Прошло пять лет с того момента, как ВР создала совместное предприятие с российскими магнатами, и вот этот выгодный брак по расчету оказался на грани краха

Брак, заключенный в 2003 году между британским нефтяным гигантом ВР и группой магнатов российского происхождения, и приведший к созданию совместного предприятия, был неспокойным с самого начала.

'Первый риск ... это взаимное недоверие', - предупредил своих коллег в бюллетене компании ее исполнительный директор Герман Хан, когда сделка была подписана.

Недоверие вылилось в открытую враждебность, несмотря на то, что совместное предприятие ТНК-ВР, участникам которого с российской и британской стороны принадлежат равные доли в размере 50 процентов, удвоило или даже утроило объем своей капитализации, и всего за пять лет выплатило своим акционерам огромные дивиденды в 18 миллиардов долларов. Обе стороны изливают потоки обид и взаимных обвинений.

Российские олигархи обвиняют ВР в том, что она преследует свои собственные интересы, ставя на должности в ТНК-ВР чрезмерно большое количество дорогостоящих иностранных кадров, и отказывая совместному предприятию в праве вести изыскания в других странах, например, на Кубе. Тем временем, ВР подозревает, что российские партнеры хотят отнять у нее самые ценные активы и захватить управление совместным предприятием. ВР также думает, что эти партнеры подтолкнули российские власти к активизации налоговых проверок, к проведению обысков в офисах компании и к отказу в предоставлении виз 148 иностранным сотрудникам, которые были вынуждены покинуть страну. Кроме того, один из сотрудников из числа эмигрантов был арестован по подозрению в шпионаже.

Вчера испытывающий мощное давление президент совместного предприятия Роберт Дадли (Robert Dudley), у которого заканчивается срок действия российской рабочей визы, и которого партнеры-магнаты призывают снять с должности, заявил, что уедет из Москвы, но продолжит управлять компанией из-за границы. Бывший генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон (George Robertson), который сегодня является заместителем председателя совета директоров ТНК-ВР, обвинил вчера в Вашингтоне четверку российских партнеров в том, что это они лишили Дадли возможности получить визу, и назвал этот поступок 'возмутительным'.

Вражда в рядах ТНК-ВР вызывает озабоченность у иностранных аналитиков и инвесторов, которые видят в этом опасный показатель тех трудностей, с которыми сегодня сталкивается бизнес в России. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Буш обсуждали этот вопрос с российским президентом Дмитрием Медведевым на недавнем саммите 'большой восьмерки'.

Когда создавалась ТНК-ВР, многие усмотрели в этом признак того, что Россия при президенте Владимире Путине будет открыта для бизнеса, и что даже самые ценные ее объекты нефтяной и газовой промышленности готовы к иностранным инвестициям и сотрудничеству. Хорошо известный многим глава ВР Джон Браун (John Browne) и российский финансовый капиталист Михаил Фридман подписывали соглашения о создании СП в присутствии Путина и британского премьера Тони Блэра (Tony Blair). В Кремле был дан грандиозный прием для 300 гостей из мира бизнеса и политики.

Но спустя пять лет междоусобица в совместном предприятии в глазах многих иностранных инвесторов стала своеобразным экзаменом на предмет того, безопасно или нет вкладывать инвестиции в России, и может ли государственный аппарат по приказу использоваться против инвесторов в коммерческих спорах.

'Чем раньше разрешится этот спор на основе прозрачности и справедливости, тем лучше, причем не только для участвующих в нем сторон, но и для всех тех, кто задумывается о вложении инвестиций в России', - говорит президент Американо-Российского делового совета Эд Верона (Ed Verona).

В этом месяце один из российских партнеров по совместному предприятию Виктор Вексельберг устроил в изысканном французском ресторане 'Le Bernardin' в центре Манхэттена ланч, во время которого изложил свои претензии к Дадли и руководству ТНК-ВР с британской стороны. За день до этого Вексельберг был в Гарвардском университете, поскольку он финансировал замену и возврат в Россию больших колоколов московского Свято-Данилова монастыря, которые находились в гарвардском Лоуэлл-хаусе.

Это предприятие оказалось для Вексельберга очень выгодным. Его собственная компания 'Ренова' получила 4,5 миллиарда долларов дивидендов плюс свою долю того, что заплатила ВР за акции после заключения сделки. По его словам, партнеры купили 40 процентов активов фирмы всего за 810 миллионов долларов, когда постсоветское правительство проводило приватизацию.

Одетый в белый костюм и рубашку без галстука, Вексельберг заявил, что он, состоятельный олигарх с еврейскими корнями родом с Украины, никак не мог организовать проведение властями в Москве расследований. Он сказал, что спор с ВР и расследование в руководстве компании это простое совпадение. По словам Вексельберга, его тоже допрашивали по делу о налогах.

Бизнесмен отметил, что существует два основных спора. Во-первых, хотя ТНК-ВР предназначалась для освоения нефтяных и газовых месторождений в России, он со своими партнерами хочет, чтобы компания вела разведку и в других странах. ВР согласилась рассматривать каждый конкретный случай в отдельности. Однако, по словам Вексельберга, ВР заявила, что нарушит американские и британские запреты, если начнет вкладывать инвестиции в таких странах, как Куба и Иран. Он сказал, что ВР отказывается рассматривать вопрос о разведке нефти в иракских районах проживания курдов, потому что британский нефтяной гигант не желает раздражать центральное правительство Ирака, которому принадлежат гораздо более перспективные месторождения на юге страны.

'Не было никакого требования насчет деятельности за пределами России, - сказал Вексельберг, - но у нас была устная договоренность'.

Во-вторых, сказал Вексельберг, ВР направила на временную работу в совместное предприятие слишком много своих сотрудников. Она не стала готовить им замену из числа россиян и платит иностранным сотрудникам слишком высокие зарплаты. Вексельберг, являющийся членом правления ТНК-ВР и ее главным операционным директором, заявил, что иностранные сотрудники обходятся совместному предприятию в 150 миллионов долларов в год.

Он утверждал, что иностранцы также подрывают его авторитет. 'Когда я говорю им: 'Мы будем делать так', они отвечают: 'Извините, но мы сотрудники ВР', - рассказал он, - этими людьми очень трудно руководить'.

Он добавил: 'ВР не относится к нам как к равным партнерам'.

Руководство ВР отвечает, что имеется более чем достаточно возможностей для ведения разведки и добычи в России и на Украине, и нет никакой нужды начинать бизнес на Кубе, в Судане, Бирме или Иране - то есть во всех тех местах, которые предлагают российские партнеры по СП. Кроме того, руководители ВР отмечают, что ТНК-ВР и без того ведет разведку в Венесуэле и Туркменистане.

Средние затраты на поиск и освоение добычи барреля нефти в последние пять лет составляли 2 доллара и 20 центов, заявила компания в своем пресс-релизе. Несмотря на то, что налоговые отчисления в России 'съедают' почти все доходы от цены свыше 28 долларов за баррель, страна эта все равно остается очень выгодным местом для нефтяного бизнеса. (Россия сейчас рассматривает вопрос об увеличении этого налогового порога.)

ВР отстаивает необходимость использования иностранных сотрудников, часть из которых прикомандирована к совместному предприятию, а часть оставила свои прежние места, чтобы стать штатными работниками ТНК-ВР. Иностранцы составляют лишь небольшую часть штата сотрудников компании, который превышает 60000 человек. Сама идея создания СП подразумевала использование знаний и технологий ВР, за счет чего планировалось увеличивать добычу на действующих и перспективных месторождениях в России. По словам представителей ВР, объем добычи увеличивается на 5,8 процента ежегодно.

'Идея заключается в применении технологий западного Техаса в Западной Сибири', - заявил в 2006 году один из руководителей ВР. Многие иностранные специалисты по финансам работали в Москве и предотвращали хитрости и проделки русских менеджеров, говорят близкие к ВР люди. А руководство компании заявляет, что в момент, когда нефтяная промышленность испытывает кадровый дефицит, ТНК-ВР просто повезло, что в его составе работают сотрудники из ВР.

У двух сторон также разные приоритеты. Российские партнеры хотят извлекать из совместного предприятия деньги, а ВР заявляет, что реализует долгосрочную программу наращивания резервов и добычи. 'Они заинтересованы в кратковременном, а не в долгосрочном благополучии крупнейших в России активов', - заявил Робертсон.

В последние несколько месяцев события стали развиваться все стремительнее. Когда этой весной 150 прикомандированным иностранным сотрудникам из ВР пришла пора подавать заявления на получение виз, Хан и Вексельберг подали всего 84 заявки. Дадли не мог присутствовать на совещании по вопросу виз, потому что он принимал участие в заседании правления одной из дочерних фирм, поскольку опасался, что российские партнеры пытаются поставить там у руководства своих собственных директоров и получить в свои руки контроль над важными активами, в том числе, над крупнейшим в России нефтяным месторождением.

Наряду с этим, фирма под названием 'Тетлис', у которой нет ни офиса, ни собственного бизнеса, начала в Сибири судебный процесс против ВР. Надо заметить, что ее владельцы прежде были связаны с принадлежащим Фридману 'Альфа Финанс Холдингом'. Затем в апреле ТНК-ВР не подчинилась указанию Дадли и аннулировала электронные пропуска у тех сотрудников, у которых имелись проблемы с визами.

Кроме того, российские представители налоговых органов провели обыск в штаб-квартире фирмы, конфисковав ряд документов. Свои жалобы подали профсоюзы. Они заявили, что Дадли не обеспечил проведение подготовки по технике безопасности.

Правление компании не собиралось месяцами, поскольку российские партнеры настаивали на увольнении Дадли, а ВР стояла на его стороне. На заседании правления СП на прошлой неделе ВР заявила, что откладывает выплату дивидендов до сентября. Российские партнеры сказали, что заблокируют бизнес-план, и это создаст препятствия на пути новых капиталовложений.

'Они держат капиталовложения в качестве заложников ... хотя в любой нефтяной компании это составляет основу ее существования', - заявил Робертсон. Он также отметил, что такие действия нанесут ущерб производственному процессу и приведут в этом году к сокращению объемов добычи.

На прошлой неделе, когда группа российских сотрудников подала на Дадли в суд, он заявил на пресс-конференции в Москве, что 'мы опустились до новой отрицательной отметки в применяемой тактике. ... Такие претензии просто развалят компанию на части'.

Несмотря на все неурядицы, российское предприятие является весьма высокодоходным. ВР за свою половину в компании выплатила российским партнерам 7,8 миллиарда долларов. Совестное предприятие получило 9 миллиардов долларов дивидендов, и дальше будет зарабатывать по 2 миллиарда долларов в год, а может быть, и больше того. На долю ВР в этом совместном предприятии приходится примерно четверть ее общемирового объема добычи и почти пятая часть ее разведанных запасов.

ВР не сдается. По словам Робертсона, 'нас не смогут выгнать из страны из-за действий этих четырех людей'.

__________________________________

Крупнейшая компания Великобритании убегает из России, поджав хвост ("The Times", Великобритания)

Надежда на тесное сотрудничество между Россией и Западом уже мертва ("The Guardian", Великобритания)

Стратегический триумф ВР, обернувшийся дорогой ловушкой ("The Financial Times", Великобритания)