В настоящее время президент Сирии Башар Асад находится с визитом в России. Ожидается, что он проведет переговоры с президентом России Дмитрием Медведевым по вопросу ближневосточного урегулирования, особенно на сирийском треке. По сообщению некоторых СМИ, Медведев обсудит со своим гостем инициативу России о созыве в Москве конференции по Ближнему Востоку.

Гаянэ Сейранян, кандидат исторических наук, специалист по Ближнему Востоку и начальник отдела Ближнего Востока 'РИА Новости' ответила на несколько вопросов газеты 'Аль-Ватан', касающихся созыва конференции в Москве и позиции России в ближневосточном урегулировании и посредничества Турции в сирийско-израильских переговорах.

- Все ожидали, что созыва конференции по ближневосточному урегулированию в Москве после встречи в Аннаполисе. Почему конференция до сих пор не состоялась? Каковы факторы, препятствующие созыву конференции?

- Идея созыва международной конференции по урегулированию конфликта на Ближнем Востоке принадлежит экс-президенту России Владимиру Путину, который выдвинул ее в 2005 году, находясь в Египте со своим первым ближневосточным визитом. Эта инициатива подразумевала соединение за одним столом переговоров все заинтересованные стороны, одновременную работу по всем трекам ближневосточного урегулирования. Некоторое время международное сообщество обдумывало эту идею, выразило ей поддержку, однако позже она воплотилась конференцию в Аннаполисе под эгидой США, которым удалось в рекордные сроки собрать представителей 49 государств и международных организаций. Тем не менее, поскольку усилия США были, в основном, направлены на решение внутриполитических задач, нежели на реальный прогресс в переговорах, то по большому счету эта конференция окончилась ничем. Но в историю встреча в Аннаполисе вошла как возобновившая мирный палестино-израильский диалог, прерванный с началом второй интифады. После США эстафету подхватил второй участник 'квартета' - ЕС.

В Париже в декабре 2007 года и Берлине и в июне 2008 года состоялись так называемые секторальные конференции, которые затрагивали вопросы финансирования проектов развития, а также поддержки структур безопасности и правоохранительных органов, т.е. занимались важными, но частными вопросами. Там же в Берлине было принято решение, что дата созыва и повестка Московской конференции по Ближнему Востоку могут быть согласованы на встрече "квартета" международных посредников по ближневосточному урегулированию (РФ, США, ЕС, ООН) в сентябре в Нью-Йорке.

Идею проведения встречи в Москве поддерживает, по словам президента России Дмитрия Медведева 'все мировое сообщество', включая членов 'квартета' и арабские страны. Несмотря на заметно холодное, хотя и официально неопределенное отношение к данной идее Израиля, его политики неоднократно выражали готовность обсудить конкретное предложение. Однако не в интересах России проводить в Москве конференцию подобную аннаполисской встрече, которая стала бы лишь ее продолжением.

Конференция в Москве по задумке ее организаторов должна быть более результативной, для чего она должна представить новый системный подход, который предполагает участие тех сил, которые сейчас изолированы и не участвуют в процессе урегулирования, но которые могут выступать как спойлеры в силу своей полной изолированности. Повестка дня конференции должна включать ключевые вопросы - проблемы границ палестинского государства, израильских поселений, беженцев и статуса Иерусалима. Варианты достижения компромиссов есть по всем направлениям, однако они пока не предаются огласке.

Однако для воплощения в жизнь этих двух составляющих московской конференции необходимо достичь согласия на подобный формат всех участников процесса. В определенной степени Москве в одиночку это сделать трудно, поскольку после развала СССР она перестала играть решающую роль на Ближнем Востоке; этот регион перестал считаться одним из важнейших приоритетов российской внешней политики. При этом российские дипломаты отмечают: 'Ведущий игрок на Ближнем Востоке - США. Но за последние 15 лет Запад ничего не сделал для решения главнейших проблем, одной из которых является палестино-израильский конфликт'. Поэтому, несмотря на объективные трудности, Россия не отказывается от идеи созыва в Москве ближневосточной конференции.

- Состоится ли конференция этой осенью?

- Однако я не думаю, что конференция в Москве пройдет осенью, поскольку реальных предпосылок к этому нет. Не только потому, что невозможно одним махом разрубить Гордиев узел застарелого конфликта, но и потому, что необходимо учитывать внутриполитическую ситуацию в Израиле, Палестине и в США. Осенью сменится хозяин Белого дома. В связи с тем, что мирное соглашение между Израилем и Палестиной, скорее всего, не будет достигнуто в срок, назначенный уходящим со своего поста президентом США Джорджем Бушем, США не захотят отдавать пальму первенства в этом вопросе России и придется ждать, когда новая администрация освоится с обязанностями и определит свою позицию по этому вопросу.

В Израиле коалиционное правительство не имеет абсолютной поддержки в обществе, поэтому оно не может пойти на решение глобальных проблем. К тому же премьер-министр Эхуд Ольмерт заявил, что уйдет в отставку осенью. Также отсутствие единства среди палестинцев затрудняет мирный процесс в целом и проведение московской конференции в частности. При всех объективных препятствиях необходимо отметить, что линия Москвы на системный подход к решению ближневосточного кризиса возобладала. Обнародован факт ведения сирийско-израильских мирных переговоров, происходят контакты и достигаются соглашения между 'Хезболлой' и Израилем, налаживаются ливано-сирийские отношения, ведутся межпалестинские консультации. На различных уровнях арабские и исламские страны выполняют посреднические функции, стремясь сблизить противоборствующие стороны и поддержать мирный диалог. Таким образом, на различных треках делаются шаги к нахождению взаимоприемлемых компромиссов, которые впоследствии можно будет увязать воедино.

- Соответствует ли действительности факт о том, что Вашингтон обещал поддержку российской инициативе о созыве конференции в обмен на поддержку Москвой встречи в Аннаполисе?

- Представляется, что без поддержки Москвы встреча в Аннаполисе не состоялась. Кремль таким образом подтвердил свою линию, направленную на поддержку любых попыток налаживания всеобъемлющего диалога. Москва настояла на участии Сирии во встрече. Теперь важно, чтобы на московской конференции было представлено движение 'ХАМАС', Иран, и в целом повысить уровень представительства сторон-участников процесса, максимально расширив их состав. Был ли это обмен дипломатическими любезностями? Скорее, выполнение политических обязательств членов миротворческого 'квартета'.

- Считаете ли Вы, что Вашингтон и Тель-Авив пытаются провалить проведение конференции в Москве?

- США так рьяно взялись за проект заключения мирного договора между Израилем и Палестиной до окончания президентского срока Буша, госсекретарь Кондолиза Райс налетала уже столько часов между Израилем и Палестиной за последний год, что любые попытки приблизить эту цель будут восприниматься США положительно. А конференция в Москве, несомненно, может приблизить осуществление этой цели, поскольку у нее есть много сторонников.

США разрываются между желанием войти в историю единственным миротворцем, взяв на себя ответственность за ближневосточное урегулирование, чтобы распространить свое влияние полностью на весь ближневосточный регион, и реальным достижением мира, который невозможно навязать в одностороннем порядке, боясь потерять инициативу в ближневосточном урегулировании. Поэтому, я уверена, что в США возобладает реалистичный подход к ситуации, и они примут участие в московской конференции. Что касается Израиля, то несмотря на то, что российско-израильские отношения коренным образом отличаются от двусторонних отношений советских времен, Израиль больше доверяет посреднические функции своему постоянному партнеру США.

Тем не менее, представляется, что после выработки конкретного предложения о встрече в Москве, согласованного с остальными участниками мирного процесса, Израиль не откажется от участия в ней, хотя и без особого энтузиазма.

- Недавно начались переговоры между Сирией и Израиля при посредничестве Турции. Некоторые российские эксперты сочли, что эти переговоры меняют внешнюю политику Сирии и являются угрозой российско-сирийским отношениям, что таким образом Сирия бросается в объятия США. Согласны ли Вы с этой точкой зрения? Как Вы относитесь к сирийско-израильским переговорам?

- Я не соглашусь с приведенным мнением о том, что налаживая отношения с Израилем Сирия бросается в объятия США. Сирия слишком долго и упорно не отходила от своих позиций на международной арене, выдерживая изоляцию и санкции, чтобы сейчас вдруг поменять ориентацию. В современном мире, где идея многополярности становится реальностью, невозможно иметь однобокую внешнеполитическую направленность.

Любой шаг к миру нужно только приветствовать и поощрять, что и сделала Россия. Мир между Израилем и Сирией выгоден и обеим сторонам, и всему региону. Израилю он принесет признание в арабском мире, спокойствие своих граждан и безопасность границ; Сирии - выход из международной изоляции, снятие экономических санкций, приток иностранных инвестиций. Мир между соседями закроет один из треков ближневосточного урегулирования, будет способствовать стабилизации региона. Не думаю, что надо беспокоиться о российско-сирийских отношениях, которые имеют хорошие перспективы развития.

Россия очень много вложила сил в развитие сирийской экономики в свое время. Это и Евфратская ГЭС, и железные дороги, которые были созданы при техническом содействии СССР, и порт Латакия, и масса других объектов, которые были построены в Сирии, и десятки тысяч специалистов, которые обучались в нашей стране - у нас существует великолепная база, чтобы развивать наши отношения практически по всем направлениям экономического сотрудничества, будь то энергетика, сельское хозяйство, дорожное строительство. На нынешнем этапе важно найти современные и приемлемые формы сотрудничества, которые отвечают современному состоянию рыночных отношений в мире.

- Почему Россия не может играть роль посредника между Сирией и Израилем как это делает Турция?

- Обычно в посредники выбираются партнеры, которым доверяют обе стороны и которые имеют сбалансированные, непредвзятые отношения с обеими сторонами. Думаю, кандидатура России в данном случае не рассматривалась именно из-за своих близких отношений с Сирией. Несмотря на то, что, по словам Ольмерта, Путин дал ему обещание: 'Никогда больше Россия не будет вести одностороннюю политику на Ближнем Востоке', Израиль не рассматривал Россию в качестве посредника именно из-за ее объективной, сбалансированной политики. У Тель-Авива есть претензии к Москве за ее отношения с 'ХАМАС', за то, что она не признает 'Хезболлу' террористической организацией, за ее позицию в отношении Ирана. А Турция, с одной стороны, является мусульманской страной во главе с исламистским правительством, с другой стороны, стратегическим партнером США. Турция претендует на лидерство в регионе и берет на себя посреднические функции. Дай бог, чтобы у нее получилось выполнить свою непростую миссию.

____________________________

России не следует делать вид, что она способна втянуть Ближний Восток в новую 'холодную войну' ("The Times", Великобритания)

Гаянэ Сейранян: Нестройные записки о Дамаске ("ИноСМИ", Россия)

Гаянэ Сейранян: Персидские мотивы или открывая для себя страну с отрицательным имиджем ("ИноСМИ", Россия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.