Я направляюсь в Грозный. Чечня 'открыта' с мая этого года. Иностранцам больше не нужно получать специальное разрешение в российском МИДЕ, чтобы туда поехать

От Самары до Грозного три дня пути. Сначала вдоль Волги до Волгограда (бывшего Сталинграда), потом углубиться в предгорья Кавказа, провести день ожидания в Минеральных Водах (курорт, куда ездили аппаратчики компартии). Автостоянка вокруг вокзала запрещена — напоминание о временах, когда кругом были заминированные машины.

Атмосфера страха

В 23:30 приходит 382-ой поезд и меня окружают любопытные. На перроне мне кивает молодой человек. Это беженец, осевший в долине Луары во Франции, он приехал на несколько дней проведать семью. Поскольку кругом царит атмосфера страха и недоверия, он отказывается дать мне номер своего мобильного, но обещает сам мне позвонить, когда вернется во Францию. До сих пор от него нет никаких новостей. У грозненского вокзала — единственного задания в городе, на котором еще видны следы пуль — меня встречает микроавтобус и переводчик из администрации президента республики. Я просил интервью у Рамзана Кадырова, который по решению Путина стал преемником убитого отца. Милицию Кадырова называют его личной гвардией, которая повсюду сеет ужас и террор. У меня было время только оставить вещи в гостинице, и вот мы уже направляемся к комплексу правительственных зданий. Чтобы проникнуть туда, нужно пройти два КПП: на первом — русские солдаты, затем идут бронированные ворота, перед которыми нужно было оставить микроавтобус и пересесть в машину администрации президента. Потом вам выдают пропуск, действительный в течение двух часов. На втором этаже расположен офис пресс-секретаря президента Алви Каримова. Он рассказывает мне о невероятных достоинствах Кадырова: 'Он повсюду. Ночью — в горах, утром — у себя в офисе, а днем — на равнинах. Он следит за строительством каждого дома в Грозном'. Потом Каримов говорит, что меня примут во второй половине дня.

Пять-шесть больных в палате

До назначенного часа я должен посетить полностью отстроенный город (центральные улицы полностью восстановлены — это правда). Мне показывают сверкающую мечеть, 'которая может вместить до 10 000 верующих, и является самой большой в Европе'. Моя гид-переводчик не без гордости показывает и больницу. Продемонстрировав палаты, в которых теснятся по 5-6 больных, она открывает дверь в операционную, желая показать работу хирурга, который режет скальпелем чей-то кровавый живот. Окна в операционной открыты. В полдень Алви приглашает меня пообедать в компании писателя, кажется, претендующего на Нобелевскую премию по литературе. От дегустации чеченской пиццы нас отвлекает взрыв: 'Добро пожаловать в Грозный!', — говорит писатель. Что до Алви, то он хватает свой телефон и, извинившись, быстро уходит.

Спецоперация

Интервью с Рамзаном откладывается на час, а потом еще на час, и так до моего отъезда. Однако поздно вечером мне выпала удача встретиться с вернувшимся со 'спецоперации' министром внутренних дел. Как раз в это время была похищена Наталья Эстемирова, занимавшаяся расследованиями преступлений президентской личной гвардии. Министр в полной парадной форме с орденами объяснял мне, невзирая на очевидность, что 'бандитов' окопавшихся в горах осталось всего человек 50. Надувшись от важности, он объяснил мне, что в его семье всегда все были милиционерами, а один из его дедов возглавлял местное отделение НКВД (предшественника КГБ). Спустя несколько дней многие российские сайты написали о том, что президент Кадыров был мишенью террористов. Москве это может и не нравится, но Грозный — единственный в России город, где главная улица носит имя Владимира Путина. А это говорит о многом…

Предыдущие публикации:

Путевые заметки: Тольятти

Путевые заметки: Академгородок

Путевые заметки: Екатеринбург

Путевые заметки: Новые цари Москвы

Путевые заметки о путинской России

___________________________________________

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

<Жизнь в путинской России ("The Washington Post", США)

Путевые заметки из Грузии ("Le Monde", Франция)

Путинская имперская Россия ("Los Angeles Times", США)