Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

НЬЮ-ЙОРК - Епископ Ричард Уильямсон придерживается крайне странного, и откровенно отвратительного, мнения: в газовых камерах Второй Мировой не погиб ни один иудей; башни Всемирного торгового центра были взорваны 11 сентября 2001 года американской взрывчаткой, а не самолетами; и иудеи ведут борьбу за мировое главенство 'для того, чтобы подготовить в Иерусалиме трон для Антихриста'. И это всего лишь часть его взглядов на светские вопросы.

Его взгляды на Римско-католическую доктрину были признаны столь неприемлемыми в рамках современной церкви, что Ватикан отлучил его от церкви в 1998 году, вместе с другими представителями ультраконсервативного Братства Св. Пия Х, основанного сторонником фашизма Марселем Лефевром. Среди сторонников Уильямсона находится британский историк Дэвид Ирвинг, недавно заключенный в тюрьму в Австрии за восхваление нацистов.

Итак, епископ совершенно не производит впечатление привлекательной особы. Однако действительно ли он заслуживает всех несчастий, обрушившихся на его голову? Его публичное изъявление своих взглядов на шведском телевидении привело к отмене ранее обещанного Бенедиктом, папой Римским, разрешения на его возвращение в лоно церкви. Может быть, это и к лучшему - однако, помимо этого, епископа изгнали из Аргентины, бывшей местом его проживания, и пригрозили выдать его Германии, где все подготовлено для судебного процесса по делу отрицания им Холокоста.

В то же время, давайте рассмотрим случай другой неприятной личности, голландского политика Герта Вилдерса, которому в прошлом месяце был запрещен въезд в Соединенное Королевство. Здесь он планировал показ своего короткометражного фильма под названием 'Фитна', в котором ислам представлен как вероисповедание террористов. В Голландии суд Амстердама готовит против него дело по 'распространению ненависти' против мусульман. Вилдерс сравнивает Коран с 'Майн Кампф' Гитлера, и стремится остановить иммиграцию мусульман в Нидерланды.

Британский запрет, также как и грядущее судебное дело, на самом деле только повысило популярность Вилдерса в Голландии, где один из опросов общественного мнения выявил, что его популистская антимусульманская партия, PVV, заняла бы 27 мест в парламенте, если выборы проводились бы сегодня. Причиной растущей популярности Вилдерса, помимо распространенного недоверия к мусульманам, является успешное создание его собственного имиджа в качестве борца за свободу слова.

Принцип свободы слова, одного из фундаментальных прав в либерально демократических государствах, означает, что мы должны проявлять определенную терпимость к изъявлением мнений, которые кажутся нам неприемлемыми. Вопрос в том, как далеко должна простираться эта терпимость.

Законы, определяющие свободу слова, в отдельных странах несколько различаются. В различных демократических государствах Европы - включая Францию, Германию и Австрию - заявления, отрицающие Холокост, считаются уголовным преступлением. Во многих демократических государствах также действуют законы, запрещающие провоцирование ненависти или насилия. В некоторых странах, включая Голландию, даже существуют законы против осознанного нанесения оскорблений на основе расовой или религиозной принадлежности людей.

Взгляды епископа Уильямсона могут казаться отвратительными, однако уголовное преследование на основании чьих-то взглядов на историю может быть плохой идеей. Его следует подвергать критике, или даже насмешкам, но не сажать в тюрьму. Возможно, было бы намного лучше позволить Вилдерсу показать свой несчастный фильм в Британии, вместо того, чтобы запрещать ему въезд. Что бы ни думали люди по поводу законов о распространении ненависти или нанесении оскорблений, закон остается всего лишь слепым инструментом в вопросах свободы слова.

С другой стороны, свобода слова не может быть абсолютной. Очевидно, что даже Вилдерс, с его абсурдным призывом к запрету Корана, осознает, что пределы существуют - конечно, не для него, а для его оппонентов. Однако точно определить эти пределы не так уж и просто, поскольку они зависят от того, кем и что сказано, кому, и даже от того, где это сказано.

Мнения Уильямсона внезапно стали значимыми, поскольку этот никому не известный, отлученный от церкви священник должен был быть восстановлен в своих правах самим Папой Римским. Это могло бы официально узаконить его личные взгляды. В случае Вилдерса, все упирается в тот факт, что он является не просто частным лицом, а политическим деятелем, потакающим опасным предубеждениям против уязвимого меньшинства.

В цивилизованном обществе многие вещи остаются невысказанными, независимо от того, законны они или нет. Слова, употребляемые молодыми чернокожими людьми в городах Америки, имели бы совершенно другой оттенок в устах молодых представителей белой расы. Насмешки над образом жизни и верой меньшинств не совсем сравнимы с насмешками над привычками и взглядами, лелеемыми большинством.

Если все это попахивает политкорректностью, пусть будет так. Однако цивилизованный образ жизни, особенно в странах с большой этнической и религиозной разнородностью населения, может быть легко разрушен, если каждый почувствует себя в праве говорить все, что угодно, в адрес любого другого. Проблема заключается в определении границ дозволенной свободы. С точки зрения закона, это может быть определено тем, что те или иные слова провоцируют насилие. С точки зрения общества, существует слишком много изменчивых факторов, препятствующих установлению абсолютного, универсального принципа. Подходящие рамки должны постоянно подвергаться проверке, испытаниям, и переработке.

Именно такую возможность дают нам люди, подобные епископу Уильямсону и Герту Вилдерсу, и поэтому в определенном смысле они приносят обществу пользу. Им следует предоставить право высказываться, для того, чтобы их взглядам можно было вынести суждение - но не судом, а противоположными мнениями. Наложение запретов только способствует тому, что публика принимает их за мучеников свободы слова. Это не только усложняет критику их взглядов, но и порочит само имя свободы слова.

Иэн Бурума - автор недавно опубликованной книги 'Любитель Китая'.

__________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2009.

Перевод с английского - Елизавета Силантьева

Обсудить публикацию на форуме