В 2000 году группу старших офицеров канадской армии вызвали на верхние этажи Штаба национальной обороны в Оттаве для участия в, как казалось, на редкость отвлеченной командно-штабной игре.

В частности им было приказано найти худший регион на земном шаре для действий канадских вооруженных сил. Штабу был нужен как можно более запутанный клубок военных и политических проблем, чтобы посмотреть, как его аналитики будут справляться с ситуацией.

Условия подразумевали яростное сопротивление местных жителей, недружественные соседние страны, неудобный ландшафт и кошмарную логистику, доставлявшую в прошлом немало трудностей потенциальным оккупантам.

Бывший командующий сухопутными силами генерал Майк Джеффри (Mike Jeffery) теперь считает эту игру предостережением: 'Мы тогда специально выбирали самое неудобное место на Земле - такое, куда труднее всего добраться, где войска со стратегической точки зрения будут нуждаться в постоянной поддержке, где сложнее всего будет действовать. Как вы думаете, что мы выбрали?'

В то время - напомним, все происходило еще до 11 сентября - вторжение в Афганистан казалось маловероятным.

Однако уже год спустя было совершено нападение на башни-близнецы, и НАТО ворвалась в этот славящийся своей обособленностью и тяжелыми условиями горный регион, причем с силами очевидно недостаточными для того, чтобы стабилизировать тяжело пострадавшую страну.

Это была первая совместная операция НАТО за пределами Европы и сейчас, спустя восемь лет, альянс все так же остается втянутым в изматывающую и кровавую борьбу с повстанцами-талибами.

Логистический кошмар

С самого начала рыхлое командование НАТО, и американцы в том числе, недооценили надежность горных убежищ 'Талибана' на востоке и юге страны - там, где сейчас располагаются канадские войска.

Они также не сообразили, что Северо-Западная пограничная провинция Пакистана может стать неуязвимой базой для операций местных партизан-пуштунов, служащих костяком формирований 'Талибана'.

До сих пор внимание СМИ концентрировалось на боевых действиях против талибов и потерях, причиненных взрывами на дорогах самодельных мин.

О том, что Афганистан - это логистический кошмар, все аспекты географии и климата которого мешают снабжать, кормить и вооружать 50 000 солдат НАТО и ее союзников, плюс 65 000 солдат афганской армии, говорят значительно реже.

Даже в идеальной ситуации это была бы непростая задача. Однако Афганистан - большая, не имеющая выхода к морю страна (примерно размером с Германию и на четверть больше Ирака) и добраться до нее на удивление трудно.

В ее центре находится несколько горных цепей, по большей части непроходимых. По их склонам тянется единственная объединяющая страну автомагистраль - две скромные полосы бетона, которые поколениями служили излюбленной мишенью местным партизанам, бандитам и полевым командирам.

Перевал смерти

С запада с Афганистаном граничит Иран, с юга и востока - Пакистан, с севера три 'стана' - Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан. Даже Китай слегка соприкасается с ним через северо-восточную границу. Еще дальше к северу на заднем плане мрачной тенью маячит Россия.

Для военных и дипломатов необходимость умиротворять соседей Афганистана обернулась в результате эскалации конфликта изматывающей борьбой за сохранение основных маршрутов поставок.

За последние девять месяцев логистические проблемы выросли до тревожных размеров. Более 80 процентов поставок, в том числе все поставки горючего и тяжелой техники приходится осуществлять по территории Пакистана, через один из самых опасных в мире перевалочных пунктов - печально известный перевал Хайбер, сейчас в изрядной степени находящийся под контролем талибов и союзных им племен.

Из-за неспособности правительства Пакистана обеспечивать безопасность в пограничье, военные и гражданские конвои в последнее время все чаще попадают в засады.

Только за февраль маршрут несколько раз перекрывался в результате взрывов на мостах и дорогах перевала. Насколько гражданские водители будут в дальнейшем готовы работать в условиях участившихся смертельных угроз со стороны 'Талибана', также остается неясным.

'Помощь' России

Растущая ненадежность этого маршрута заставляет НАТО изо всех сил искать более безопасную альтернативу - например, путь через российский Кавказ, Каспийское море и 'станы'.

Для этого Вашингтону необходимо согласие и активная поддержка Москвы, которую она оказывает неохотно и за которую заламывает высокую дипломатическую цену.

Недавно первой колонне с грузами НАТО разрешили транзит в Афганистан через российскую территорию. Она прибудет в Афганистан из Узбекистана, а в дальнейшем грузы будут поступать также через соседний Таджикистан.

Новые маршруты сейчас насущно необходимы. Однако по ним трудно будет переправлять более 5000 дополнительных контейнеров в месяц, которые потребуются, если президент Барак Обама выполнит свое обещание направить этой весной и летом в Афганистан еще 17 000 солдат.

На настоящий момент, северный маршрут позволяет переправлять в месяц менее 1 000 контейнеров. Однако даже эти скромные достижения частично омрачает угроза утратить авиабазу НАТО 'Манас', находящуюся в Киргизии, и до сих пор служившую важным перевалочным пунктом.

В феврале киргизский парламент под нажимом покровителей из Москвы, желающих оказать давление на новую американскую администрацию, принял решение закрыть базу в этом году.

Политика 'холодной войны'

Требования логистики заставляют Белый дом Обамы срочно проявить гибкость и выказать путинской России добрую волю, чтобы добиться от нее сотрудничества в области обеспечения поставок.

Какие-то попытки улучшить отношения с Россией были бы сделаны в любом случае, однако Кремль знает, как загнать в угол партнера по переговорам.

Сейчас он, по-видимому, готов сотрудничать на следующих условиях: (a) он больше не должен слышать критики по поводу российского вторжения в Грузию; (b) США отказывается от планировавшегося администрацией Буша размещения ПРО в соседней с Россией Польше; и (c) США ясно дадут понять, что уважают интересы России в ее восточноевропейском 'ближнем зарубежье'.

Такова цена, и сейчас аналитики Пентагона и Белого дома, вероятно, с сомнением думают о том, во что же Афганистан втянул НАТО.

Миссия, которая должна была быть выполнена за год, сейчас полностью зависит от ненадежного внутреннего круга Кремля и трио потенциально нестабильных среднеазиатских стран, о которых мало что известно. Альтернатива - засады на дороге из Пакистана.

Все эти трудности можно было бы предвидеть, если бы военным после 11 сентября дали время подумать над вторжением в Афганистан.

Однако штатским в НАТО была нужна тактическая победа в 'войне с терроризмом'. А про известное изречение Наполеона - "гражданские рассуждают о тактике; для военных главное - снабжение" - опять никто не вспомнил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.