Немало закулисных усилий приложили мировые финансовые и дипломатические круги, чтобы недопустить освещения в крупных средствах массовой информации такой поистине острой и глобальной проблемы как голод, проблемы, которая с каждым днём приобретатет всё более ужасающие масштабы.
Месяц назад Джосетт Ширан (Josette Sheeran), исполнительный директор Всемирной продовольственной программы ООН сообщила, что впервые число голодающих превысило миллиард человек, предупредив, что эта цифра будет увеличиваться, а предоставление «гуманитарной помощи» снизилось до исторического минимума. Всемирная продовольственная программа распологает лишь одним миллиардом 179 миллионами долларов, в то время как для того, чтобы накормить 108 миллионов голодных в 74 странах ей необходимо четыре миллиарда 585 миллионов евро.
Промышленно развитые страны предпочитают пропускать мимо ушей сигналы тревоги, подаваемые гуманитарными агентствами. Послы молча выслушивают просьбы об оказании экономической помощи от представителей Всемирной продовольственной программы,  а чиновники, распоряжающиеся многомиллионными бюджетами, тихим голосом заявляют, что «в связис мировым экономическим кризисом нет фондов для решения данной проблемы». Тем не менее, Джосетт Ширан уверяет, что достаточно было бы направить на борьбу с голодом «менее одного процента государственных средств, выделенных на помощь финансовым учреждениям» в течение последнего года.
Но не только в кризисе дело. Есть другая причина, объясняющая сокращение гуманитарной помощи, помимо чудовищного хищения денежных средств банковскими учреждениями, получившего название «финансового кризиса». Это производство биотоплива. США приостановили передачу в качестве гуманитарной помощи излишков зерна, поскольку  направляют их на производство биотоплива. (В прошлом году на биотопливо эта страна использовала почти 138 миллионов тонн кукурузы, одну треть от всего урожая). А специальная директива Евросоюза также призывает к использованию альтернативных источников энергии растительного происхождения. Так, во имя экономической стабильности (надо же ведь противостоять кризису), охраны окружающей среды (надо же производить экологически чистое топливо) и геостратегии ведущих государств (надо же снизить их зависимость от импорта нефти) обрекаются на недоедание и смерть миллионы людей.
Речь идёт об истреблении, настолько политкорректном насколько и методично спланированном. Взять хотя бы два эти примера: резко сокращается или вообще прекращается оказание помощи таким странам как Бангладеш (где под угрозой голодной смерти находятся 700.000 детей) и с 2.200 до 1.500 калорий в день сокращается питание перемещённых лиц в Сомали или беженцев в Кении. Это означает, что ООН предоставляет недостаточно продовольственной помощи, значительно ниже прожиточного минимума.
Позорнее всего выглядят действия самого генерального секретариата ООН, который после смены Кофи Аннана на Пан Ги-Муна проводит безжалостную и глухую к страданиям людей политику срастания с мировыми финансовыми центрами власти. Ключеву роль сыграла замена нескольких высокопоставленых чиновников. Особенно обращает на себя внимание изменение тональности докладов и позиция специального докладчика о праве на питание: в то время как Жан Зиглер (Jean Ziegler) осуждал тех, кто провоцирует голод и требовал положить конец смертности, его преемник на этом посту Оливьер де Шуттер (Olivier de Schutter) говорит о необходимости более глубокого обсуждения вопроса. То, что для Зиглера было страшным преступлением, для Шуттера, похоже, сводится к чисто административной проблеме.
И пусть не говорят. Пусть не говорят, что курсы акций ценных бумаг должны звучать в выпусках новостей и отображаться на своих привычных газетных полосах. Пусть никого не мучает бессонница. Пусть никто не вспоминает те цифры, которые Зиглер швырнул нам в лицо: каждые пять секунд на планете от голода умирает ребёнок младше 10 лет, каждые четыре минуты кто-то умирает от недостатка витамина А, ежедневно 24.000 человек умирают от отсутствия пищи и 100.000 человек – от последствий недоедания.