миру увидеть Китай таким, какой он есть в действительности. На деле 'выполнение' данного обещания свелось к изданию временных правил, которыми на бумаге (но не на практике) предоставлялось больше свобод иностранным журналистам. Но местные репортеры должны по-прежнему тянуть лямку официальной пропаганды, иначе им грозят репрессии за подрыв существующей системы.

Самая крупная запретная географическая зона Китая это Тибет. Когда в марте там начались протесты, вылившиеся в стычки с полицией в городе Лхаса, правительство полностью запретило иностранным журналистам совершать туда поездки. 26 июня министерство иностранных дел Китая внезапно объявило, что Тибет вновь официально открыт для иностранных СМИ. Однако оно подчеркнуло при этом, что ездить туда можно 'в соответствии с ранее существовавшими правилами'. А правила эти таковы, что разрешение на поездку в Тибет можно получить крайне редко. Вряд ли у зарубежных журналистов появится возможность сообщить о том, что же вызвало беспорядки в Лхасе, а также проверить, какое количество людей было убито, ранено и арестовано во время крупнейшей кампании преследований и репрессий с момента расправы на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года.

Первое время после разрушительного землетрясения в провинции Сычуань, которое произошло 12 мая, власти относились к иностранным журналистам более благожелательно. Но дверь захлопнулась так же быстро, как и открылась. Клуб иностранных корреспондентов Китая предупредил в июне, что у журналистов будет меньше возможностей для свободного освещения событий в провинции Сычуань. Он со 2 июня зафиксировал как минимум 9 инцидентов, когда журналистов преследовали, задерживали или грубо с ними обращались во время их работы в данной провинции. Такие меры контроля иностранных СМИ заставляют задать вопрос: а сможем ли мы - и народ провинции Сычуань - хоть когда-нибудь узнать, сколько же человек погибло в действительности, и насколько коррупция в стране усугубила последствия землетрясения и увеличила трагический список жертв.

Вчера был опубликован новый доклад правозащитной организации Human Rights Watch под названием 'Закрытие Тибета и других 'болезненных тем' для СМИ'. В нем особо выделены те опасности, которые грозят представителям средств массовой информации, когда иностранные журналисты в количестве 25000 человек направятся в Пекин для освещения событий Олимпиады. В докладе отмечается, что китайское правительство и МОК не сдержали своих обещаний в области прав человека, особенно в вопросах обеспечения большей свободы для средств массовой информации, хотя именно благодаря таким обещаниям Пекин в 2001 году получил возможность провести Игры.

Пока у МОК и иностранных государств, которые направят в Китай своих спортсменов, журналистов и зрителей, есть еще время, чтобы потребовать от китайского правительства выполнения его собственных временных правил для зарубежных репортеров, придания им постоянного характера и распространения их положений на местных журналистов. МОК и иностранные государства могут и должны оказать на Пекин давление, чтобы он снял ограничения на поездки представителей зарубежных СМИ по стране, и особенно в Тибет. Они должны также потребовать, чтобы китайские власти расследовали факты анонимных угроз убийства, которые получили как минимум десять иностранных корреспондентов и членов их семей в ответ на их якобы предвзятое освещение событий в Тибете в марте и апреле.

Международный олимпийский комитет в особенности должен сделать выводы из точно выверенных действий китайских властей против свободы выражения и прочих прав человека, которые напрямую связаны с многолетней подготовкой к Олимпийским играм в Пекине. МОК следует создать в своей структуре постоянно действующий правозащитный механизм, с помощью которого будет осуществляться отбор устроителей будущих Олимпиад.

Действуя твердо, решительно и согласованно, ссылаясь на 'базовые нравственные ценности', лежащие в основе Олимпийской хартии, МОК и направляющиеся в Пекин мировые лидеры могут добиться от китайских властей выполнения своих обещаний в отношении свобод средств массовой информации на период Олимпиады. Открытие некоторых запретных зон в Китае поможет внести в олимпийское движение достойные изменения.

Фелим Кайн - специалист по странам Азии из нью-йоркской правозащитной организации Human Rights Watch

____________________________________

Внутренняя игра Пекина ("The International Herald Tribune", США)

Возврат к репрессиям ("The Washington Post", США)

Китайские запреты для гостей Олимпиады ("The New York Times", США)