В Аддис-Абебе появился новый афоризм, характеризующий быстро меняющиеся отношения Африки с внешним миром.

Вашингтон, гласит он, отвечает за поиск западных доноров. Европа дает деньги. А китайцы все забирают себе.

Наверное, все не так просто. Однако Китай, целеустремленно шествующий по Африке на протяжении всего последнего десятилетия, бросает многосторонний вызов западным представлениям об африканском континенте.

Когда члены Группы восьми промышленно развитых стран встретятся на следующей неделе в Италии, они, несомненно, будут заламывать в отчаянии руки, скорбя по поводу того количества африканцев, которые в этом году вновь попали в пропасть бедности.

Активисты кампаний по оказанию помощи хорошо поднаторели в своих новых заклинаниях. Африка не причастна к созданию условий для нынешнего глобального финансового хаоса, но она серьезно пострадала от огромного сопутствующего ущерба. Богатые страны обязаны ей помочь. Это стало уже ежегодным ритуалом, в ходе которого традиционные доноры будут как и положено повторять свои обещания увеличить объемы помощи.

Однако темпы восстановления китайской экономики, и в меньшей степени бразильской, российской и индийской, наверняка будут иметь гораздо большее значение для определения того, насколько быстро экономика африканских стран сможет оправиться от спада.

Рост спроса и цен на сырье, которое в Африке имеется в изобилии, в значительной мере приводится в действие экономиками стран БРИК. Когда цены снова пойдут вверх, инвестиции в Африку вновь будут выглядеть более привлекательно.

Объем европейской торговли со странами Африки по-прежнему более чем вдвое превышает объем товарооборота Африки с Китаем. Да и объем прямых инвестиций Европейского Союза также намного выше. Однако торговля со странами БРИК развивается намного быстрее, увеличившись с 16 миллиардов долларов в 2000 году до 157 миллиардов в 2008-м.

Более того, Европа по-прежнему смотрит на Африку как на тяжкое бремя. А китайцы, бразильцы, индийцы и прочие видят там большие возможности.

"У нас есть конкурентное преимущество", - говорит с определенной долей ликования китайский посол в Эфиопии Гу Сяоцзе (Gu Xiaojie).

"По собственному опыту могу сказать, что они [африканские страны] ощущают дискомфорт в своих взаимоотношениях с развитыми странами. Они думают, что [европейцы] хотят навязать им свои собственные идеи. А у них есть долгая [общая] история, наполненная насилием и горечью".

В Эфиопии китайцы строят дороги и плотины гидроэлектростанций, а также финансируют полуторамиллиардный в долларовом выражении проект расширения государственной сети мобильной телефонной связи, предоставляя для этой цели кредитные линии. В связи с этим китайская телекоммуникационная компания ZTE стала практически монополистом в предоставлении таких услуг. Эта сделка очень напоминает соглашения, подобные тому, что было в прошлом у компании Siemens в Нигерии. Сегодня оно вызывает серьезные споры.

По словам посла Сяоцзе, в целом китайские банки и компании предоставляют Эфиопии кредитов и обусловленной помощи более чем на 4 миллиарда долларов, в связи с чем Пекин стал одним из главных партнеров данной страны. Эта цифра объясняет и новый эфиопский афоризм.

Такой уровень заинтересованности и взаимодействия неизбежно и существенно ослабляет степень влияния западных стран на эфиопское правительство. Это позволяет Аддис-Абебе играть на интересах соперников, отметать в сторону критику по поводу ситуации с правами человека в стране и проводить независимый курс в области экономической политики.

Однако другие африканские страны в этой игре действуют менее успешно. Демократическая Республика Конго погрязла в споре между Международным валютным фондом и Китаем по поводу подготовленного китайцами проекта "шахты в обмен на инфраструктуру" на 9 миллиардов долларов.

Эта сделка поставила под угрозу право Конго на списание задолженности в рамках инициативы по самым бедным странам-должникам. Западные кредиторы встали насмерть. Конголезцы заколебались, согласившись уменьшить сумму сделки на 3 миллиарда, и теперь китайцы демонстрируют готовность обсудить вопрос об изменении этого контракта, чтобы снять претензии МВФ.

Некоторые африканские страны, включая Конго, проявляют явные признаки шизофрении, видя, как у них на пороге идет борьба за влияние. Сенегал по сути дела разделил обязанности правительства. Министр финансов отвечает за отношения с западными донорами, а сын президента занимается проектами, контрактами и кредитами, в которых участвуют арабские и азиатские страны, и которые обычно менее прозрачны.

Западным странам в Африке было гораздо легче, когда они могли отдавать там приказы. Но правильно ли это было?

_________________________________________________________

Nigaz с понятиями ("Examiner", США)

Новая драка России за Африку ("The Wall Street Journal", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.