Вступление в Европейский союз не означает достижение конечного пункта на пути реформ и только лишь наслаждение общими благами и привилегиями. В среду Европейская комиссия (ЕК) частично приостановила финансовую помощь Болгарии. Причина болезненно понятна и в Латвии - коррупция.

Румынии, которая получила строгое предупреждение о необходимости очистить и привести в порядок свою правоохранительную систему, на этот раз удалось избежать аналогичных санкций. Однако Брюссель подтвердил, что продолжит мониторинг обеих стран в сфере правоохранительных органов и внутренних дел, хотя пока и воздержится от приведения в действие предусмотренной условиями вступления упомянутых государств в ЕС клаузулы безопасности, что означало бы отказ признавать решения судов Румынии и Болгарии другими государствами-членами ЕС.

Опубликованные в среду доклады ЕК по Болгарии и Румынии - это беспрецедентная критика в адрес членов ЕС. В особенности два доклада по Болгарии - ежегодный доклад о судебной системе и отдельный доклад об использовании фондов ЕС с решением приостановить часть запланированных выплат - невиданно жесткие, хотя их тон (так же, как и в докладе по Румынии) смягчен, если сравнивать с просочившимися на прошлой неделе черновиками этих документов.

ЕК лишила два правительственных агентства Болгарии права распоряжаться деньгами фондов ЕС, приостановив тем самым подписание договоров на 250 миллионов евро. Вместе с другими замороженными фондами сумма средств, выплата которых Болгарии приостановлена, составляет 800 миллионов евро. Экономическое влияние санкций ЕС может оказаться достаточно тяжелым, поскольку, по меньшей мере, часть денег этих фондов Болгария потеряет навсегда, если не сможет освоить их до конца года.

Однако еще более тяжелым может оказаться влияние на международную репутацию государства и на внутриполитическую ситуацию. Болгарская общественность требует привлечь к ответственности виновных в унижении страны, растущий гнев против коррумпированной политической элиты может привести к падению правительства социалиста Сергея Станишева и к досрочным выборам. После опубликования доклада Бюро ЕС по борьбе с коррупцией (OLAF) на прошлой неделе болгарская оппозиция начала обсуждать возможность отставки президента Георгия Пырванова, избрание которого, как упоминается в докладе, финансировало некое связаннее с криминальными кругами лицо.

Румыния и Болгария - это государства с самым высоким в ЕС уровнем коррупции, и это, наверное, может служить успокоением для политиков в некоторых других странах, у которых та же проблема, однако, которые согласно индексу Transparency International менее коррумпированы. Однако вряд ли, к примеру, в Латвии правящая коалиция будет хвалиться тем, что, кроме двух упомянутых стран, коррумпированнее нас только Греция и Польша.

Румыния и Болгария попали в ЕС, перескочив через тот этап, на котором находилась Латвия на момент вступления в ЕС четыре года назад. Сейчас эти две страны все еще живут в стадии дикого 'бандитского капитализма', который процветал в Латвии во второй половине 90-х годов, и на место которого пришла более 'цивилизованная' власть олигархов.

Однако, при чтении докладов по Болгарии и Румынии, может возникнуть ощущение, что сказанное в них звучит на удивление знакомо, хотя кое-где и преувеличенно для нынешних времен. Например, о 'сети криминальных компаний', которые состоят из местных и оффшорных фирм и занимаются мошенничеством с налогами и отмыванием денег. Или об ответственном за строительство дорог в Болгарии, который для заключения договоров избрал две фирмы, управляемые его братом. (В Латвии это было бы слишком, у нас такие дела в рамках 'семей' осуществляются метафорически, а не буквально!). Или о полицейском начальнике высокого уровня, который продавал информацию главарям преступных группировок. (У нас ведь нет таких отдельных преступных группировок!). А также то, что в правительстве и в государственных службах есть влиятельные люди, которые не заинтересованы в борьбе с коррупцией? А разве нельзя сравнить привычную практику Сейма -не выдавать своих для уголовного преследования - с тем, что в Румынии законодатели имеют право не допускать уголовного расследования деяний своих коллег?

Проблемы, с которыми столкнулись Болгария и Румыния, не являются причиной для остальных постсоветских государств для самодовольства по поводу достижений и напоминают о наших собственных проблемах всего лишь менее десяти лет назад. Однако у Латвии, разумеется, есть опыт, который можно предложить другим государствам, только сейчас начинающим серьезно бороться с коррупцией. К примеру, непривлекательные зарплаты для работающих в государственном секторе, что в докладе ЕК названо одним из способствующих коррупции факторов, - не главная проблема. В Латвии зарплаты в государственном секторе выше, чем в частном, но зачастую это не удерживает от желания 'жить лучше', к тому же для политбизнесменов нашей 'цивилизованной мафии' это лишь мелочь, которую легко можно вытеснить из конкуренции.

Важнее внедрить эффективные механизмы борьбы с коррупцией, и не зря Румыния, наряду с критикой, получила и похвалу от Брюсселя за создание учреждения по борьбе с экономической преступностью. И в этом смысле у Латвии есть опыт, в том числе, к сожалению, и такой, который демонстрирует, что подлинное стремление бороться с коррупцией зачастую останавливается на политическом уровне, поскольку политическим партиям недостает единой и недвусмысленной воли искоренить коррупцию на высоком уровне, - о чем сказано в упомянутых докладах по Болгарии.

Большинству латвийского общества, безусловно, понятно возмущение болгар и румын позорящей их страны коррумпированностью политиков, а также благодарность ЕС, который называет это уродство своим именем и принуждает к изменениям.

_____________

Заяц и еж: у Европы нет энергетической политики, Россию это радует ("Die Welt", Германия)

Материальные блага ЕС притупляют влечение к былому сербскому национализму ("The Times", Великобритания)