Встреча представителей 'большой двадцатки' развитых и развивающихся стран в Хоршеме, как и положено международному совещанию министров финансов, поставила очередной рекорд банальности. Впрочем, банальность эта была облачена в красивую обертку коммюнике.

Как бывает всегда, когда отсутствие содержания выдают за нечто значительное, дело и на этот раз, как мне стало известно, не обошлось без некоторых занятных недоразумений.

В пятницу вечером Бразилия, Россия, Индия и Китай впервые выпустили совместное заявление с призывом 'очень значительно увеличить' ресурсы Международного валютного фонда.

Шокированные корявой грамматикой британцы переписали фразу, прежде чем включить ее в основной текст. В итоге она стала звучать так: 'Мы пришли к выводу, что существует насущная необходимость существенно увеличить ресурсы МВФ'. В ответ участники совещания, для которых английский не был родным, тут же заподозрили, что смысл их заявления был коварно изменен.

Впрочем, если подумать, авторам коммюнике не стоило волноваться из-за грамматических тонкостей. Результат их работы все равно не отвечал пяти другим критериям важности и значимости.

Первый критерий, которому должен соответствовать любой значимый документ - возможность возражений. Всегда следует проверить, может ли человек в здравом уме не согласиться хоть с чем-нибудь в тексте.

Возможно ли, например, чтобы министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbruck) вдруг заявил: 'Нет, мы в Германии не будем делать все возможное, чтобы восстановить экономический рост'?

Или возьмем вопрос о регулировании. Может ли министра финансов США Тим Гайтнер (Tim Geithner) сказать, что он добивается, чтобы 'все финансовые институты, рынки и инструменты, имеющие системную важность, подвергались ненадлежащему уровню регулирования и надзора'.

Кстати, частое использование любимого словечка британских чиновников 'надлежащий' - в коротком коммюнике и приложениях оно встречается семь раз - ясно свидетельствует о нежелании участников брать на себя серьезные обязательства.

Второй критерий - новизна. Председательствовавший на совещании министр финансов Британии Алистер Дарлинг (Alistair Darling) заявил, что главным достижением встречи стало то, что все страны выразили готовность 'делать все, что необходимо, пока это необходимо'.

Так как в прошлом году на ноябрьском саммите 'большая двадцатка' уже договорилась делать все, что необходимо, перед нами чистый образец тавтологии. Впрочем, может быть, через две недели лидеры большой двадцатки еще раз расширят заявление и решат делать все, что необходимо, пока это необходимо, где бы это ни было необходимо сделать.

Третий критерий - убедительность. Когда после затянувшегося на неделю спора между США и Европой о допустимом уровне бюджетного стимулирования министры делают вид, что никаких разногласий не существует, это не вызывает доверия. Из всех собравшихся, судя по всему, только французский министр финансов Кристин Лагард (Christine Lagarde) понимает, что лучше признать шедшие между участниками споры и объявить, что, в конце концов, удалось добиться 'неплохого понимания'.

Четвертый критерий - цена. В период кризиса, если 'большая двадцатка' вообще хоть что-то значит, следовало бы ожидать, что хотя бы один участник покинет заседание, заявив, что принятое коммюнике противоречит его внутренней политике. Никто этого не сделал.

Наконец пятый критерий 'большая двадцатка' установила в прошлом ноябре сама для себя. Тогда лидеры входящих в нее стран поставили перед своими министрами финансов непростую задачу. От них требовалось определить 'сферы ответственности системообразующих организаций' и выработать подробные рекомендации по 'смягчению процикличности политики регулирования'. Что из этого было сделано? Правильно, ничего.

Без всякого сомнения, встречи министров финансов в период кризиса чрезвычайно нужны. Им наверняка есть о чем поговорить и чем поделиться друг с другом. Мы понимаем, что они расходятся по многим важным вопросам, и что преодолеть эти расхождения было бы весьма полезно.

Вместо этого своим заявлением министры пытаются убедить нас, что у них есть исчерпывающий план действий, причем он уже работает. Это и неубедительно, и бесполезно. Что еще хуже, эта бессодержательность грозит крахом тех устремлений, которые и в самом деле разделяют страны 'большой двадцатки'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.