Готов поспорить, дорогой читатель, что при виде этого заголовка ты либо (a) закатил глаза: 'В каком веке, по-вашему, мы живем?', либо (б) почесал в затылке и задумался: 'А почему, собственно?'. Как бы то ни было, именно этот вопрос позволяет увидеть, где слабое место подхода цивилизованного мира к этому реликту варварства.

В этом году сомалийские пираты напали уже на 90 судов, захватили 35 и 17 из них продолжают удерживать. В заложниках оказались 280 моряков, двое были убиты. Пираты завладели грузами стоимостью в миллиарды долларов, и еще миллионы были потрачены на выкуп. Международные силы патрулирования пытаются сформировать коридор безопасности через Аденский залив, через который идет 12% перевозимой по морю нефти, американские, британские и индийские корабли вступали с пиратами в схватку. Однако число нападений продолжает расти.

Почему? По-видимому, высокопоставленные американские военные считают, что у них фактически нет законодательной базы для действий. Статья 18, 81-й главы Кодекса законов США устанавливает для иностранцев в качестве наказания за пиратские действия пожизненное заключение. Однако закон этот применим только к пиратам, которые нападают на суда, идущие под флагом Соединенных Штатов, что редкость в наши дни.

Как обстоят дела с международным правом? Статья 110 Конвенции ООН по морскому праву, ратифицированной большинством стран - но не США - запрещает военным кораблям с ходу открывать огонь по предполагаемым пиратам и требует сначала отправить досмотровую команду и выяснить у пиратов, действительно ли они являются пиратами. Специальная резолюция Совета безопасности ООН разрешает иностранным кораблям при согласии шаткого правительства Сомали преследовать пиратов в сомалийских водах, однако на следующей неделе ее действие истекает. На то, чтобы разорить в стиле Стивена Декатура (Stephen Decatur) (Стивен Декатур - американский морской офицер, прославился участием в Берберских войнах 1804-1805 и 1812-1815 гг.) процветающую пиратскую столицу - порт Эйл - также требуется санкция ООН. Вчера организация грузоперевозчиков попросила НАТО блокировать Сомали, но НАТО немедленно отказалась.

Кроме того, что делать с захваченными пиратами - это отдельная проблема. Сейчас нет ни одной международной инстанции, которая обладала бы правом судить пиратов и отправлять их в тюрьму, как некогда морские суды. МИД Британии недавно предупредил корабли британского флота не брать пиратов в плен, чтобы они не просили убежища в Британии, или их не пришлось бы - в нарушение британского Акта о правах человека - выдавать в страны, где с ними будут жестоко обращаться.

В марте 2006 года американский флот захватил 11 пиратов, шесть из них были ранены. Не желая создавать прецедент осуждения их американским судом, Госдепартамент обратился за этим к Кении. Тем временем раненые неделями оставались на борту американского десантного корабля 'Нассау', получая медицинское обслуживание по стандартам 'первого мира'.

Все эти юридические изыски резко контрастируют со старым, более здравым подходом. Пираты, писал Цицерон, - 'hostis humani generis', враги рода человеческого, и те, кто захватил их, должны поступать с ними соответственно. Характерно, что в Средние века эта идея Цицерона была забыта; ее возрождение происходит одновременно с возрождением Запада.

В 18-м веке пираты четко осознавали, как относится к ним закон. Как говорилось в юридическом словаре того времени: 'Если в океане случилось нападение пиратов, и они были побеждены, захвативший их вправе немедленно их казнить, повесив на грот-рее; хотя так следует поступать только там, где невозможно провести суд по закону'.

Сейчас подобная практика выглядит чересчур жестокой (хотя поступать так было необходимо - слишком опасно было держать на борту пленных пиратов во время долгого плавания), однако она привела к практически полному уничтожению пиратства к концу 19-го века. По-своему это было не меньшее цивилизационное достижение, чем одержанная век спустя победа над оспой.

Сейчас, напротив, в распоряжении капитана ультрасовременного военного корабля, захватившего пиратов, есть специальное надежное помещение для арестованных и связь, позволяющая мгновенно получать указания руководства и соблюсти законную процедуру.

Однако то, что должно было привести к триумфу правосудия и безопасности дало прямо противоположный эффект. Вместо роста безопасности мы получили безобразие, описанное выше. Пытаясь добиться правосудия (в наши дни под этим часто подразумевают желание сохранить чистую совесть) мы получаем - в лучшем случае - кенийскую тюрьму. 'Мы воюем гуманно, - рассказывает один из офицеров флота США. - Когда пираты бросают РПГ и поднимают руки, мы берем их в плен живыми. А это намного проблематичнее, чем забрать трупы'.

Разумеется, пиратство - не единственное в наши дни проявление варварства. В израильских автобусах взрываются террористы-самоубийцы, в Иране женщин побивают камнями и т. д. Но пиратство - самая первобытная его форма, и наша общая неспособность противостоять ему показывает, как много мы потеряли в погоне за тем, что ошибочно сочли гуманизмом. Общество, забывающее о том, как оно победило варварство в прошлом, неизбежно забывает и о смысле цивилизации и о том, как ее сохранять.

_______________________________________________

Пираты Аденского залива ("The International Herald Tribune", США)

Террористы морей ("The Boston Globe", США)

Сомалийские пираты превращают деревни в процветающие города ("MSNBC", США)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Не кусайте русского медведя (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вам не видать таких сражений! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вековое проклятие Кеннеди (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Пропагандистские сказки о жестокости кавказцев (Общественная палата читателей ИноСМИ)