Подвиньтесь, Голливуд, Болливуд и весь старомодный бомонд. Мир вступил в эпоху тирана-знаменитости. Недели не проходит без того, чтобы выходки того или иного деспота не оказались в новостях - то северокорейский правитель Ким Чен Ир приглашает Билла Клинтона пообедать с ним и забрать задержанных журналисток, то Муаммар Каддафи празднует условно-досрочное освобождение одного из организаторов взрыва над Локерби, то бирманский диктатор Тан Шве захватывает заложников, чтобы добиться визита сенатора Джима Уэбба.

В том, что в мире существуют деспоты, нет ничего нового. Но пару десятилетий назад они были вовсе не такими смелыми и не обладали таким статусом. После того, как в 1991 г. распался СССР, а волны демократизации прокатились по Азии, Восточной Европе и Латинской Америке, диктатура считалась чем-то неподобающим. Даже несколько лет назад казалось, что деспоты - вымирающий вид: покойный Саддам Хусейн прятался в своей паучьей норе, Каддафи пытался умиротворить американского ковбоя, а сирийский диктатор Башар Асад ерзал на унаследованном от отца троне.

Все это позади. Теперь, когда смена режима снята с повестки дня, а президент Обама предлагает 'взаимоуважение' быстрее, чем правители Тегерана, Триполи, Пхеньяна и Каракаса успевают плюнуть ему в лицо своим презрением, тирания все больше входит в моду. Они глобализируются у нас на глазах - они в Интернете и на телевидении, а в преддверии сентябрьского открытия сессии Генеральной Ассамблеи ООН они, преисполненные важности, стягиваются в Нью-Йорк.

Самые колоритные из них выходят на VIP-орбиту, где они официально бранимы, но при этом крайне востребованы. Вспомните банкет, устроенный президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом в сентябре прошлого года в Manhattan Grand Hyatt примерно для тысячи его ближайших друзей. Или репортажи двухлетней давности о приглашениях на обед в нью-йоркский отель Intercontinental с Ахмадинежадом, разосланных полусотне влиятельных американских интеллектуалов и выполненных, как писал журнал Time, 'на бумаге кремового цвета с замысловатой каллиграфией'. Что бы там ни кричали демонстранты из-за кордона безопасности, каждую осень в Нью-Йорке появляются Ахмадинежад и его свита, начинаются проезды кортежа по городу, ток-шоу, пресс-конференции и банкеты - и все это стало привычным делом.

Такого рода выступления вдохновляют и других. Не стоит удивляться тому, что президент Венесуэлы Уго Чавес предварительно включен в список выступающих на Генеральной Ассамблее в сентябре. Ведь и ему нужна аудитория. И, конечно, ливийский правитель Каддафи, которого стали пускать на встречи мировых лидеров, тоже хочет поучаствовать в шоу. Каддафи обошел даже Ахмадинежада - его выступление намечено на 23 сентября, первый день работы Ассамблеи.

Беседуя со мной в субботу, мастер ток-шоу на радио Джон Бэтчелор (John Batchelor) спросил: может ли Каддафи своим дебютом на арене ООН затмить и президента Обаму и Ахмадинежада?

Бэтчелор задал свой вопрос в шутку, но дело серьезное. Но международной арене возникает альтернативный мир, в котором ценятся не приличие, нравственность или демократические ценности, а интриги, потрясения, внешние атрибуты и, в конечном итоге, способность удерживать внимание толпы. И действительно, вполне возможно, что новинка этого сезона - Каддафи на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре - затмит их всех. Продолжаются споры о том, где он будет жить и возьмет ли он с собой такие 'необходимые' вещи, как бедуинский шатер, который, как предмет для сплетен, обещает ненадолго оставить в тени голливудскую сагу Джоли-Питт.

Как и полагается знаменитостям, каждый из современных деспотов имеет свою камарилью. Между гастролями и визитами посланников мировых демократий, с которыми они общаются как будто на равных, современные диктаторы рекламируют посиделки в своем кругу. В преддверии сессии Генеральной Ассамблеи сообщалось, что президент Венесуэлы Уго Чавес направится в Ливию, Беларусь, Сирию, Россию и Иран.

Пока неизвестно, какие из этих стран действительно посетит Чавес накануне своего выступления 24 сентября на сцене ООН в Нью-Йорке. Но становится все очевиднее, что многих сегодняшних тиранов объединяет товарищеский дух, который придает смелости им всем. Каддафи назвал футбольный стадион в Ливии в честь Чавеса. Иранский режим удостоил Чавеса самой высокой награды Исламской республики. Чавес не жалеет похвалы для Ахмадинежада, радуясь возможности совершать выпады в адрес США 'пока мы вместе'.

Тем временем суданское информационное агентство с гордостью сообщило на этой неделе о том, что президент Судана Омар аль-Башир, который возглавляет режим, устроивший геноцид, был приглашен Каддафи на саммит Африканского союза 31 августа.

Обычно тираны опираются на саморекламу у себя на родине. Верят их сограждане в эти шоу или нет - всегда есть определенная доза циркового представления, необходимая для придания убедительности пропаганде, при помощи которой они оправдывают лишения и жестокость, сопровождающие деспотизм.

Но сегодня высокие технологии легко позволяют пропаганде стать глобальной. В таких городах, как Лондон, Париж и Нью-Йорк, образы, культивируемые деспотами, сливаются в общую картину великодушной знаменитости - да, эксцентричной, но вовсе не воплощения зла. Премьер-министр России Владимир Путин снимается с голым торсом и смело стреляет в тигра; потом он нежно гладит полученного в подарок тигренка.

Оперируя бюджетами миллиардеров, тираны путешествуют со свитой, которая может занять целый этаж в гостинице и потратить кучу денег, чтобы произвести впечатление. Некоторые любят ходить по магазинам. Хотя Сирия при президенте Башаре Асаде - страна бедности и репрессий, родившаяся в Британии первая леди Сирии Асма Асад демонстрирует свой дизайнерский гардероб в Facebook.

Другие культивируют ложную скромность повседневной одежды. У Ахмадинежада - фирменная ветровка на молнии, а Фидель Кастро недавно вновь появился в своем тренировочном костюме. И - такова уж человеческая природа - как правило, внимание сразу привлекает то, во что лидер одет на фотографии, а не подчиняющийся ему аппарат тайной полиции и творимые в его стране бесчинства.

Если бы все это было древней историей, то мы бы с воодушевлением следили за приключениями этих деспотов, включая их встречи, перепалки, одеяния и выступления на сцене.

Но каким бы просвещенным ни казался нам современный мир, все это происходит сегодня. Вращаясь в своем кругу, они заключают сделки и альянсы и объединены своего рода бандитской солидарностью, из-за которой разобраться с любым из них становится еще сложнее.

Эти знаменитости не отвечают ни перед законом, ни перед электоратом. Они все чаще подрывают те правила поведения, которые жизненно важны для любого цивилизованного миропорядка. Сегодня они чувствуют себя слишком вольготно, и хотя человеческая природа заставляет нас с интересом следить за ними, было бы глупостью забывать даже на секунду о том, что весь этот лоск, все это богатство и шоуменство - от бедуинского шатра до дизайнерской обуви и приглашений на бумаге кремового цвета - обходятся ценой людских страданий

Клаудиа Розетт - штатный журналист Фонда защиты демократий, автор еженедельной внешнеполитической колонки в Forbes.

________________________________________________________

Годовщина революции в Ливии: Саркози, Медведева и Путина ждут в гости ("Le Monde", Франция)

Очко господину Чавесу ("The Washington Post", США)

Обсудить публикацию на форуме