Детали того, кто что сделал, чтобы вызвать войну России против Грузии, не очень важны. Помните ли вы в точности детали кризиса в Судетской области, приведшего к вторжению нацистской Германии в Чехословакию? Конечно нет, ибо этот неоднозначный с нравственной точки зрения спор совершенно справедливо вспоминают лишь как незначительный элемент гораздо более масштабной драмы.

О событиях прошедшей недели будут вспоминать точно так же. Эта война началась не из-за просчетов грузинского президента Михаила Саакашвили. Эту войну Москва пыталась спровоцировать уже довольно давно. Человек, который когда-то назвал распад Советского Союза 'величайшей геополитической катастрофой [20-го] века', по сути дела, восстановил в России царское правление, а теперь пытается поднять Россию до доминирующего положения в Евразии и во всем мире. Имея огромные денежные богатства от продажи нефти и газа, почти полную монополию на поставки энергоресурсов в Европу, миллионную армию, тысячи ядерных боеголовок и третий в мире военный бюджет, Владимир Путин считает, что пришло время сделать свой ход.

Несчастье Грузии заключается в том, что она оказалась на линии нового геополитического разлома, проходящего по западным и юго-западным рубежам России. Сегодня идет геополитическая борьба за власть и влияние между возрождающейся реваншистской Россией с одной стороны и Евросоюзом и Соединенными Штатами с другой. И фронт этой борьбы проходит от Балтики на севере через Центральную Европу и Балканы на Кавказ и в Центральную Азию.

Путинская агрессия против Грузии объясняется не только стремлением этой страны к вступлению в НАТО или его раздражением в связи с независимостью Косово. Это главным образом реакция на 'цветные революции' на Украине и в Грузии, где на смену пророссийским правительствам пришли правительства прозападные. То, что Запад с ликованием назвал расцветом демократии, самовластный Путин посчитал геополитическим и идеологическим окружением.

С тех пор он решительно пытается остановить, а если это возможно, то и повернуть вспять прозападные тенденции, возникающие на его границах. Путин стремится не просто помешать Грузии и Украине вступить в НАТО, но и вернуть их под власть России. Кроме того, он пытается выкроить зону влияния внутри НАТО, стараясь понизить степень безопасности тех стран, которые находятся на стратегических флангах России. Именно в этом основная движущая сила, заставляющая Москву выступать против американских планов ПРО в Польше и Чехии.

Его война против Грузии является частью масштабной стратегии. Судьба нескольких тысяч осетин беспокоит Путина ничуть не больше, чем судьба косовских сербов. Претензии на панславянское сочувствие это лишь предлог, призванный разжечь великодержавный национализм в России и расширить ее власть и влияние за пределами своей территории.

К сожалению, такая тактика, похоже, практически всегда срабатывает. В тот момент, когда российские бомбардировщики бомбят грузинские порты и базы, европейцы и американцы, в том числе, очень высокопоставленные руководители из администрации Буша, осуждают Запад за то, что он слишком сильно давит на Россию в целом ряде вопросов.

Действительно, для значительной части россиян исход 'холодной войны' был унизительным, и Путин многих убедил в том, что в капитуляции перед Западом виноват Борис Ельцин и российские демократы. Сегодняшние настроения в России во многом напоминают атмосферу в Германии после Первой мировой войны. Тогда немцы жаловались на 'постыдный версальский диктат', навязанный повергнутой Германии державами-победительницами, а также на продажных политиков, нанесших нации удар в спину.

Сейчас, как и тогда, эти чувства можно понять. Но и тогда, и сейчас такими чувствами манипулируют, чтобы оправдать диктатуру внутри России и убедить западные страны в том, что компромиссы (или когда-то вполне приемлемый термин 'умиротворение') - это наилучшая политика.

Но реальность такова, что в большинстве вопросов давление оказывает не Запад и не маленькая Грузия, а Россия. Именно она подняла проблему Косово - места, где у Москвы нет никаких видимых интересов, кроме заявленной панславянской солидарности. Именно Россия решила превратить в крупную геополитическую конфронтацию вопрос о размещении в Польше нескольких оборонительных ракет-перехватчиков, которые никак не могут быть использованы против ее огромного ракетного арсенала. Именно Россия спровоцировала войну против Грузии, подталкивая мятежников Южной Осетии к усилению давления на Тбилиси и к выдвижению таких требований, на которые не мог согласиться ни один грузинский лидер. Если бы Саакашвили на сей раз не попался в ловушку Путина, то конфликт неизбежно спровоцировало бы что-то еще.

Дипломаты из Европы и Вашингтона считают, что Саакашвили допустил ошибку, направив на прошлой неделе войска в Южную Осетию. Возможно. Но его поистине монументальной ошибкой было то, что он стал президентом маленькой, в основном демократической и решительно прозападной страны, находящейся на границе с путинской Россией.

Историки будут расценивать 8 августа 2008 года как поворотный момент, не менее важный, чем 9 ноября 1989 года, когда пала Берлинская стена. Нападение России на территорию суверенной Грузии ознаменовало собой возврат к ушедшей в прошлое истории, возврат практически в 19-й век с его соперничеством между великими державами. Но сегодня это дополняется злобным национализмом, битвами за ресурсы, борьбой за сферы влияния и территорию и даже - хотя это поражает нашу чувствительность в 21-м веке - применением военной силы для достижения геополитических целей. Да, у нас по-прежнему будет глобализация, экономическая взаимозависимость, Европейский Союз и прочие элементы, направленные на создание более совершенного международного порядка. Но эти усилия будут соперничать, а порой и терпеть поражение от суровых реалий международной жизни, которые существуют с незапамятных времен. Следующему президенту надо быть к этому готовым.

Роберт Каган - старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace). Он ведет ежемесячную колонку в The Washington Post. Его последняя книга называется 'Возвращение истории и конец мечтаний' ('The Return of History and the End of Dreams'). При президенте Рейгане он работал в государственном департаменте.

* * * * * * *

Что это было? Принуждение к миру?! (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Проклятие Саакашвили и его присных (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

Саакашвили испугался и бежит (Сообщество читателей ИноСМИ в ЖЖ)

____________________________________

Саакашвили решил, что США дали ему карт-бланш ("Liberation", Франция)

Запад больше не может безучастно наблюдать за бесчинствами бандита-России ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.