Если на прошлой неделе Рейган на том свете смотрел новости, у него был повод улыбнуться. Разумеется, не из-за решения президента Обамы отказаться от размещения системы ПРО в Польше и Чехии. Политический символизм этого жеста Рейгану бы наверняка не понравился. Как можно разрывать договоренность с двумя союзниками из Центральной Европы и поддаваться давлению Кремля? Из соображений партийной дисциплины, он должен был бы присоединиться к хору неодобряющих эту идею республиканцев.

Однако на более глубоком уровне, Рейган признал бы, что эта новость знаменует переломный момент в американской политике. Впервые, с того дня в 1983 году, когда Рейган произнес свою речь о 'Звездных войнах' - 'противоракетном щите', который должен защитить Америку от ядерного удара, обе партии согласны с тем, что страна нуждается в действенной системе противоракетной обороны. Теперь спорят не о том, создавать ли такую систему, а о том, какой тип системы лучше справится с какими угрозами.

В эпоху Рейгана практически все демократы и даже часть республиканцев считали, что президент опасно заблуждается, полагая, что система будет работать. Саму систему также считали опасной. В конце концов, одной из ключевых концепций холодной войны было взаимное гарантированное уничтожение - уязвимость обеих сверхдержав для ядерного удара, не позволяющая им запустить ракеты. Таким образом, считалось, что любые намеки на то, что применение ядерного оружия не обязательно должно привести к взаимному уничтожению повышают опасность глобальной ошибки с катастрофическими последствиями.

Многие из демократов, впрочем, удобным для себя образом забывали, что Джимми Картер в последний год своего срока изменил эту концепцию, приняв предложенную его министром обороны Гарольдом Брауном идею 'стратегии противовеса'. В сущности это означало попытку удара по определенным целям в Советском Союзе с целью заставить его капитулировать до полного уничтожения или ответного удара. Когда Рейган пошел дальше, объявив Стратегическую оборонную инициативу, ни одна из партий не оказала ему ощутимой поддержки.

Перейдем во временм Джорджа Буша. Тогда многие из снова демократов инстинктивно выступили против его плана развернуть в Центральной Европе систему противоракетной обороны. Хотя республиканцы любят говорить, что они руководствовались уступчивостью по отношению к Кремлю, некоторые из убежденных либералов ненавидели сами идею ПРО, считая, что она подрывает попытки разоружения. Именно поэтому осторожные и уклончивые высказывания Обамы по проблеме противоракетной обороны во время избирательной кампании 2008 года беспокоили как его рьяных сторонников, так и противников.

Однако сейчас президент прямо заявил, что его план позволит создать 'более сильную, точную и быструю' систему противоракетной обороны, чем план Буша. Другими словами политика администрации Обамы, выраженная в речах самого президента, госсекретаря Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), министра обороны Роберта Гейтса (Robert Gates) и ряда других ее представителей, однозначно подразумевает, что США необходима противоракетная оборона. Фокусируясь на более насущной угрозе со стороны иранских ракет малой и средней дальности, Соединенные Штаты переключаются в первую очередь на защиту Европы и Ближнего Востока, одновременно откладывая на будущее вопрос о том, как защитить саму Америку от межконтинентальных баллистических ракет, запущенных Ираном или другой страной.

Все это породило разговоры о том, что Обама перевернул рейгановскую концепцию противоракетной обороны ног на голову, поменяв порядок приоритетов. Здесь есть определенная правда, однако это относится к тактике, а не к принципам. Важнее то, что в политическом смысле Обама сделал для противоракетной обороны то же самое, что Билл Клинтон сделал для реформы социального обеспечения. До Клинтона многие демократы инстинктивно были настроены против нее, так как за нее выступали республиканцы. Однако когда реформу поддержал президент, старую систему перестали воспринимать как нечто неприкосновенное. Дискуссия пошла уже о том, какой реформа должна быть и на каких условиях проводится.

То же самое относится к противоракетной обороне и к стратегии национальной безопасности в принципе. Республиканцы говорят, что Обама слишком многое сокращает в программе (даже без учета принятого им на прошлой неделе решения), чтобы всерьез можно было рассчитывать, что он увеличит наш потенциал сдерживания. Сейчас главное для его администрации - доказать, что критики ошибаются. Для этого ей следует создать систему, которая будет эффективна не только против ракет малой и средней дальности, но и против межконтинентальных баллистических ракет, когда это понадобится в будущем.

Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что, когда Обама будет баллотироваться в президенты в 2012 году, он не выдвинет платформу, утверждающую, что стране не нужна сильная система противоракетной обороны. Скорее все будет совсем наоборот. Это означает, что позицию Рональда Рейгана разделяют теперь обе партии - и это ее полностью подтверждает.

Эндрю Нагорски - бывший иностранный корреспондент и редактор Newsweek, вице-президент и директор по публичной политике Института 'Восток-Запад' (EastWest Institute).

Обсудить на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.