Лауреат Нобелевской премии мира Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari) живет внешней политикой. В интервью Tagesspiegel он говорит о том, что мировое сообщество оказалось несостоятельным, о финансовом кризисе, и почему посредникам нельзя быть любезными

- Господин Ахтисаари, вас уже несколько лет подряд упоминались в числе кандидатов на получение Нобелевской премии, но каждый раз она вам не доставалась. Что означает для вас сейчас эта честь?

- Это была очень приятная новость. Я должен признать, что я надеялся на получение этой премии в прошлом году. В этом году я здорово расслабился. Я очень рад, поскольку эта премия воодушевит других людей делать то, что делаю я.

- Что выделяет хорошего посредника?

Для начала необходимо доверие участвующих сторон. Это требует определенного уважения. Я не всегда бываю простым в общении, иногда я очень жесткий. Конфликтующие стороны должны признать, что они должны придерживаться того, о чем мы договорились. Во время переговоров с сепаратистами провинции Ачех один из участников сказал: с Ахтиссари мы знаем, по меньшей мере, о чем мы говорим. Это я воспринимаю как комплимент. Я был свидетелем во время других мирных процессов, что люди хотят быть любезными. Я этого не хочу. Я хочу решить проблему. Необходимо быть очень прагматичными, такими, какими были мы во время конфликта в Косово в 1999 году.

- Спустя шесть лет вы вернулись в Косово, чтобы прояснить ситуацию с его будущим. Сегодня Косово независимо, конституция частично основывается на плане, предложенном вами. Однако Сербия с самого начала категорично отклоняла этот план. Почему было невозможно выработать компромисс, с которым могли согласиться и сербы?

- Сербы отказывались честно рассматривать историю этого конфликта. В этом заключалась главная проблема, с которой мы сталкиваемся в современном мире. Германия - единственная страна, которая честно пришла к соглашению со своим прошлым. Перед этим я преклоняюсь. Никто другой подобного не сделал. Было бы совершенно неверно говорить, что Милошевич (Milosevic) и Младич (Mladic) являются единственными виновными. Если общество действует так, как действовало сербское общество, тогда нужно нести ответственность за последствия. Решение для Косово в идеале действует как превентивная мера: если диктатор в какой-либо стране начинает вести себя неподобающе в отношении своих гражданам, это будет иметь последствия. И тогда международное сообщество обязано вмешаться. В данном случае это означало предоставление независимости Косово.

- ПочемувВы для своей работы учредили собственную организацию Crisis Management Initiative? Разве вы не могли бы работать под крышей ООН?

- Нет. В случае с провинцией Ачех правительство Индонезии не хотело признавать никакого участия ООН. Поэтому нужны подобные организации. После окончания моего срока на посту президента Финляндии Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан (Kofi Annan) предложил мне пост Верховного комиссара по делам беженцам, но я не согласился. Я хотел заниматься причинами конфликтов. Но мы очень много сотрудничаем с ООН. Моя организация является своеобразным 'тренировочным лагерем' для хорошо образованных молодых людей. Я им все меньше нужен, и это очень хорошо.

- ООН сейчас играет не самую выдающуюся роль в вопросе управления кризисами. В чем причина?

- У нас не может быть никаких извинений тому, что мы допустили, чтобы некоторые конфликты стали 'замороженными' конфликтами: Кашмир, Шри-Ланка, Кипр, Ближний Восток. Конфликты в Африке существуют не так давно. Стыдно, что мы не заняли жесткую линию в отношении тех, кто мешает решению этих конфликтов. Говоря это, я не считаю, что мы должны действовать против них военными средствами. Использование силы не принесло бы никакого долгосрочного решения. Нам нужны миротворческие войска. И нам следовало бы четко обозначить свою позицию перед сторонами конфликта. Меня все больше и больше расстраивает ситуация в Шри-Ланке. Там правительство пытается решить конфликт с помощью оружия, хотя они знают, что так дело не пойдет. Но еще больше я расстраиваюсь по другому поводу: мы это допускам. Как мы можем ожидать уважения от большинства развивающихся стран мира, если мы делаем нечто подобное?

- В этом и есть причина несостоятельности международного сообщества?

- Не хватает политической воли. Мы просто смирились с тем, что существуют подобные конфликты, и что ничего не нужно делать, чтобы этому воспрепятствовать.

- Что же вы ожидаете от правительств?

- Было бы хорошо, если бы они поддерживали организации, такие как моя, которые показали, что они способны достичь результатов. Поскольку они поддерживают также и те организации, которые не способны достичь результата. В случае со Шри-Ланкой было бы своевременно сказать правительству и тамильским повстанцам: начните, наконец-то, мирный процесс. Главное послание должно быть таким: международное сообщество не будет бездействовать. Необходимо оказать столько давления, чтобы на самом деле были начаты серьезные переговоры. Я сам не могу себе простить, что мы не останавливаем ужасные убийства невинных людей.

- В чем Вы видите сегодня самую большую угрозу мира?

- В ближайшие десять лет по всему миру от 1,2 до 1,3 миллиардов молодых людей придут на рынок труда. Из них с учетом сегодняшней ситуации работу смогут получить 300 миллионов. Что мы будем делать с одним миллиардом человек в возрасте моложе 30 лет, у которых не будет работы? Для меня это один из самых больших вызовов. Но мы можем с этим справиться, став предпринимателями. Я вхожу в правление одной организации в Дохе, которая занимается этой проблемой на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Если мы действительно хотим побороть терроризм, мы должны дать работу тем людям, у которых нет надежды.

- После войны в Грузии стали говорить о начале новой 'холодной войны'. Что вы думаете об этом?

- Нигде на Западе никто не хочет начинать 'холодную войну' против России. Эти высказывания - смешны. Было бы лучше, если бы участвующие страны сконцентрировались на своих внутренних делах. В США нужно привести в порядок 'финансовый дом', Россия должна стать правовым государством. Задача ЕС состоит в том, чтобы вернуть новое американское правительство назад к их традиционным ценностям. Нам необходимо трансатлантическое сотрудничества, в это я твердо верю.

- Мог бы финансовый кризис быть опасным для стабильности?

- Существуют же коррекционные мероприятия, но, наверное, пройдет еще несколько лет, пока мы вернемся к нормальной ситуации. Европейцы сейчас находятся в лучшей позиции, строя капитализм с человеческим лицом. Раньше много говорили о социализме с человеческим лицом, даже если мы его никогда не видели. Нам нужно обуздать жадность. Вознаграждение менеджеров должно быть хорошим, во многих случаях даже очень хорошим. Но нам следовало бы показать пример и хорошие манеры.

- Что вы планируете на ближайшее время?

- У нас сейчас есть проект в Либерии. Люди из конфликтных регионов все чаще обращаются к нам за помощью. Потом мы проверяем, действительно ли мы можем помочь. Это наша постоянная работа.

(интервью появилось в печатной версии газеты Tagesspiegel 15.10.2008)

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/. По правилам конкурса можно голосовать только 1 раз в 24 часа. Таким образом, в полуфинале Премии Рунета, который пройдет с 30.09.2008 по 30.10.2008, за любимый сайт с одного IP можно проголосовать 16, или 15, или 14. . . или ни разу. Кто сколько сможет. . . Но лучше отдать за ИноСМИ больше голосов, чем меньше. :-)))))))

______________________________________

Ахтисаари: Мы не можем принять российское вторжение в Грузию ("Yomiuri", Япония)

Роль Германии в отделении Косово ("World Socialist Web Site", США)

Бикфордов шнур Косово ("Русская Германия", Германия)

* * * * * * * * *

Женщина как оружие в разведке (Тайное общество читателей ИноСМИ)

Откуда пошли "краянцы" (Тайное общество читателей ИноСМИ)

Читатели ИноСМИ выбирают президента США (Тайное общество читателей ИноСМИ)

Пять мифов о Николае II (Тайное общество читателей ИноСМИ)