Самый любимый всеми момент в фильме "Выпускник" – это когда главного героя прижимает к стенке один из друзей его родителей. Совет взрослого Бенджамену Брэддоку заключается всего в одном слове – "пластик". Нечто подобное происходит и со мной на международных конференциях. Я, конечно, прикусываю язык и молчу, когда встает какой-нибудь делегат с блеском в глазах и напыщенно произносит: "Сланцевый газ!"

Такие разговоры на конференциях являются отражением растущего возбуждения в США и Европе по поводу того, что мы, возможно, нашли решение одной из самых обременительных проблем во внешней и экономической политике – проблемы энергетической безопасности.

Десятилетиями американские политики обещали обеспечить стране "энергетическую самостоятельность" и ликвидировать зависимость США от иностранных поставок. Однако в действительности Америке в будущем грозила растущая зависимость от нефтяных и газовых поставок из целого ряда нестабильных, недружественных и авторитарных стран. Тем временем, Европейский Союз начал проявлять растущую обеспокоенность по поводу своей зависимости от поставок природного газа из России – особенно в связи со склонностью Москвы оказывать давление на соседнюю Украину путем прекращения газовых поставок. Вдобавок ко всем этим опасениям США и Европы появилось еще одно: альтернативных газовых поставщиков очень мало, и один из них – это Иран.

Давно уже известно, что в недрах США могут скрываться огромные запасы нетрадиционного топлива – сланцевого газа. Но до недавнего времени эти месторождения было очень трудно разрабатывать. Но появившиеся недавно передовые технологии показывают, что многие экономические и технические проблемы, связанные с освоением месторождений сланцевого газа, вполне решаемы. За последние три года добыча такого газа в США резко выросла. В этом году Соединенные Штаты обогнали Россию и впервые за десятилетие стали самой крупной в мире газодобывающей страной.

В результате морские терминалы, построенные США для приемки поступающего из-за рубежа сжиженного природного газа, стоят сегодня без дела. Рост добычи сланцевого газа, который можно использовать  для выработки электроэнергии, снижает зависимость от добываемого в стране угля, являющегося "грязным" топливом. А если можно будет добиться усовершенствования автомашин, работающих на электричестве и газе, то благодаря сланцевому газу удастся также снизить зависимость от ближневосточной нефти.

ЕС и Китай также приходят в волнение при мысли о том, что и они вскоре смогут воспользоваться этим "золотым дном" из сланцевого газа. Главной мотивацией во внешней политике Китая все больше становится потребность в обеспечении поставок энергоресурсов. Но вполне может оказаться, что у Китая имеются собственные запасы сланцевого газа, в связи с чем он уже подписал соглашение  с США о их разработке.

Возбуждение в Европе заметно еще больше. Запасы нефти и газа в Северном море истощаются, но британцы надеются, что им удастся открыть пригодные к использованию запасы сланцевого газа в Уэльсе и на северо-западе Англии. Поляки, у которых есть собственные, особые причины опасаться энергетической зависимости от России, также думают, что у них имеются пригодные к эксплуатации месторождения. Министр иностранных дел Польши Радек Сикорский посетил недавно Хьюстон, где провел переговоры с крупными энергетическими компаниями США по вопросу сланцевого газа.

Даже если европейские запасы окажутся не столь значительны, как надеются многие, ЕС все равно косвенно окажется в выигрыше благодаря американскому сланцевому газу. Поставки сжиженного природного газа из Африки и Персидского залива, которые могли пойти в США, теперь будут перенаправлены в Европу. Тем самым будет снижена зависимость ЕС от российского газа.

Геополитические последствия всего этого уже удается ощутить. В последние месяцы западные официальные лица отмечают все больше дружелюбия со стороны  России. Русские подписали с США новый договор о сокращении ядерных вооружений, согласились с идеей ужесточения санкций против Ирана и с неожиданной открытостью и сочувствием отреагировали на авиакатастрофу на российской земле, в результате которой погиб польский президент и сопровождавшие его лица.

Некоторые западные представители объясняют такую смену тональности в Кремле изменением позиции США в вопросе противоракетной обороны. Другие приписывают это росту влияния президента Дмитрия Медведева. Но кое-кто полагает, что Россия уже начала перестраивать свою внешнюю политику в ответ на резкое снижение цен на газ и на изменения, происходящие на мировых энергетических рынках.

Конечно, есть и скептики в вопросе сланцевого газа. Некоторые ветераны из энергетической отрасли отмечают, что такие фальстарты и обманчивые надежды бывали и прежде – появлялись чудодейственные новые источники энергии, вызывая в итоге сплошное разочарование. Действительно, большинство чудесных средств не дает нужного результата – как в энергетике, так и в других областях. Но верно и другое: звучавшие в 70-е годы предсказания о том, что в мире заканчивается топливо, были опровергнуты сочетанием новых технических достижений и новых открытий. Именно такое сочетание предлагает ныне сланцевый газ.

Некоторые защитники окружающей среды очень недовольны этой революцией со сланцевым газом. Существует обеспокоенность по поводу экологических опасностей для грунтовых вод, создаваемых используемыми для добычи сланцевого газа химикатами. Такие страхи будут лишь усиливаться в связи с утечкой нефти у берегов Луизианы.

В ближайшей перспективе благодаря использованию в возрастающих объемах газа Соединенным Штатам и Европе будет гораздо легче сокращать выбросы двуокиси углерода, потому что  газ загрязняет окружающую среду намного меньше, чем уголь. С другой стороны, сланцевый газ все равно является  органическим топливом, при сжигании которого образуются парниковые газы. Для тех экологов, которые мечтают о будущем с ветряными мельницами и солнечными батареями, гонка за газом это, конечно же, довольно сомнительная благодать.

Безусловно, сланцевый газ не может дать ответ на все проблемы Запада в плане энергетической безопасности – а тем более решить проблему климатических изменений. Но в мире, где сегодня так много плохих известий, сланцевый газ – это приятная и по-настоящему хорошая новость.