Не любят прессу. А журналистов – и того меньше. Особенно в Китае, Иране, Эритрее, Венесуэле, на Кубе и во многих других странах с тоталитарными или авторитарными режимами. Не любят их и в странах с якобы устоявшейся демократией, то есть, например, в России, Израиле, Мексике, Колумбии и других. Но также и на пространстве Евросоюза, сколько бы его представительные органы ни пытались изобразить образцовое уважение основных прав и свобод. Хоть и не во всех, но в слишком многих странах Евросоюза прессу недолюбливают.


В современном мире мы наблюдаем чудовищные нарушения прав человека, злоупотребление властью, коррупцию. Это похоже на метастазу, которая всё время растёт и которую пытаются как-то закрыть, замолчать. Органы политической и экономической власти, организованная преступность, рост националистических настроений и религиозного фундаментализма едины в своём стремлении скрыть от общественности эту жуткую действительность.


Набор средств, с помощью которого пытаются заставить молчать прессу вообще и журналистов в частности, самый широкий. Не останавливаются ни перед какими. И именно потому, что пресса – это тот самый бастион защиты правды, без которой человек не будет чувствовать себя свободным.
Это особенно наглядно проявляется на примере вооружённых конфликтов, террористической активности, когда насилие, порождаемое противоборствующими сторонами, создаёт препятствия свободному потоку информации. Создаёт в силу своей природы, при авторитарных режимах и тираниях, которых, к сожалению, стало так много в наше время.


Но хищные щупальца коррупции и организованной преступности добрались также и до передовых обществ, обладающих всеми атрибутами демократии, и представляют серьёзную угрозу для дела мира.
А в подобной ситуации даже в рамках правового государства пресса и её работники не будут чувствовать себя по-настоящему свободными от постоянного давления, принуждения и прочих форм воздействия, препятствующих свободному и независимому выполнению стоящих перед ними задач.
Сегодня мы являемся свидетелями одного из самых острых противоречий современного мира. Чем более совершенными и многочисленными средствами он располагает для эффективной, всеобъемлющей и оперативной передачи информации, тем всё более грубые, жестокие и изощрённые методы применяются для того, чтобы воспрепятствовать правдивому освещению событий журналистским сообществом.


Завуалированная в той или иной мере цензура, всякого рода прессинги, лишение свободы, пытки, избиение, зачастую приводящие к смертельному исходу, совершаются почти ежедневно в отношении средств массовой информации и их работников в самых различных государствах. Всё более отчётливо вырисовываются контуры одного большого заговора против свободы печати.
И это не домыслы или какие-то поверхностные признаки. Это конкретные факты, лежащие на поверхности. И они бьют тревогу по поводу того, что касается всех нас, независимо от того, где мы живём. В связи с этим необходимо всегда называть имена, вести предметный разговор.


З ноября журналист Хосе Артуна (José Antuna) был задушен в Дуранго (Мексика) за то, что обличал связи между полицией и организованной преступностью. Убийцы оставили рядом с его трупом записку, не нуждающуюся в комментариях: «Это произошло со мной, потому что я писал то, что не следует писать. Следите как следует за тем, что пишете». Это злодейское предупреждение, которое можно отнести ко всем журналистами, которые пали жертвами своей профессиональной честности. Писать о том, о чём не следует – это вывернутая наизнанку профессиональная и нравственно выверенная заповедь журналистов: писать о том, о чём нужно писать. Можно ли в более откровенной и прямой форме изложить угрозу с целью принудить к молчанию СМИ вообще и журналистов в частности?


К сожалению, озвученная угроза не повисла в воздухе. Приведём лишь несколько примеров из уходящего года. Кристиан Поведа (Christian Poveda), вероломно убитый в Сальвадоре; Эмилио Моренати (Emilio Morenati), несколько месяцев тому назад потерявший ногу в Афганистане. Вспомним 24 журналистов, зверски убитых в прошлом месяце на Филиппинах, а также 30 человек, странным образом похищенных в ходе межклановой борьбы за власть в Минданао. Это была «самая большая потеря журналистов за один день во всей истории», заявила в связи с массовым убийством организация «Журналисты без границ».


Существуют и другие формы заставить замолчать журналистов, на первый взгляд не столь жестокие, но при этом не менее преступные по своей сути, а именно: приговорить их к длительным срокам лишения свободы, а иногда ещё и без права связи с внешним миром. Зачастую это происходит в нарушение существующих норм судопроизводства, как, например, в Иране, после массовых протестов оппозиции против нарушений при подсчёте голосов во время президентских выборов, состоявшихся 12 июня, стоящие у власти исламские фундаменталисты развернули жесточайшую кампанию против местных журналистов и блоггеров. В результате, эта страна делит с Китаем удручающее звание самой большой тюрьмы мира для работников СМИ. За ней следует Куба, где в заключении томятся 24 журналиста, приговорённые после «Чёрной весны» 2003 года к различным срокам заключения, от 14 до 22 лет. В этом мрачном списке вслед за ними идут Бирма, Туркмения, Северная Корея и Эритрея.

 

Чуть поближе, в Марокко, уже в течение нескольких недель редакции нескольких газет закрыты, а журналистов обязали выплатить штрафы в размере нескольких  тысяч евро.
Алжирское правительство также преследует прессу в виде необоснованных задержаний журналистов и наложения финансовых санкций, которые невозможно выплатить. Что уж говорить о Тунисе, где действует жесточайшая цензура в отношении любых публикаций и эфирных программ, как местных так и зарубежных. Президент Бен Али превратил свою страну в самую настоящую «чёрную дыру», где бесследно исчезают все свободы, включая свободу слова.


С другой стороны, по мере того как средства массовой информации движутся в сторону он-лайновой журналистики, число заключённых в тюрьмы кибердиссидентов выросло  настолько, что превысило количество томящихся в неволе обычных журналистов. Это происходит во многих странах. Китай являет собой наглядный пример такой формы подавления свободомыслия. Из находящихся за решёткой 88 журналистов 58 являются блоггерами или авторами, публикующими свои статьи в Интернете. Известный правозащитник Ху Хия приговорён к трём с половиной годам лишения свободы за «подстрекательство к подрывной деятельности в своих он-лайновых статьях.


«Журналисты без границ» назвала 12 стран врагов Интернета. Вот они в порядке убывания жесткости контроля (от большего к меньшему): Саудовская Аравия, Бирма, Китай, Северная Корея, Куба, Египет, Иран, Узбекистан, Сирия, Тунис, Туркмения, Вьетнам. Все они установили жёсткий контроль и ограничения в сети, чтобы пользователи в их странах не могли получить доступ к ресурсам, попавшими в разряд «нежелательных». А за решёткой не всякому удаётся сохранить гражданское мужество и волю.
Факты свидетельствуют о том, что большое количество представителей политической, военной, финансовой, религиозной и иной власти не сумели выдержать испытание свободой и правдивостью слова. Это вызывает сожаление.


Отношения между властью и средствами массовой информации всегда были сложными. Только это обстоятельство объясняет совершенно немыслимое количество журналистов, заключённых в тюрьмы. Согласно данным «Журналистов без границ», их 178.


Время от времени авторитетные люди возносят свои голоса в защиту прав человека и основных свобод. Это сделал американский президент Обама в ходе коллоквиума в Шанхае, выступив за соблюдение свободы слова и уважение прав человека. Также председатель Европарламента Ежи Бузек сказал 13 ноября в Мадриде нечто подобное, заявив, что «нельзя поддерживать полноценные отношения с любой страной, не уважающей основных прав человека». «Таков случай Кубы –подчеркнул он-, хотя в любом случае необходимо поддерживать гражданское общество». Не так давно вопрос о Кубе ставила и правозащитная организация Human Right Watch.


Остаётся только приветствовать эти слова, произнесённые столь авторитетными деятелями. А в заключение хотелось бы выразить пожелание, чтобы отклик на эти слова был равен той ценности, которая в них заключена. Именно ради этого была создана и действует организация «Журналисты без границ»
Мария Долорес Масана является президентом  организации «Журналисты без границ» (Испания).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.