Последние двадцать лет нам постоянно вдалбливали в голову идею о 'постиндустриальной' Америке. Эксперты объявили: в Соединенных Штатах возникло 'информационное общество' с 'высокотехнологичными отраслями'. То, чем традиционно славилась наша страна - обрабатывающая промышленность, производство продуктов питания и топливо, автомобилестроение - теперь дело прошлое, говорили нам. Пусть эту грязную работу делают иностранцы - те, кому не повезло родиться в Америке, а мы с нашими смартфонами и лэптопами будем все это дело финансировать, организовывать, учить их уму-разуму и критиковать за непонятливость.

Пусть нелегальные мигранты готовят нам обеды и меняют пеленки нашим детям, освободив нам руки для более важных занятий - судебных исков, игры на бирже и экологического мониторинга. Китайцы снабдят нас всем необходимым для повседневной жизни - от обуви до телефонов. Качественными товарами посложнее - машинами и видеокамерами - займутся японцы. А африканцы, арабы, иранцы, русские и венесуэльцы пусть качают для нас нефть, портя собственную экологию - все равно они живут в странах, где мы нипочем не захотим побывать.

Даже продовольствие - без которого уж никак не обойтись - нам все больше будут поставлять Мексика и Южная Америка.

Рафинированных американцев теперь больше всего заботят вопросы гендерной, расовой и социальной справедливости в наших университетах и судах, как будто главная задача - не преумножать 'пирог' нашего национального богатства, а делить то, что есть, строго поровну.

Подлинным источником нашего богатства при таком подходе, судя по всему, должен был служить просто тот факт, что мы - американцы. В результате остальной мир - как же может быть иначе! - обязан одалживать нам деньги, и, кусая локти от зависти, поддерживать наш непревзойденный образ жизни. Наши дома становились все просторнее, и мы начали покупать их уже не для того, чтобы обеспечить достойное пристанище для наших семей, а в качестве средства помещения денег.

Лучшие выпускники наших университетов отправлялись на Уолл-стрит, в страховые компании, юриспруденцию, журналистику и науку. Да и как может быть иначе, если американские законы делают торговлю и инвестиции более простым и прибыльным делом, чем строительство, добычу полезных ископаемых, земледелие и производство?

Американские университеты хвастались: мы учим конструкторским и инженерным специальностям студентов со всего мира. Неудивительно - наша собственная молодежь предпочитает юрфаки и школы менеджмента! Мы полагаемся на патерналистское регулирование государства, которое говорит нам, чего нельзя делать, вместо того, чтобы брать пример с самых талантливых и умных граждан, показывающих, на что мы способны.

Увы, ни одна великая цивилизация в истории - греческая, римская, английская, французская, далее по списку - не добилась успеха, полагаясь на бюрократов и юристов.

Результаты этого вялого и покровительственного настроя в Америке на сегодняшний день противоречивы.

К плюсам, помимо того, что американцам никогда не жилось так хорошо, как сегодня, можно отнести и тот факт, что в Китае люди больше не голодают - а раньше таких были миллионы. Японию сейчас интересует маркетинг гибридных автомобилей, а не восстановление прежней 'сферы сопроцветания' в Азии. Страны Персидского залива теперь больше напоминают Лас-Вегас, чем пустыни Вазиристана. Миллиарды людей в сегодняшнем глобализованном мире подражают образу жизни американского среднего класса - как бы над ним ни издевались, он по-прежнему олицетворяет в глазах многих свободу и процветание.

В качестве минуса, естественно, следует назвать нарастающую коллективную панику в нашей собственной стране - всех тревожит, можно ли будет сохранить все эти несомненные достижения в условиях, когда страна сидит по уши в долгах, зависит от импорта энергоносителей, погрязла в неуверенности и пассивности.

Паралич, охвативший нас в 21 веке, иначе как парадоксальным не назовешь. Материальные ресурсы Соединенных Штатов отнюдь не истощены. В наших недрах и сегодня кроются нетронутые запасы нефти, газа, угля, сланцев и нефтеносных песков на многие триллионы долларов.

Америка может увеличить добычу урана - полученного из него топлива хватит для сотен новых атомных электростанций. Для развития сельского хозяйства у нас есть все, чего только можно пожелать - плодороднейшие в мире почвы, самая совершенная система ирригации, трудолюбивые и предприимчивые фермеры.

Условия для использования энергии солнца и ветра на западе Соединенных Штатов - одни из лучших на планете. Нам хватает сырья и промышленного потенциала для того, чтобы производить все необходимые изделия из дерева, стали и цемента.

Необходимо, чтобы новое поколение американцев, которое будет в мнеее тепличных условиях, стремилось восстановить наше преобладание в промышленности и изменить настрой в обществе. Оно должно быть готово выплачивать долги, накопленные предыдущими поколениями, а не делать новые, строить, а не сутяжничать, работать засучив рукава, а не хныкать. Пора нам вновь научиться уважать физический труд, а не избегать его или перекладывать на плечи других. Наши дети - достаточно здоровы и крепки, чтобы самим подрезать газоны и собирать апельсины. И еще - будем надеяться, что их станут намного больше интересовать успехи генерала Дэвида Петреуса (David Petraeus), чем последние психологические проблемы Мадонны.

Но в такой же степени Америка нуждается в настоящем лидере, способном указать ей путь вперед - а не в новых банальных призывах не терять надежду, новых ссорах по гендерным и расовым вопросам, и бесконечных риторических баталиях из-за того, кого следует считать подлинным 'бунтарем', кого - 'консерватором с большой буквы', а кого - 'самым либеральным либералом'. От наших двух кандидатов в президенты мы хотим услышать конкретные ответы - как они собираются снова развести пары в американском 'локомотиве'.

Вот они, вопросы, на которые следует дать ответ: насколько больше баррелей нефти, галлонов топлива и мегаватт электроэнергии будет производить Америка, а также - к какому сроку, и каким образом мы этого добьемся? Насколько следующая администрация намерена сократить государственную задолженность - и опять же, с указанием сроков и конкретных методов? Как и когда наши школы избавятся от нынешней (полностью провалившейся) 'щадящей' программы обучения, и снова начнут давать детям подлинные знания?

Одним словом, пора американцам сказать: мы устали от разговоров о том, какое мы постиндустриальное, постмодернистское, пост-такое, пост-сякое общество. Мы хотим, чтобы нас снова называли народом эффективных производственников, умеющим проливать пот не хуже, чем напрягать мозги. И еще - нынешние выборы уверенно выиграет тот кандидат, кто сможет убедить нас: все так и будет.

Виктор Дэвис Хэнсон - член общеамериканского синдиката обозревателей печати, старший научный сотрудник Гуверовского института (Hoover Institution) при Стэнфордском университете. В 2007 г. он был награжден Медалью за общенациональные заслуги в области гуманитарных наук (National Humanities Medal)

______________________________________

Не спешите хоронить Америку ("The Wall Street Journal", США)

'Упадок' Америки - преувеличение ("The International Herald Tribune", США)

Для Америки еще не все кончено ("Los Angeles Times", США)

Будущее американского великодержавия ("Foreign Affairs", США)

Парадокс американского влияния ("The Washington Post", США)