На пятый день переговоров в Ялте стало ясно, что Польша потеряна. Черчилль еще пытался спасти остатки старой карты Европы. Он хотел удержать Львов в границах Польши. Но Рузвельт мыслями был где-то далеко. Жить ему оставалось недолго, и ООН должна была стать бессмертным свидетельством его величия. Он отмахнулся от просьбы о Львове, чтобы самому просить Сталина изменить расклад голосов в будущем Совете Безопасности. Рузвельт опасался, что Конгресс не ратифицирует договор, дающий СССР явное преимущество. Речь шла о двух голосах. Столько стоил Львов.

Сегодня об этом мало кто помнит. Реплики советников Барака Обамы в ответ на бахвальство [главы администрации президента] Ковнацкого мы тоже, вероятно, скоро забудем. Вот, еще один неразумный чиновник из канцелярии Леха Качиньского ляпнул несколько слов о том, что избранный президент якобы дал гарантии по вопросу противоракетного щита. Польским СМИ это дало повод поиздеваться над Качиньским, а министру иностранных дел - вставить еще одну шпильку. Радослав Сикорский сокрушался по поводу непрофессионализма президентских советников и того, что ему пришлось объясняться в Вашингтоне.

Видение России

Всем стало стыдно. И до того глупо, что уже никто не задавал вопроса о том, как нам понимать заявление избранного президента. Черт побери, дипломатический конфуз. Самое главное - что лидер свободного мира, наш важнейший союзник, через несколько дней после ультиматума президента России и угрозы нацелить на Польшу ядерные ракеты сомневается в прочности наших двусторонних договоренностей в сфере обороны. Никто и не пискнул. Все прошло гладко. Настолько гладко, что неделю спустя президент Франции Николя Саркози в присутствии президента России Дмитрия Медведева призвал Барака Обаму отказаться от щита - уже официально. Польша в ответ на эту неожиданную эскалацию заявлений промолчала, положившись на американцев. Вопрос только - на каких? На Буша или Обаму?

Тихий голос протеста мы услышали из Праги. Бывший президент Вацлав Гавел добавил: 'В 1938 году Франция тоже хотела удовлетворить претензии Германии, и мы помним, чем это кончилось'.

Западные лидеры и советники Обамы заверяют, что все аналогии с Ялтой или передачей Судет Германии необоснованны. Канцлер Германии Ангела Меркель, которая больше всех стремилась к компромиссу с Россией и возобновлению стратегических переговоров, добавляет, что 'Европа никогда не будет руководствоваться логикой той эпохи'.

Что ж, хорошо, что, по крайней мере, мы все знаем, чем это пахнет. Выдающийся британский политолог и экономист проф. Роберт Скидельский (Robert Skidelsky) называет сегодняшнюю Россию самой ревизионистской силой современного мира. Это мнение никто особо и не оспаривает.

Медведев открыто говорит о необходимости введения нового экономического порядка. У России вновь есть видение, цель и - что совершенно очевидно - план дальнейших действий. С западной стороны у нас есть смесь из политической рассеянности, потока амбиций и пренебрежения противником. Никакой европейской стратегии в отношении России не существует. Есть лишь матрицы поведения, сложившиеся после окончания 'холодной войны'.

Поддержка вступления России в ВТО взамен за обещание демократизации. Торговые переговоры за обещание выхода из Грузии. Европейский стратегический саммит за ясные принципы поставки нефти и газа. Отказ от противоракетного щита за то, чтобы Россия не пугала Польшу и Чехию.

Метод кнута и пряника оправдался в случае государств бывшего советского блока. За каждый шаг в сторону западной демократии мы получали вознаграждение. Реструктуризация долгов, курсы для представителей органов самоуправления, инвестиционные кредиты, ускоренная процедура вступления во Всемирную торговую организацию. После успехов Польши, Чехии и Венгрии пришла очередь Болгарии, Румынии, а со временем настанет и очередь стран более далекого Востока: Грузии, Украины, Азербайджана, Казахстана.

Вроде бы игра та же самая, но тут словно приходится вырывать кость у пса. Владимир Путин в одном из интервью итальянской прессе прямо заявил, что на Украине Кремль не видит отдельного народа.

Кремль в руках

Увидев преобразования в Грузии, на Украине и в Азербайджане, российские лидеры, поначалу подтрунивавшие над вестернизацией Центральной Европы, потеряли уверенность в себе. Система оказалась эффективной. Россия боялась бесповоротно утратить свои исторические сферы влияния. На глазах у Путина американцы и их европейские союзники вошли с демократией в Косово. Унизили пророссийскую Сербию. Обвинили Путина в геноциде в Чечне, вооружали Грузию, в бывших прибалтийских республиках строили порты и аэродромы для своих самолетов. Вашингтон вышел из договора о ПРО. Все под лозунгом укрепления демократии в мире. В одном из интервью Джордж Буш заявил, что у Запада никогда не было таких хороших отношений с Россией. На самом деле, он должен был сказать: 'Мы еще никогда так крепко не держали их в руках'.

Это было 6 сентября 2001 года. Через пять дней мир изменился до неузнаваемости. Нападение на Всемирный торговый центр, а после него - американская интервенция в Афганистане и Ираке - требовали новых баз, союзников и поддержки российской разведки. Из государства, раздающего карты, Америка стала державой, живущей в кредит.

Путин вступает в игру

В течение года Россия уже подсчитывала дивиденды. Буш согласился подписать очередной договор о разоружении. Критика преступлений в Чечне звучала уже не так громко. Россия стала формальным членом 'большой восьмерки' и могла рассчитывать на членство во Всемирной торговой организации. Путин перестал быть школяром и стал партнером. В декабре 2002 г. Генри Киссинджер в тексте для Washington Post вернулся к своему любимому термину 'моральный консенсус'. Это такое состояние, при котором великие державы во имя высших интересов не оскорбляют друг друга.

Чеченские борцы за свободу внезапно стали исламскими террористами. Российские оккупационные войска в Абхазии - миротворческими силами. Преследование оппозиции - спецификой российской демократии.

Профессор Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich), советник Рональда Рейгана, а позже - Мадлен Олбрайт, утверждает, что изменение отношения к России после 11 сентября изменило и воззрения Путина. Русские уверовали в то, что теперь они могут принимать участие в судьбоносных для мира решениях. Им понравилось то, что Буш просил Путина и благодарил его, что Сильвио Берлускони говорил об 'историческом взаимопонимании'.

Вдобавок к этому резко выросли цены на энергоносители, и в государственный бюджет начали поступать колоссальные средства. 'Настало время возрождения' - писал главный редактор Foreign Policy Николас Гвоздев (Nikolas Gvosdev).

В апреле 2008 г. Путин заявил, что дальнейшее расширение НАТО будет считаться угрозой безопасности России. Он предложил организовать европейскую конференцию по безопасности. Хватит смотреть на то, как одна страна за другой уходит из-под контроля Москвы. Россия хотела разделить Европу на сферы влияния. Созвать конференцию по образцу хельсинских встреч 1970-х годов. Даже если Москву вынудили бы пойти на какие-либо уступки, например, в области прав человека, то взамен она получила бы гарантии влияния в регионе. Она хотела формального признания Содружества Независимых Государств как целостного образования, представляемого Кремлем. Отказа от противоракетного щита и прекращения расширения НАТО на Восток.

Недолгий шок после Грузии

Вашингтон и Брюссель не отнеслись серьезно к этой идее. 8 августа российские войска вступили в Грузию. Шок, сочувствие жертвам 'нового российского империализма' ненадолго стали главной темой западных СМИ и даже американской предвыборной кампании. В Тбилиси летали все - от Леха Качиньского до Дика Чейни и Николя Саркози. Казалось, что Украина и Грузия немедленно войдут в НАТО по красной дорожке. Однако вслед за беспрецедентной демонстрацией солидарности не было принято никакой новой стратегии в отношении России.

Возвращение к 'нормальности' продолжалось несколько дольше, чем после ареста Михаила Ходорковского, но, в конце концов, забыли и об этом. Из уст западных политиков звучали старые аргументы: Россия настолько важна, что нужно как-то договариваться. Та же самая риторика, что после вторжения в Венгрию в 1956 году и после пражской весны 1968 года. Обвинения переплетались с декларациями о сотрудничестве. 'Мы не можем забывать о высших интересах Европы, - говорила в Москве канцлер Меркель. - Мы должны сотрудничать во многих сферах'. Речь шла о поставках энергоносителей, терроризме, Иране.

Возвращение полезных идиотов

В возвращении к 'нормальности' Россия обрела давно забытого союзника - ленинских полезных идиотов. 6 ноября в New York Times появился текст о доказательствах того, что Грузия была агрессором и убивала мирных жителей. 8 ноября телеканал Би-би-си сообщил что ОБСЕ предупреждала власти Грузии об опасности конфликта, но они не послушали. На следующий день Boston Globe выразила мнение, что Америка не должна рисковать хорошими отношениями с Россией ради Саакашвили, неспособного контролировать свои реакции.

Эта же газета писала неделю назад: 'После прихода к власти Обаме придется перестраивать американо-российские отношения и отказаться от планов размещения дефективной системы противоракетной обороны в Центральной Европе'. 'И прекратить форсирование Соединенными Штатами немедленного расширения НАТО за счет включения в ее состав Украины и Грузии, а также учитывать взгляды России на такие вопросы, как независимость Косово'. Взамен, читаем мы, Обама может требовать от России сотрудничества в области энергетической безопасности, по вопросам ядерного Ирана и терроризма.

Прелестна эта наивная вера в то, что Россия взамен за уступки в Грузии или на Украине может помочь Западу в Иране. Почему же она не сделала этого до сих пор? Равно как ничего не сделала для того, чтобы разрядить конфликт в Ираке во времена Саддама Хусейна.

Chicago Tribune пошла еще дальше, и задалась вопросом: стоит ли США ставить под угрозу отношения с Москвой соблюдением договоренности с Польшей о щите.

Еще больше, чем абсурдность этих рассуждений, поражает их единодушие и совпадение по времени. Скоординированная обработка общественного мнения, подсовывание аргументов, обосновывающих уступки в отношении России. Аргументов, которые вскоре находят выход в речах политиков. Может, это тоже случайность?

Быть или не быть

Накануне саммита в Ницце канцлер Ангела Меркель произнесла пламенную речь во имя широкомасштабного сотрудничества. Они с Саркози стали первыми западными лидерами, посетившими Медведева после вторжения в Грузию. Для правительства Германии сотрудничество с Россией - это вопрос 'быть или не быть' с тех пор, как экологические организации вынудили парламент отказаться от атомной энергии до 2020 г. и заместить уголь газом. Москва обеспечивает 40 процентов потребностей Германии в газе.

Будущая администрация США тоже склонна к скорейшей нормализации. Хотя сокращение вооружений Обаме нужно больше российских энергоносителей или переговоров с Ираном. Амбициозный план перестройки экономики и системы социального обеспечения требует сотен миллиардов долларов. Откуда брать эти деньги, как не сокращая расходы на вооружения? Независимо от противоракетного щита, в ближайшее время истекает срок действия двух договоров о сокращении арсеналов стратегического ядерного оружия. На одном огне 'нормализации' Обама может поджарить два куска мяса.

Если искать сходства между рецессией 1929 и 2008 гг., между Рузвельтом и Обамой, то стоит отметить, что одной из первых жертв кризиса в тридцатые годы стала внешняя политика Америки. Соединенные Штаты не только перестали интересоваться Европой, но и отказались от влияния при дворе японского императора. Всего нескольких лет невнимания хватило для того, что Япония довооружилась и подготовила нападение на Перл-Харбор.

Таллин - Ницца

Еще полгода назад мы не могли представить себе российско-американских переговоров на принципах партнерства. Невозможно было бы и выступление Саркози в Ницце, где он не только обещал русским созвать конференцию их мечты о стратегическом партнерстве, но и положил на стол Грузию и противоракетный щит.

Конечно, многое можно списать на счет финансового кризиса, но нужно признать, что Россия последовательно вела свою внешнюю политику. С теми немногими странами ЕС, которые выражают протест, Германия и Франция вскоре разберутся - при помощи соглашения об изменении климата или поддержкой усилий по скорейшему вступлению в зону евро.

На саммите в Ницце не было представителя Буша. Саркози обещает пригласить на стратегическую конференцию в расширенном составе кого-нибудь из американской администрации. Когда? Разумеется, после того, как демократы официально придут к власти.

Когда в Ницце накрывали на стол, в Таллин прилетел министр обороны Роберт Гейтс. Он встречался с легко напуганными лидерами прибалтийских государств, похлопывал их по спине, придавал им бодрости - напуганы они не столько кичливой риторикой Москвы, сколько реакциями Саркози и Обамы. Гейтс должен войти в кабинет Обамы. На сегодня этого нам должно быть достаточно.

Т. Врублевский 16 лет жил в США, где был корреспондентом польских СМИ. Бывший вице-президент Polskapresse и главный редактор журнала Newsweek Polska.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте предельно бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В финале Народного голосования ИноСМИ занимает 15 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета - 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

* * * * * * * * * * *

Тоталитарист Нахимов (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Чистка путинских кадров (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вечная молодость партийных отпрысков (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Религия зла (Общественная палата читателей ИноСМИ)

________________________________

Николя Московский ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Обама и Россия ("Forbes", США)

Если США откажутся от ПРО, согласие с ЕС и Россией наступит вновь ("La Repubblica", Италия)