Sunday, July 27, 2008; B07

Тот факт, что Джон Маккейн (John McCain) побывал во вьетнамском плену, несомненно, прибавляет ему политические очки на нынешних американских выборах. Однако в Европе, где к участию США во Вьетнамской войне до сих пор относятся крайне негативно, это, напротив, сильно вредит его популярности.

Столь же разноречивые мнения на родине и за рубежом вызывают заигрывания Барака Обамы (Barack Obama) с протекционистскими идеями. Нападки на Североамериканскую зону свободной торговли помогли ему выиграть борьбу за выдвижение кандидатом от Демократической партии. Но у таких крупных торговых партнеров США, как Мексика, Китай и Япония, они вызывают вопрос: не принесет ли им переезд Обамы в Белый дом больше вреда, чем пользы?

В этом - весьма необычном - выборном году мир внимательно следит за происходящим в Америке. Зарубежные лидеры традиционно сетуют, что не имеют права голоса на наших президентских выборах, хотя от их исхода для возглавляемых ими государств часто зависит очень многое. Однако в ходе нынешней кампании, в которой внешнеполитические вопросы играют важную и актуальную роль, такое право у них в каком-то смысле появилось.

Одной из целей блиц-визитов Обамы в Афганистан, на Ближний Восток и в Западную Европу было получить набор убедительных 'телекартинок', подтверждающих, что мир с нетерпением ожидает обещанных кандидатом перемен в Вашингтоне. В Германии, которой до смерти надоел Джордж Буш, с этим у него проблем, естественно, не возникло.

В этой связи возникают два серьезных вопроса: действительно ли весь мир твердо поддерживает Обаму и демократов? И должно ли американцев волновать то, что другие страны думают о наших выборах?

Результаты моего собственного - не совсем научного, признаюсь - 'социологического опроса, проведенного в мае-июне в ходе поездок по шести странам 'большой восьмерки' (в Германии и Канаде побывать не удалось) и еще трем европейским государствам, позволяют предположить: если в Западной Европе 'обамамания' действительно пустила глубокие корни, то в других регионах она не настолько распространена, как считают многие американцы.

Во Франции, Британии, Италии и других странах жажда, чтобы бушевская эпоха поскорее ушла в прошлое сочетается с возрождением 'романтического' восприятия Соединенных Штатов как страны, постоянно преподносящей всем сюрпризы, приятные или неприятные - страны, которая может радикально меняться, в отличие от менее гибких и более традиционных обществ Старого Света. Это представление лестно как для всех американцев, так и для демократического претендента на Белый дом.

На Обаму работает и разочарование многих европейцев в своих собственных лидерах, погрязших в нескончаемом конституционном кризисе в ЕС, неспособных добиться серьезного улучшения экономической ситуации и поражающих избирателей экстравагантными выходками. Таким образом, если реальных перемен к лучшему на родине не ожидается, роль своеобразного 'заменителя' играют реформы за океаном.

Политическую элиту и правительство России, пожалуй, также можно причислить к твердым сторонникам Обамы. Раньше Кремль зачастую предпочитал иметь дело с республиканскими администрациями, считая, что на них можно больше положиться в деле прохождения договоров по контролю над вооружениями через Конгресс, и к тому же они были менее склонны досаждать России требованиями соблюдения прав человека.

Однако фактическая поддержка Маккейном идеи о присоединении к НАТО бывших советских республик Грузии и Украины, а также его заявления о том, что он постарается добиться исключения России из 'большой восьмерки', привели к тому, что на сей раз республиканцы явно оказались у Москвы не в фаворе.

'Россиян разочаровывает риторика обоих кандидатов, - заметил, беседуя со мной в Москве, один российский дипломат. - Но Маккейн выглядит агрессивнее'. Представители слабых оппозиционных партий также воздерживаются от открытой поддержки Маккейна, хотя он куда резче Обамы критикует Владимира Путина за сворачивание демократических свобод.

С точки зрения азиатских стран главным критерием оценки позиций кандидатов служат вопросы торговли, и это работает в пользу Маккейна. У Китая и Японии сложились вполне комфортные отношения с администрацией Буша; они дают высокую оценку ее политике на азиатском направлении и усилиям в сфере развития свободной торговли. Они ожидают, от Маккейна продолжения этого курса и опасаются, что победа демократов приведет к его срыву, объяснили мне в Токио. Политическое руководство Индии, похоже, испытывает такую же озабоченность.

В ходе тщательно срежиссированных остановок в странах Ближнего Востока Обама не предпринял ничего, чтобы развеять существующее у Саудовской Аравии, Кувейта и других государств региона беспокойство, что он будет занимать как минимум столь же произраильскую позицию, что и Маккейн - и к тому же готов покинуть Ирак и наладить отношения с Ираном невзирая на последствия подобных действий с точки зрения ситуации в регионе.

'Для нас его победа гарантированно чревата большими рисками, и лишь гипотетически - большими преимуществами, - пояснил в разговоре со мной один арабский дипломат. - В любом случае, даже если американцы выберут президентом Усаму бен Ладена (Osama bin Laden), их ближневосточная политика не изменится - настолько она завязана на Израиль'.

Впрочем, при всем отсутствии монолитности в вопросе о сравнительных достоинствах и недостатках двух кандидатов, отношение стран мира к американским выборам выглядит единодушным в одном пункте: существует острая потребность в возврате к американскому лидерству, основанному не только на мощи США, но и на наших идеалах и принципах. И это должны учитывать американцы, направляясь 4 ноября на избирательные участки.

_____________________________________________

Обама и 'германский вопрос' ("The Wall Street Journal", США)

Поддержите Обаму в качестве верховного главнокомандующего ("The Financial Times", Великобритания)

Михаил Сергеевич Обама ("The Wall Street Journal", США)