Правительство России не управляет экономикой оптимальным образом и вовсе не так сильно, как может показаться.

В западных салонах и министерских кулуарах считается хорошим тоном одновременно восторгаться показателями экономики России, достигнутыми при правлении Владимира Путина, и порядком, царящим в стране. Порядок царит и в Грозном, условия жизни россиян явственно улучшились благодаря выручке от нефти и эффективному налоговому законодательству. Из чего наши доморощенные эксперты заключают - Россия вновь стала сильным государством. Она в значительной мере вернула - и за это россияне признательны своему лидеру - былой статус на международной арене, которого лишилась после распада СССР и последующих ошибочных шагов. Было это достигнуто, правда, ценою жесткости, которая была проявлена и на Кавказе - как необходимое зло, - в Чечне и во время летних событий в Грузии.

В книге 'Россия, оборотная сторона власти' Мари Мандрас (Marie Mendras), преподаватель Лондонской школы экономики, пытается развенчать эту приукрашенную, а, следовательно, искусственную версию исполненной парадоксов действительности: экономический рост и репрессии; ослабление политических институтов и усиление авторитаризма и олигархов; антизападные настроения и постоянное стремление к сближению с Западом. Главный парадокс, который высветила автор книги: Россия, где вся власть сосредоточена в руках бывшего офицера ФСБ Путина, является слабым государством. 'Царь правит, но не управляет': известное высказывание, вызывает в памяти много исторических аналогий с нынешней ситуацией, истоки которой и изучает автор. Лучше всего природа нынешнего режима проявилась в контрасте между ельцинской и путинской эпохами.

Давайте вспомним: великолепный прорыв, который представляла собой перестройка Горбачева (которого вскоре заменил Борис Ельцин), был для народа России временем вновь обретенной свободы, дебатов, надежд на коренные перемены. Но потрясение основ было таким сильным, что повлекло за собой утрату 14 республик и крах коммунизма. Унижение, которое россияне Горбачеву не простят.

Ельцин, первый избранный президент, продлил на какое-то время период надежд - на обширные реформы, которые откроют стране путь к свободным выборам, правовому государству, рыночной экономике и Европе, на которою Россия, как ей кажется, похожа. Из-за плохого руководства этот поход окончился плачевно - прикарманиванием богатств страны близкой к власти камарильей, дефолтом 1989 года и войной в Чечне. С институциональной точки зрения, режим характеризовало отсутствие четких правил игры, администрация и экономические игроки постоянно действовали в обход закона, чтобы не дать остановиться государственному механизму. Странные методы, которые шли рука об руку с медленной деградацией политических институтов.

И вот пришел Путин . . . Он был исполнен решимости покончить с режимом, продемонстрировать свой авторитет и влияние в ходе новой войны в Чечне. Войны исключительной жестокой. 'Без нее, - отмечает Мари Мандрас, - преемственность Бориса Ельцина не была бы гарантирована'. В этом вся суть: с одной стороны, 'молодой волк, жесткий, нехаризматичный', использует Чечню для мобилизации россиян, внушия им, что стране угрожают внешние силы. В то время антизападная пропаганда достигает апогея. С другой стороны, и с не меньшей решимостью, он избавляется от тех, кто может составить ему конкуренцию - обогатившихся олигархов (дело ЮКОСа). В политических делах правосудие целиком и полностью подчиняется властям. Губернаторы уже не избираются, а назначаются. СМИ в большинстве своем находятся под контролем. В этом контексте единственный способ выживания для элиты - безоговорочная лояльность своему повелителю.

Мари Мандрас последовательно описывает все этапы институционального 'демонтажа' и показывает, что чрезмерная концентрация власти не является гарантом силы. 'Новый царь', сведя Думу и местные парламенты к роли статистов, уничтожил республику и гражданскую инициативу: избиратели, проницательные и смирившиеся, голосовали за Путина и презирали своих депутатов. Центральная власть, в чьих руках находится большая часть промышленных и сырьевых ресурсов, не так эффективно, как можно было бы подумать, управляет мощными предприятиями, возглавляемыми друзьями Кремля: нынешний мировой кризис выявил хрупкость экономики, излишне зависимой от природных ископаемых. Самый очевидный плод этого олигархического режима - поскольку таковой имеется, и он весьма долговечен - это коррупция, неразрывно связанная с природой отношений, связывающих членов элиты, укрощенной хозяином. И что тут скажешь о пропаганде, направленной против Других (США, НАТО, ближайшие соседи), которая возводит крепостные стены вокруг России в то самое время, когда ей как раз нужны связи с другими государствами? В конце книги автор выражает опасение, что растущий разрыв между политикой и экономикой в конечном итоге дестабилизирует систему.

__________________________________

Владимир Путин, современный империалист ("Le Point", Франция)

Доктрина Путина ("Forbes", США)

Россия: неортодоксальный взгляд ("The International Herald Tribune", США)

* * * * * * * * * * *

Не кусайте русского медведя (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вам не видать таких сражений! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вековое проклятие Кеннеди (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Пропагандистские сказки о жестокости кавказцев (Общественная палата читателей ИноСМИ)