На прошлой неделе, когда лидеры стран 'большой двадцатки' собрались за ужином на Даунинг-стрит (для них готовил знаменитый шеф-повар и ведущий кулинарной телепрограммы Джейми Оливер (Jamie Oliver)), на этом пиру не обошлось без призрака. Наслаждаясь лососем с Шетландских островов, жареной бараньей лопаткой и тортом с начинкой из джема и миндаля, Гордон Браун (Gordon Brown), Барак Обама, Ангела Меркель, 'Лула' да Силва и их коллеги, возможно, слегка поеживались от неуловимого дыхания леденящего ветра. Где-то в подсознании их, наверно, мучил пугающий вопрос - откуда придет очередной финансовый кризис? Кто следующий?

Если же они внимательно прочли справочные материалы, подготовленные их аппаратом, то назвать имя призрака, грозящего новыми экономическими потрясениями, им не составило бы труда - проблема в непрочности экономик стран Восточной Европы. Именно они сегодня - самое слабое звено мировой финансовой цепи. Вы, конечно, спросите: какое нам, жителям Запада, дело до курса болгарского лева? Ответ прост: потому что западные банки выдали этой стране - и другим, где экономическая ситуация складывается так же - слишком много кредитов, и теперь им грозит опасность новых многомиллиардных убытков. Этакий кризис субстандартного кредитования номер два, только с балканской спецификой. Сегодня каждому должно быть ясно, что происходит, когда нашим банкам приходится списывать с баланса безнадежные долги на кругленькую сумму: они перестают выдавать кредиты нам самим. Так что положение дел в Болгарии касается нас самым непосредственным образом.

Есть, правда, и хорошая новость: на прошлой неделе 'двадцатка' все же согласовала кое-какие меры для устранения этой угрозы. Очевидно, участники саммита были хорошо информированы о реально сложившейся ситуации. Одним из конкретных результатов встречи стало решение о резком увеличении финансирования МВФ, чтобы у него было достаточно ресурсов для спасения этих стран, где назревают экономические потрясения. Эти новые ассигнования, несмотря на обычную 'двойную бухгалтерию', дублирование информации и рекламные преувеличения, весьма значительны - финансовые ресурсы МВФ увеличатся втрое, до 750 миллиардов долларов. Этого хватит, чтобы заплатить по восточноевропейским счетам. Лидеры 'двадцатки' - пусть большинство из них и не говорит об этом вслух - выделяют средства МВФ не из чистого альтруизма: решение основано на трезвом расчете, связанном с риском новых потрясений на международном рынке, в результате которых уровень жизни на всем пространстве от Канады до Кореи существенно снизится. 'Двадцатка' осознала: новая волна паники из-за банкротства какого-нибудь австрийского или шведского банка, распространяющаяся, словно зараза, по всей глобализованной финансовой системе и рынкам, может превратить рецессию в обвальный спад. Поэтому они и решили раскошелиться.

Неужели угроза настолько реальна? Да, и большинство наблюдателей - по крайней мере до того, как 'двадцатка' предприняла свой демарш - спорили не о самой возможности такого кризиса, а о том, когда он произойдет. В записке, подготовленной накануне саммита, МВФ также предупреждал о грядущих потрясениях - причем с нехарактерной для него откровенностью. Несмотря на мрачность этого прогноза, мало кто уделил ему должное внимание, однако в дело вмешались лидеры 'двадцатки'. Да и то сказать - эмвээфовские эксперты вряд ли смогли бы больше напугать публику, даже если бы завернулись в белые простыни и с завываниями бродили вокруг ExCeL Centre. Вот что говорилось в записке МВФ: 'Страны с переходной экономикой и развивающиеся государства по-прежнему стакиваются с сильнейшими внешними факторами в плане финансирования. Особенно это актуально для корпоративных обязательств стран с переходной экономикой: их эмитентам срочно необходимо перекредитоваться: в противном случае возникает угроза масштабной волны дефолтов в частном секторе, способной подорвать перспективы роста. Это в свою очередь ухудшит ожидаемые показатели соответствующих стран, и события начнут развиваться по заколдованному кругу'.

Таким образом, за столом на Даунинг-стрит сидел даже не один, а несколько признаков - Турция, Украина, Сербия, Латвия, Румыния и другие 'государства-зомби', ведущие с МВФ переговоры о помощи для спасения их финансовых систем. На очереди и другие соискатели. По словам экспертов МВФ, банковские системы некоторых западных стран также оказались уязвимыми к возможным потрясениям. Насколько велик масштаб проблемы? Что ж, аналитики из Capital Economics утверждают: в этом году общий объем кредитов, подлежащих рефинансированию, составит примерно 500 миллиардов долларов (335 миллиардов фунтов). Из них, правда, 100 миллиардов приходится на Россию, и эту сумму можно оставить за скобками нашей калькуляции, поскольку Москва обладает гигантскими валютными резервами. Остается, таким образом, 400 миллиардов, и если в чистый убыток придется списать половину этих долгов, т.е. 200 миллиардов долларов, то обещанные МВФ ресурсы намного перекроют эту сумму.

Теперь другой вопрос: кто именно оказался под угрозой? МВФ опять же не побоялся назвать их 'по именам': 'уязвимость банков, выдавших большие кредиты странам Восточной и Центральной Европы, усиливает и суверенный риск в некоторых экономически развитых странах. Во многих случаях совокупный объем 'проблемных' кредитов составляет немалую долю ВВП стран, к которым принадлежат соответствующие банки. Так, для австрийской банковской системы эта цифра эквивалентна 75% ВВП страны. Среди других стран, где эти показатели также сравнительно высоки, следует назвать Швейцарию, Бельгию, Нидерланды и Швецию'. Отметим, что в список входят два государства зоны евро. После понижения суверенных кредитных рейтингов Испании, Португалии и Греции соответствующими агентствами, добавление к ним еще двух стран подвергнет опасности стабильность европейской валюты.

Очевидно, руководствуясь некоей современной версией идеи об экономической 'Австро-венгерской империи', австрийские банки взяли на себя финансовую поддержку задунайских соседей. Аналогичным образом, шведы, разворачивая масштабные деловые операции в Латвии, Литве и Эстонии, демонстрировали 'североевропейскую солидарность'. Несомненно, менеджеры этих банков считали, что поступают так, как следует вести себя добрым соседям. И теперь за это приходится расплачиваться.

Впрочем, прежде чем делать вывод, что кризис полностью предотвращен, необходимо отметить, чего 'двадцатка' не сделала для помощи восточноевропейцев. В первую очередь, не было принято никаких конкретных мер для ослабления угрозы протекционизма, от которого эти государства могут пострадать особенно сильно. Чтобы понять это, достаточно вспомнить, какую часть доходов получают ведущие страны-экспортеры мира от международной торговли товарами и услугами. Германия, например, - крупнейшая из традиционных экономических держав Европы: на долю экспорта приходится 30% ее национального дохода. В Японии этот показатель, как ни удивительно, довольно низок - 10%; для США и Великобритании он составляет 15%. А теперь посмотрим, насколько зависят от экспорта восточноевропейские государства. В Чешской Республике, например, но достигает 80% ВВП - по сравнению с ней другие страны выглядят 'изоляционистами' до мозга костей. Экономика Венгрии и Польши также во многом ориентирована на внешнюю торговлю. Таким образом, прогнозируемый ОЭСР тринадцатипроцентный спад в мировом товарообороте чреват катастрофическими последствиями для этих и без того пострадавших от кризиса стран.

Конечно, речь идет о сокращении не только экспорта, но и импорта, однако подобное падение внешнеторговых доходов вдвойне нежелательно в условиях, когда западные банки уже не готовы затыкать финансовые бреши в экономике восточных соседей. Стоит взглянуть и на ситуацию в динамично развивающихся странах Азии - в Малайзии, например, доходы от экспорта превышают совокупный объем ВВП. Большинство восточноазиатских государств накопили крупные валютные резервы, так что по ним кризис ударит не столь жестоко. Тем не менее, протекционистская политика, к которой все больше скатываются страны 'двадцатки', представляет собой самую серьезную угрозу для торгового баланса Восточной Европы и Азии, а значит и для текущей финансовой стабильности в мировой экономике. 'Двадцатка' пообещала МВФ ресурсы для спасения этих государств, однако борьба с протекционизмом, возможно, представляет собой более разумный и менее дорогостоящий способ выполнить задачу - удержать экономику Болгарии и других стран на плаву.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.