Варварские безальтернативные выборы стоили жизни 80 членам оппозиционного Движения за демократические перемены (Movement for Democratic Change), тысячи граждан Зимбабве загоняли на выборы немилосердными избиениями. Роберт Мугабе сохранил полный и беспощадный контроль над страной, которую некогда освободил и продолжает терроризировать. Свидетельство его победы - 11-летний мальчик, которому перебили ноги 'зеленые куртки' - члены его молодежной дружины.

После сталинского триумфа г-на Мугабе, Совет Безопасности ООН выразил 'глубокое сожаление' по поводу 'обстоятельств' проведения выборов. Формулировка должна была быть немного жестче, но Южная Африка, не желая задеть чувства г-на Мугабе, стала возражать против признания выборов 'нелегитимными'. Ровно за день до этого, больницы Хараре - столицы Зимбабве - не справлялись с потоком пациентов - элементарно не хватало врачей. Часть больниц, из страха перед военными, прекратила принимать жертв пыток.

Совершенно не удивительно, что Совет ООН по правам человека все еще не включил эту расширенную версию 'Хрустальной ночи' имени г-на Мугабе в повестку дня. Напомним, что когда нацисты организовали свою 'Хрустальную ночь', предварявшую собой начало Холокоста, мир тоже не стал вмешиваться. [Примечание редактора: 'Хрустальная ночь' - серия направленных против немецкого еврейства погромов, организованных нацистами в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, в ходе которых было убито 90 евреев, не меньше 25000 было арестовано и отправлено в концентрационные лагеря.]

Как 25 июня писала The Times, г-н Мугабе, освободитель Зимбабве, с гордостью заявил: 'Окружающие могут говорить все, что им угодно, но это наши выборы. Мы - суверенное государство, и этим все сказано'. ООН настаивает на нерушимости суверенитета своих членов - даже тех из них кто терроризирует собственное население. Эта гарантия позволила г-ну Мугабе заявлять в ходе своей сольной 'предвыборной кампании': 'Мы не допустим никакого вмешательства во внутренние дела Зимбабве, в том числе со стороны других африканцев'. Среди миллионов брошенных миром на произвол судьбы зимбабвийцев находятся и выжившие после нападения на дом в Читунгвизе (городе в 18 милях к югу от Хараре), служивший убежищем для членов Движения за демократические перемены. Как одна из них, 57-летняя Джорджина Ньямуцамба (Georgina Nyamutsamba), 27 июня сказала в интервью The Washington Post: 'На (соседнем) кладбище Уоррен-хиллс лежит столько ребят, убитых Мугабе. Пожалуйста, помогите, нам, тем, кто страдает здесь, в Зимбабве. Что мы можем сделать?'. Одна из владельцев дома Аннастасия Чипийо (Annastasia Chipiyo), потеряла надежду на избавление от освободителя Зимбабве. 'Мне уже нечего бояться. Я потеряла сына', - говорит она. Ее сын был в числе четырех погибших 17 июня во время нападения на ее дом. Ей больше нечего терять. Такое же чувство безнадежности охватывает и многих других зимбабвийцев.

Лидер Движения за демократические перемены Морган Цвангираи (Morgan Tsvangirai), снявший свою кандидатуру с выборов, чтобы не увеличивать количество своих искалеченных сторонников, писал в своей статье, вышедшей в номере газеты The Guardian от 25 июня: 'Зимбабве развалится, если мир не придет к нам на помощь'. Г-н Цвангираи призвал ООН послать в 'Мугабеленд' миротворцев и дать возможность провести новые выборы, в которых он мог бы участвовать как 'легитимный кандидат', не ставя под угрозу жизни голосующих за него.

Однако даже если Организация объединенных наций не ограничится 'глубоким сожалением' и наложит на г-на Мугабе и его главных приспешников дополнительные экономические санкции, они вряд ли испугают африканского Гитлера. Каковы бы ни были намерения королевы Елизаветы, лишившей 25 июня Мугабе пожалованного ему в 1994 Большого рыцарского креста ордена Бани, у бывшего рыцаря это не вызвало ничего, кроме насмешек.

Вы действительно думаете, что его хоть что-то волнует? Сара Чилдресс (Sarah Childress) из The Wall Street Journal внимательно следила за этими дьявольскими 'выборами', опозорившими Африку. 'Г-н Мугабе, - пишет она в своей статье от 26 июня, - давно перестал обращать внимание на то, что о нем думает мир. Если на него не надавят его африканские партнеры, дипломаты практически ничего не смогут сделать, чтобы повлиять на него'.

Исключит ли Африканский союз Зимбабве из своих рядов, если г-н Мугабе продолжит душить страну? Что предпримет Южноафриканское сообщество развития (Southern African Development Community), по мнению г-жи Чилдресс являющееся 'наиболее влиятельной (с экономической точки зрения) международной организацией среди действующих лиц драмы Зимбабве'? Решатся ли африканские лидеры, которых все больше тревожат и отталкивают безнаказанность г-на Мугабе и его склонность к убийствам, на военную интервенцию в Зимбабве, если другие меры окажутся бесполезными. Даже почтенный Нельсон Мандела (Nelson Mandela) в конце концов поборол свое отчетливое нежелание критиковать других бывших борцов за свободу, сражавшихся с европейскими колонизаторами. (Белые правители Родезии 10 лет продержали г-на Мугабе в тюрьме, до того как он вышел на свободу, и Родезия превратилась в Зимбабве) На обеде в Лондоне в честь своего девяностолетия г-н Мандела признал неприятную правду, заявив, что руководство Зимбабве проявило 'трагическую несостоятельность'. Он не назвал страшное имя, но смысл его выступления был очевиден. Впрочем, возможно, в ответ на непочтительность г-на Манделы г-н Мугабе только пожал плечами.

Это - первая из двух статей о Роберте Мугабе, 'африканском Гитлере'. В следующей статье: Возможен ли адекватный и реальный ответ Джорджине Ньямуцамба из Зимбабве, оплакивающей 'ребят, убитых Мугабе'? 'Что мы можем сделать?' - спрашивает она. Чем тут можно помочь кроме 'глубокого сожаления', если для военного вмешательства сначала необходимо совершить невозможное - получить одобрение России и Китая - членов Совета Безопасности ООН.

______________________________________________

Доктрина Буша снова актуальна ("The Wall Street Journal", США)

Диктаторы вернулись: а мы будто этого не замечаем ("The Sunday Times", Великобритания)