Нельзя сказать, чтобы встреча министра иностранных дел Сергея Лаврова с государственным секретарем США Хиллари Клинтон привлекла к себе особое внимание российских СМИ. Москва мало верит в то, что можно быстро исправить двусторонние отношения и разрешить многочисленные спорные вопросы. Тем не менее, Кремль с надеждой взирает на некоторые сигналы, посылаемые вашингтонской администрацией Москве, - особенно, те, что касаются противоракетной обороны - считая, что они помогают в достижении целей России. По мнению некоторых московских наблюдателей, формирующийся в настоящее время подход администрации Обамы к американо-российским отношениям чреват серьезными концептуальными огрехами.

Идея предлагаемой сделки - замораживание планов США по созданию противоракетного 'щита' в Восточной Европе в обмен на активизацию усилий России по сдерживанию ядерной программы Ирана - основана на ложных исходных посылках. Во-первых, очевидно, что неприятие Москвой планов США по размещению в Польше и Чехии системы ПРО является непомерно раздутым. Оно демонстративно, а не существенно по своему характеру. В действительности, Кремль уверен в том, что радар в Чехии и ракеты-перехватчики в Польше не являются угрозой безопасности России. Москва пользуется вопросом об американской системе ПРО как козырем в своей традиционной игре, цель которой - нагнетать напряженность в отношениях между Соединенными Штатами и Западной Европой и пользоваться ею.

Очевидно, что Москва намеревается вбить клин между Вашингтоном и его союзниками по НАТО, независимо от того, будет развернута система ПРО или нет. В первом случае Кремль рассчитывает на то, что его ответные меры - такие, как размещение ракет 'Искандер' в непосредственной близости к границам НАТО - напугают 'старую Европу' и приведут к протестам ее элит и населения против решения США. Во втором - США отказываются от размещения противоракетного 'щита' - Соединенные Штаты, скорее всего, столкнутся с кризисом доверия к себе, как к гаранту безопасности, со стороны тех стран, которые обычно называют 'Новой Европой'. Европейцы, скорее всего, воспримут американо-российские переговоры о размещении системы ПРО как доказательство слабости Обамы, которая подорвет единство НАТО.

Что касается американо-российского сотрудничества по ядерной программе Ирана, то, похоже, что администрация Обамы переоценивает потенциал Москвы и ее готовность оказывать влияние на Тегеран. Похоже, ядерная программа Ирана стала необратимой, и Россия вряд ли может что-то сделать для ее прекращения. Кроме того, политические силы в России, обладающие влиянием и связанные с военно-промышленным и ядерным комплексом, крайне негативно относятся к идее отказа от высокодоходного сотрудничества с Ираном в ядерной сфере.

Таким образом, если администрация Обамы надеется, что Россия поможет Америке нейтрализовать ядерные амбиции Ирана в том случае, если США пообещают отказаться от планов по созданию системы ПРО, то она, вероятно, просчитается. Американо-российские переговоры о сдерживании ядерной программы Ирана, скорее всего, будут сложными и долгими, и окажутся на руку Тегерану, давая ему дополнительное время для разработки собственной ядерной технологии.

Тем самым, продвижение по пути, который, по-видимому, был намечен на женевской встрече Лавров-Клинтон и может получить дополнительный импульс на саммите Обама-Медведев в апреле, не решит проблем, а лишь усугубит их.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.