Мне говорят, что по-китайски слово 'обамамания' могло бы звучать как 'аоба ма куан жэ', но здесь ее встретишь нечасто. Прибыв с Запада, воодушевленного перспективой президентства Обамы, в столице важнейшей из новых великих держав получаешь холодный душ. Я познакомился с несколькими молодыми людьми, которым он, скорее, нравится - потому что он молод, выступает за перемены и не соответствует образу классического белого иностранца - но реакция тех, кто умудрен опытом и разбирается в китайской внешней политике, варьирует от трезвости до скептицизма и даже нескрываемой подозрительности.

На самом деле, Китай - одна из немногих стран, которые могут оплакивать уход президента Буша. Хотя в 2001 г. Буш начинал свою политику в отношении Китая в духе вспыльчивости и соперничества, после того, как теракты 11 сентября выявили непосредственного и озлобленного противника, китайско-американские отношения получили более прочное основание, чем когда бы то ни было; куда более прочное, чем по-прежнему фрагментарные китайско-европейские.

Возможно, есть и другая причина, о которой не говорят. Поскольку Буш сумел нанести ущерб репутации и влиянию Америки в большей части мира, экономически динамичный Китай в сравнении выглядел хорошо - лучше, чем прежде. Теперь, когда Обама обещает восстановить моральный авторитет и мягкое влияние США в других частях мира, Китаю придется усерднее трудиться над тем, чтобы сохранить свое послеолимпийское сияние.

Либеральные интернационалисты могут возразить, что эта игра не должна иметь нулевую сумму; но либеральный интернационализм того рода, что сегодня возвращается в Белый дом из ссылки в мозговых центрах, не представляет собой главенствующий образ мышления в Китае. Здесь голоса осторожных прагматиков смешиваются с голосами жестких реалистов, для которых первым, вторым и третьим приоритетом являются национальные интересы Китая, его экономическое развитие и статус в мире. Некоторые китайские политические интеллектуалы оспорят и тезис о том, что им стоит опасаться, так сказать, возрождения идеологического соперничества. Пусть мир сравнит китайскую модель с американской после крушения американского капитализма свободного рынка этой осенью! Но мне кажется, что их уверенность не так глубока.

Все они согласны в том, что ряд спорных вопросов может поколебать отношения между Китаем и США, равно как Европой, уже на начальном этапе президентства Обамы. Речь идет о двух 'т': торговле и Тибете. Я добавлю еще два: Тайвань и Тяньаньмэнь (последнее означает вопросы прав человека вообще, тем более, что в июне следующего года будет двадцатая годовщина событий на площади Тяньаньмэнь). Итак, четыре 'т'.

Самый насущный для США вопрос - это торговля. Поскольку на реализацию китайским правительством финансового стимула в 600 млрд. долларов уйдет определенное время, а китайские потребители вряд ли инстинктивно отреагируют на кризис повышением расходов, рост экономики будет и впредь обусловлен экспортом, даже несмотря на прогнозируемое снижение его объемов. Но теперь, когда американских рабочих увольняют, а Обама пообещал в ходе предвыборной кампании создать новые рабочие места, призывы к протекционизму в США, безусловно, станут громче. Если они примут форму требований улучшения условий труда и включению в торговые соглашения пунктов о защите окружающей среды, то новый президент, вероятно, отнесется к ним сочувственно. Эти два вопроса имеют для него большое значение. А если после каникул по случаю Дня благодарения Хиллари Клинтон будет назначена государственным секретарем, то озабоченность китайцев достигнет новой отметки, поскольку по этому вопросу ее президентская кампания была жестче, чем у Обамы.

Между тем, вопрос Тибета уже вновь приобретает актуальность в китайско-европейских отношениях. Многие китайцы (не только официальные лица, но и националистически настроенные обитатели Сети) все еще сокрушаются по поводу демонстраций в поддержку Тибета во время передачи олимпийского факела в Париже и Лондоне - и большинство европейцев, вероятно, не способно оценить их переживания. Но многие европейцы (интернационалистически настроенные обитатели Сети в гораздо большей степени, чем официальные лица) все еще сокрушаются по поводу того, что произошло в Тибете - и их переживания, вероятно, не способно оценить большинство китайцев. Общественное мнение обеих сторон по-прежнему взбудоражено.

Вчера, в этой крайне напряженной атмосфере, китайское правительство решило отложить проведение саммита ЕС-Китай, который должен был состояться во Франции в следующий понедельник с участием премьер-министра Китая Вэн Цзябао. Видимо, главная причина - то, что в конце следующей недели президент Николя Саркози будет встречаться с Далай-ламой на торжествах по случаю 25-ой годовщины присуждения Нобелевской премии мира Леху Валенсе. Тибетский лауреат Нобелевской премии мира также выступит в Европейском парламенте и побеседует с другими лидерами. Кажется невероятным и абсурдным, что столь важные стратегические отношения, как отношения между Китаем и ЕС, оказались под вопросом по такой причине. В конце концов, отношения между Китаем и США процветают, несмотря на то, что президент Буш не только встречался с Далай-ламой, но и лично участвовал в награждении его Золотой медалью Конгресса. А это одностороннее решение Китая, скорее всего, приведет к эффекту, противоположному желаемому, укрепив единую позицию ЕС относительно встреч с тибетским лидером.

Поэтому одно из этих четырех 'т' заволокло тучами небосклон еще до того, как на нем в полную силу засияло солнце Обамы. Как нам не допустить дальнейшего ухудшения ситуации в будущем? Готовиться к турбулентности, связанной с этими вопросами, но также расширять контекст. Воспользовавшись шансом, который дает начало президентства Обамы, мы должны начать вырабатывать с Китаем стратегическое партнерство, включающее в себя четыре крупных проекта, что я называю визионерским реализмом: это реформирование и укрепление глобального экономического порядка, многосторонний и многогранный подход к развитию (включающий торговлю, экономическую помощь, эффективное управление, прозрачность, демократию и верховенство закона), энергетика и окружающая среда (главный элемент кампании Обамы) и, наконец, борьба с распространением ядерного оружия. Назовите это, если желаете, четырьмя 'с', где каждое 'с' означает 'стратегия'. Каждый из этих вопросов заслуживает внимания сам по себе, а Запад может решить их только вместе с Китаем, а не против него. Кроме того, это позволяет укрепить отношения в целом - так, чтобы они выдержали 'т'-удары.

Когда я говорю 'Нам нужно начать работать с Китаем', именно это я имею в виду. Речь идет не о том, чтобы старый Запад вырабатывал набор общих позиций и затем представлял их Китаю, а о том, чтобы мы старались работать с Китаем с самого начала, чтобы сформулировать общие стратегические позиции.

Кое-кто у нас говорит, что Китай еще не способен или не готов к стратегическому взаимодействию, за исключением того, чего требуют в плане внешних связей непосредственные нужды его внутреннего развития. Кое-кто говорит, что Европа неспособна спланировать свои действия. Есть и немало таких, кто подозревает, что даже Америка Обамы будет занята более безотлагательными вопросами. Возможно, все они правы. Но задача комментатора-аналитика - не делать такую скидку на существующие реалии, что в результате получается докладная записка, подготовленная осторожным чиновником в неудачный день. Задача комментатора - вернее, одна из задач - заставить политиков оторвать взгляд от кипы документов с пометкой 'Срочно' и увидеть более значительные цели, достичь которых трудно, но не невозможно.

После вчерашней пощечины это может показаться опасным благодушием, но порой изменения к худшему неожиданно влекут за собой позитивные последствия. Именно по той причине, что столь очевидны риски, связанные с четырьмя 'т', нам нужно продолжать работать по четырем 'с'. Я уверен, что это можно выразить в китайских иероглифах.

________________________________

Здесь можно ощутить смещение центра силы. Но все мы боремся с одинаковыми трудностями ("The Guardian", Великобритания)

В новой экономической системе лучше всех будет Китаю ("The Wall Street Journal", США)

Китай нам не поможет ("The International Herald Tribune", США)

* * * * * * * * * * *

Сталин о призвании русского народа (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Противостояние: на помощь Грузии идет НАТО (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Его "Брестская крепость" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Так называемый Голодомор" (Общественная палата читателей ИноСМИ)