Сегодня, когда уже улеглась пыль после блиц-турне Барака Обамы по Европе, можно с уверенностью сказать: президент США произвел в Старом Свете очень хорошее впечатление. Совершенно очевидно: его достоинства далеко не исчерпываются тем, что он просто 'не Джордж Буш'. Обаму, похоже, действительно интересует мнение других, и он к нему прислушивается.

Конечно, на данном этапе деятельности новой американской администрации многие политические установки еще не обрели окончательную форму. Половина ведущих 'игроков' пока не утверждена в должности. Принципиальные стратегические решения - наладить диалог с Ираном, 'перезагрузить' отношения с Россией - Обама уже принял, но большинство деталей еще предстоит прояснить. Сейчас - самый подходящий момент для партнеров Америки выступить с разумными предложениями относительно того, чего они хотят от Вашингтона.

Но как может Обама истолковать реакцию европейцев на его визит?

Напомним: самым насущным вопросом в его повестке дня был Афганистан. За неделю до отлета в Лондон Обама изложил свой новый курс в отношении афганской войны. В нем содержалось почти все, чего желали европейцы.

Обама отказался от идеологизированной идеи об ускоренном превращении Афганистана в либерально-демократическое государство. Он согласился с тем, что ситуация в Пакистане имеет непосредственное отношение к афганской проблеме. Президент усилил акцент на экономическом развитии страны, обучении местных кадров и институциональном строительстве. В контртеррористической борьбе он намерен придерживаться более искусной тактики, привлекая на свою сторону мятежников из рядов движения 'Талибан'. Обама постарается всеми силами избегать потерь среди гражданского населения. Кроме того, он будет добиваться консенсуса с соседями Афганистана, включая Иран, по проблемам афганского урегулирования.

Мало того: на саммите НАТО в Страсбурге Обама сознательно не стал просить европейских союзников направить на фронт в Афганистане дополнительные войска, хотя сам он увеличивает американский контингент на 21000 человек (из них 4000 составят инструкторы для обучения афганской армии). Тем не менее, он настаивал: 'Эти усилия Америка не может предпринимать в одиночку'. Суть его предложения ясна: если Европа не готова помочь войсками, она могла бы принять более активное участие в обучении афганских кадров и обеспечении 'мягкой безопасности' невоенными средствами.

Европейцы отнеслись ко всему этому без энтузиазма: они согласились отправить в Афганистан 5000 военнослужащих, включая 2000 инструкторов. Обещана и помощь гражданскими специалистами: речь идет о 400 жандармах и миссиях наблюдателей. Возможно, европейские страны внесут определенные суммы в попечительский фонд для проведения выборов, однако идея о создании фонда в 500 миллионов долларов (376 миллионов евро, 339 миллионов фунтов) для обучения афганской армии поддержки не нашла.

В мае 2008 г. Евросоюз пообещал направить в Афганистан 400 инструкторов для обучения местной полиции. Пока, однако, удалось завербовать лишь 200 добровольцев - отчасти потому, что оплату им предлагают крайне низкую.

Что же такое происходит с европейцами? Они знают, что война в Афганистане в конечном итоге представляет собой тест на эффективность и актуальность всего альянса НАТО. Известно им и то, что пока мы терпим в этой войне неудачу.

Однако правительства европейских стран как огня боятся пойти наперекор общественности, враждебно настроенной по отношению к операции в Афганистане, и не понимающей - потому что никто не потрудился этого объяснить - для чего их солдаты должны гибнуть в этой далекой стране. Опрос, проведенный социологическим агентством Harris по заказу Financial Times в январе этого года, показал: 60% немцев, 57% британцев, 53% французов и итальянцев высказываются против отправки подкреплений в Афганистан, если от Обамы поступит такая просьба. Потому-то он об этом и не просил.

Отчасти проблема связана с тем, что страны НАТО, согласившиеся принять участие в этой войне в 2003 г., не имели ни общей стратегии, ни даже одинакового взгляда на свои задачи. Правительства Германии и Нидерландов, к примеру, убедили парламенты своих стран, что речь идет о миротворческой операции, а не боевых действиях против мятежников-талибов. Берлин и Париж, правда, отправили туда спецподразделения для помощи американцам в операции 'Несокрушимая свобода', - для борьбы с талибами и охоты за боевиками 'Аль-Каиды' - но сохраняли это в тайне.

Британцы, голландцы и датчане сегодня признают, что речь идет о настоящей войне, и на карту поставлено будущее НАТО. Другие, включая немцев, к этому не готовы. И для этого есть вполне логичные основания. 'Чем больше европейцы будут представлять эти события как 'быть или не быть' для НАТО, или говорить о том, что 'на карту поставлена наша безопасность', тем больше они 'подставятся' в случае поражения, - поясняет один европейский дипломат. - Не нагнетая страсти, они сохраняют свободу маневра'.

Для НАТО все это представляет двойную угрозу. Во-первых, в отсутствие вклада европейцев произойдет 'американизация' войны, и она станет еще непопулярнее в Старом Свете. Что же касается самого альянса, то он явочным порядком превращается в 'коалицию добровольцев'. Фундаментальный принцип натовской солидарности оказался под вопросом. А это - куда опаснее, чем проиграть войну.