Лиссабонский договор, Грузия, НАТО, 'большая двадцатка' - Николя Саркози за два года сумел наложить свой отпечаток на международную политику.

Во время предвыборной компании 2007 года о внешней политике практически не упоминалось. Зато спустя два года после воцарения в Елисейском дворце Николя Саркози, который представлял себя как кандидата, планирующего порвать с политикой своих предшественников, в конечно итоге пошел по их стопам - своих самых серьезных успехов он добился именно на внешнеполитическом поприще. Поскольку вряд ли кто оспорит утверждение, что он сумел наложить свой отпечаток на сферу международных отношений.

Да так, что Дмитрий Медведев, выступая в ноябре 2008 года в Вашингтоне перед Советом по международным отношениям, изобразил его манеру говорить, хотя, как иронично заметил президент России, он не может вступать так же 'эмоционально', как его французский коллега. В Страсбурге в рамках саммита НАТО, который проходил в апреле 2009, американский президент Барак Обама высоко оценил этого 'отважного человека' и его 'лидерские качества'.

Безусловно, президенту Республики в его деятельности на внешнеполитическом поле благоприятствовал ряд важных факторов, и он сумел обернуть их в свою пользу. Первый фактор, это, конечно же, смена председателя Евросоюза, чьи обязанности Франция исполняла с июля по декабрь 2008 года. На этом посту Саркози в основном сдержал взятые на себя обязательства. Он открыл путь к ратификации Лиссабонского договора при помощи проведения нового референдума в Ирландии, а также добился от своих партнеров подписания соглашения о борьбе с климатическими изменениями. Что касается разработки мер противодействия финансовому и экономическому кризису, итог его деятельности менее блестящий: двадцать семь стран-членов Евросоюза обязались выделить 1,5% от ВВП ЕС на восстановление экономики.

'Союзник, но не вассал'

Другим фактором стал политический паралич США, продолжавшийся с конца президентства Буша до прибытия в Белый дом 20 января 2009 года Барака Обамы. Президент Франции сумел крайне своевременно проявить себя с решительной стороны и добиться от Дмитрия Медведева подписания 12 августа 2008 года соглашения о прекращении огня, чтобы положить конец молниеносной российско-грузинской войне. Нельзя отрицать и тот факт, что именно по инициативе Николя Саркози, с которой он выступил на 63-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, зародилась 'большая двадцатка', расширенная 'большая семерка' с участием развивающихся стран.

Однако стремление Саркози порвать с курсом предшественников натолкнулось на геостратегическую реальность и на последствия кризиса. По сути, его деятельность нацелена на переориентацию внешней политики, в частности в отношении Африки и США, в диалоге с которыми он хочет быть 'союзником, но не вассалом'.

Правда, возвращение в командные структуры НАТО, за исключением ядерных сил, является символическим завершением курса, начатого Жаком Шираком (Jacques Chirac). Пусть даже к великому неудовольствию ряда социалистов и голлистов, это шаг покончил с 'особым положением Франции' в Североатлантическом альянсе, которая сорок три года находилась как бы и вне, и внутри организации.

____________________________________________________________

Барак Обама попал в немилость к Николя Саркози ("The Times", Великобритания)

Прощание с голлизмом? ("Riga.Rosvesty", Латвия)

Возвращение Франции в НАТО: может ли Обама помочь Саркози? ("The International Herald Tribune", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.