Это не ответ на вопрос, которым задаются представители западной интеллигенции после нью-йоркских терактов 11 сентября 2001 года, где в считанные секунды погибли около трех тысяч человек. Вопрос 'Почему они нас ненавидят?' в этой статье скорее попытка понять от противного: почему обычный западный человек не любит арабов и мусульман, особенно иммигрантов? Арабские и мусульманские иммигранты на Западе страдают не столько от расизма, исламофобии, сколько от неприязни по отношению к ним на улице со стороны обычного человека. Так как большую угрозу по сравнению с ситуацией безопасности в стране, где пребывают, они представляют для индивидуальных и конституционных прав и свобод западного гражданина.

Проблема сегодняшней западной демократии заключается в осуществлении некого баланса между принципами и ценностями отдельного индивида и закона — плода многолетних конфликтов и гражданских войн, ценой тысячи жизней и историей борьбы отдельно взятых личностей, профсоюзов, движений и гуманитарных организаций — и между приверженностью властей обеспечивать безопасность своих граждан и гражданских институтов. То есть осуществляется уравнение 'свобода — безопасность', как это называют в странах Запада.

Человек, интересующийся выходом новых законов и поправок в таких странах как Великобритания и США, заметит, что основные права и либеральные свободы (на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, неприкосновенность личной, семейной жизни, корреспонденции, достоинства и репутации, неприкосновенность жилища, свободу собраний, свободу вероисповедания, свободу передвижения и выбор местожительства и др.), которые являются фундаментом либеральной демократии, оказываются под угрозой.

Многие пункты закона, гарантирующие свободу передвижения, частную собственность и свободу слова, которые воспринимались на Западе как воздух, были подвергнуты значительной корректировке. В связи с событиями 11 сентября 2001 года, взрывами поездов в Мадриде в 2004 году, в результате которых 191 человек погибли, более 1800 получили ранения, и терактами в Лондоне в июле 2005 года стали приниматься новые законы, направленные на защиту членов общества от терроризма.

Это даже в условиях демократии приводит к ограничениям определенных свобод. Принимаются законы, ограничивающие свободу печати, законы, карающие за пропаганду и подстрекательство к насилию и, наконец, законы, преследующие за свободу слова, которая считается важным достижением этих народов. Из-за страха перед исламскими организациями, которые, как полагают, поддерживают терроризм, вводятся ограничения на право членства в организациях и участия в собраниях. Контролируются СМИ и печатные издания. Например, во Франции подвержены цензуре эфиры всех каналов спутникового вещания. В ряде стран появляются решения об осуществлении контроля над интернет-сайтами, так как западные технологии могут быть использованы в организации терактов или в призыве молодежи пополнить ряды террористов. В Великобритании могут без суда задержать человека, если будут сомнения относительно его причастности к террористической организации. В Германии в Бундестаге шли ожесточенные споры о сроках содержания человека под стражей перед передачей дела в суд без предъявления ему обвинений. На данный момент в Великобритании идут дебаты о введении впервые в истории удостоверений личности, которые граждане должны будут иметь при себе во время передвижения по стране.

В США непосредственно после терактов 11 сентября контроль ведется самым скрупулезным и жестким образом. В ноябре 2001 года Джордж Буш, будучи по Конституции главнокомандующим вооруженными силами, издал директиву, согласно которой все дела обвиняемых в терроризме иностранных граждан, находящихся как на территории США, так и за ее пределами, будут рассматриваться в военных судах. Это первый случай после Второй мировой войны, когда Соединенные штаты прибегают к таким судам. Данное решение президента вступило в силу без одобрения Конгресса и Верховного Суда, то есть без сопровождения судебной и законодательной властей. Таким образом, демократия США с двухсотлетней историей стала работать против Конституции. Президент страны из-за страха перед терроризмом пренебрегает основными положениями Конституции. Простые американцы, поддержавшие было вначале законы по борьбе с терроризмом, стали бояться: как бы эти законы не стали оправдывать действия исполнительной власти и ограничивать тем самым полномочия судебной и законодательной ветвей.

Достаточно отослать читателя к 'Патриотическому акту', который в октябре 2001 года был принят обеими палатами Конгресса и подписан президентом. Этот нежелательный акт затронул и многие другие вопросы, касающиеся личной, финансовой и общественно-политической сторон жизни в США. Под предлогом 'мобилизации всех ресурсов на обеспечение безопасности американцев' он стал представлять угрозу их индивидуальным правам и свободам. Новый закон, к примеру, снимает часть судебных ограничений на прослушивание телефонных разговоров и контроль интернета. Он расширяет полномочия спецслужб и дозволяет им осуществлять проверки без официального на то разрешения соответствующих инстанций.

Правительства западных стран утверждают, что это вынужденные меры ради сохранения устоев демократии и демократических свобод. К примеру, нельзя под прикрытием свободы слова позволить декларировать призывы, подстрекающие к убийству, или допускать возможность объединения под эгидой демократической системы всех противников этой самой системы.

Основная суть идеи заключается в том, что арабские и мусульманские иммигранты сбили нормальный ритм жизни у европейских народов. Из-за чрезвычайных мер, которые принимают правительства западных стран, люди начинают ненавидеть этих самых иммигрантов отнюдь не по причине расизма. Достаточно посмотреть на длинные очереди в аэропортах, где на лицах западных людей можно прочесть ненависть к арабам и мусульманам. Практические примеры из обыденной жизни наглядно показывают почему они нас ненавидят.

______________________________________

Дивный новый мир виртуальной ненависти ("The Economist", Великобритания)

Каким нам видится ислам ("Россия в глобальной политике", Россия)

Мусульмане считают себя жертвами. Запад испытывает чувство вины. Наверно, мир сошел с ума? ("The Times", Великобритания)