Если что-то и можно обнаружить общего в европейской реакции на объявление, сделанное президентом Обамой на прошлой неделе, так это то, что для всех европейцев вопрос никогда не упирался в ПРО. На самом деле, план ПРО заменил собой целый ряд других вопросов и беспокойств, которые даже после объявления, сделанного в четверг, остаются деликатными и нерешенными.

Послушайте крайне содержательное объяснение новой архитектуры безопасности, предложенное администрацией Обамы: речь идет о настоящей защите настоящих людей от настоящей ракетной угрозы. Приспособившись к изменениям в оценке прогресса, достигнутого Ираном в разработке ракет ближнего, среднего и дальнего действия, и приспособившись к прогрессу в тестировании этих ракет, мы можем обновить структуру, улучшить эффективность и выделить больше времени на дальнейшие разработки. Явным образом было подчеркнуто, что решение не имеет ничего общего ни с Россией, ни с Центральной Европой, ни с чем-либо еще - это просто лучший способ защитить Америку и ее союзников от растущих угроз.

Однако обратите внимание на ту какофонию, что разразилась в ответ: польская газета выходит с заголовком 'Мы больше не любим Америку', центральноевропейские сторонники атлантицизма жалуются, что их бросили, несмотря на то, что администрация Обамы ясно дала понять, что, благодаря новым решениям, Центральная Европа будет лучше защищена против существующей ракетной угрозы, и что эта защита будет установлена быстрее, чем планировавшийся противоракетный щит, и что работа по защите от более долгосрочных угроз будет продолжена.

Российский президент и канцлер Германии поприветствовали новости, как шаг в сторону России, хотя администрация Обамы ясно дала понять (как и администрация Буша до нее), что решения были основаны на развитии иранской ракетной угрозы и не имели ничего общего с Россией.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен элегантно вышел вперед и предложил сотрудничество в области ПРО между НАТО и Россией - хорошая идея, которая уже была предложена во времена администрации Буша.

Что тут происходит? Под поверхностью прячется целый набор других проблем.

Самой важной является тот факт, что Россия стала гораздо более авторитарной страной и утверждает свою сферу влияния в близлежащих странах. Когда администрация Буша сказала 'да' на предложение сотрудничества с Россией по ПРО с использованием радара в Азербайджане, Россия поменяла свой ответ на 'нет' - если только администрация не откажется от планов по сотрудничеству с Польшей и Чехией. Для России дело было в возможности влиять на происходящее в странах бывшего Варшавского договора, а не в самой системе ПРО. Прошлогодняя война в Грузии лишь подтвердила этот жесткий посыл.

Центральноевропейские страны поняли, в чем смысл. Они кое-что знают о российской 'сфере влияния', и знают, что не собираются ее терпеть. Польша и Чехия никогда, на самом деле, не хотели установки систем ПРО - они хотели 'железного' присутствия Америки и гарантий безопасности помимо тех, что сейчас предлагает НАТО.

Уж кто-кто, а европейцы принимают во внимание важность истории: спустя 60 лет после 1939 года (так в тексте - прим. перев.), поляки по-прежнему не верят, что Западная Европа в одиночку сможет защитить их - они хотят соглашения с Америкой. Система ПРО была способом получить это соглашение.

Западноевропейские страны тоже поняли, в чем смысл - но их точка зрения на проблему другая. Поддержка американского ПРО в Центральной Европе означала поддержку жителей центральноевропейских стран в их кажущихся чересчур эмоциональными и ошибочными воплях о защите от России. Подобная поддержка напрямую противоречит предпочтительной западноевропейской стратегии построения партнерских отношений с Россией, которые предусматривают сотрудничество взамен конфронтации. Чем хуже себя ведет Россия, тем больше 'доказательств' того, что требуется больше взаимодействия.

Отказ от системы ПРО - была ли она разработана для защиты от иранской угрозы или нет - в Западной Европе посчитали букетом для России.

Россия тоже быстро повернула ситуацию в свою пользу. Хотя администрация Обамы подчеркнула, что Россия тут не при чем, русские, тем не менее, заявили о своей победе и о том, что заставили США отступить, потому что это заявление подходило под их цели - утвердить свою власть и влияние в Центральной Европе и поддержать раскол между Западной и Центральной Европой.

Это то самое минное поле под поверхностью вопроса о ПРО: российская самоуверенность, исторические опасения Центральной Европы, равнодушие Западной Европы по отношению к Центральной и ее стремление к мирному соглашению с Россией.

Вполне правильно администрация Обамы решила придерживаться сути и не обращать внимания на все эти дополнительные точки зрения. Но это также означает, что напряженность, осложняющая вопрос ПРО, остается. Эта напряженность продолжит сеять беспокойство и разобщенность внутри НАТО и трансатлантического сообщества до тех пор, пока мы не возьмемся за нее.

Это означает откровенный разговор между американцами, западноевропейцами и странами Центральной Европы о России, о старых и новых угрозах безопасности и о роли нашего альянса в 21-м веке. НАТО уже планирует написать новую Стратегическую концепцию. Давайте понадеемся, что она окажется на высоте.

Курт Волкер, бывший посол США в НАТО, является старшим научным сотрудником и управляющим директором Центра трансатлантических отношений в Школе перспективных международных исследований Университета Джонса Хопкинса.

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Расшифровывая Барака Обаму ("Kyiv Post", Украина)

Обама позволяет сфере влияния посягать на сферу безопасности ("Strategy Page", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.