Если Вашингтон считает, что ему трудно провести через Совет безопасности ООН санкции против Ирана, то он ошибается – это только половина трудностей. Гораздо большей проблемой станет для него то незаметное изменение, которое внесли в международный расклад сил последние шаги Турции и Бразилии.

Эти две державы среднего размера только что фактически бросили вызов Вашингтону как направляющей силе в вопросе о ядерной стратегии в отношении Ирана. Проявив собственную инициативу, они убедили Тереган согласиться на сделку, позволяющую урегулировать проблемы с иранским ядерным топливом. Этот ход был не только абсолютно самостоятельным – они пошли наперекор грубым предостережениям Америки. Соединенные Штаты напрямую требовали от них даже не рассматривать такой вариант, хотя он был очень похож на предложенную Ирану в прошлом году сделку, которая сорвалась в основном из-за уверток иранцев, с крайним недоверием относящихся к намерениям Вашингтона и его фанфаронскому стилю.

Совсем оскорбительным было то, что президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва и турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган имели наглость преуспеть на переговорах с Ираном, несмотря на то, что Вашингтон публично предрекал (и предвкушал) их гарантированный провал.

Так что же, ведут ли иранцы очередную жульническую игру, оттягивая время, как они умеют делать? Или же произошло нечто значительно более важное?

Во-первых, важны были не только условия соглашения, но и то, кто и как его предлагал. Вашингтон десятилетиями почти всегда вел «переговоры» с Тегераном через посредников и вдобавок в весьма жесткой и воинственной форме. Обычное дело – единственная в мире сверхдержава требует от окружающих согласиться с удобной ей в этой момент стратегией.

Когда в Тегеран прибыли г-н Лула и г-н Эрдоган все выглядело совсем не так. Дело было даже не в самом предложении, а в участниках переговоров, месте их проведения и общей атмосфере. На этот раз Тегеран чувствовал, что он уступает не давлению сверхдержавы, а разумной и обоснованной просьбе двух влиятельных, но равных с ним государств, исторически не проявлявших в отношениях с ним империализма. В свете этого переговоры были почти обречены на успех. Едва ли не больше всего на свете Иран хочет ослабить позиции США на международной арене, и в частности их способность диктовать условия на Ближнем Востоке.

Если Ирану все равно придется идти на уступки в ядерной политике, то что может быть лучшим выходом, чем согласиться с предложением двух уважаемых и успешных стран, которые и сами бросили вызов Вашингтону уже самим фактом переговоров? Если бы Тегеран отверг их предложение, он бы торпедировал этим саму идею независимой альтернативы и неамериканских инициатив на международной арене. Самым разумным для Ирана было - на сей раз и при таком подходе - сказать «да».

То же самое относится к России и Китаю. После успехов, достигнутых Лулой и Эрдоганом, госсекретарь США Хиллари Клинтон тут же объявила о собственном успехе – о том, что она добилась от России и Китая поддержки новых санкций против Ирана. Такую реакцию на необычайные достижения Турции и Бразилии трудно не назвать оскорбительной. Между тем, речь идет о странах исключительно важных как для региональных, так и для глобальных интересов Соединенных Штатов. Так обойтись с ними было серьезной и грубой ошибкой не только в связи с Ираном, но и с точки зрения глобальной стратегии. Остальной мир, безусловно, в очередной раз с недовольством заметил, что Вашингтон не изменил своей обычной малоприятной манере поведения.

И кстати, стоит ли верить в то, что Клинтон действительно удалось получить поддержку России и Китая? Точно так же, как у Тегерана были все причины принять предложение от «равных», сделанное уважительным тоном, без угроз и бравады, так и у России с Китаем есть все причины приветствовать инициативу Бразилии и Турции. Конечно, условия соглашения тоже имеют определенную важность, однако медленная, но неуклонная утрата США возможности диктовать свои условия на международной арене для них намного важнее. На это в принципе направлена вся внешнеполитическая стратегия этих двух стран. И ни одна из них, разумеется, в конечном итоге не позволит жесткому подходу Америки одержать в Совете безопасности верх над турецко-бразильским подходом, даже если предложения Турции и Бразилии и нуждаются в небольшой корректировке. Недаром и Россия, и Китай выступают за множественность источников власти и влияния на международной арене в противовес умирающей американской однополярной модели.

Естественно, Китай и Россия в борьбе с гегемонией Америки в международных отношениях будут выступать каждый за себя. Однако то, что Вашингтон перестает быть центром международной политики, для них сейчас важнее. Две страны, которые пошли на сей раз наперекор желаниям Америке – это не какие-то смутьяны из «третьего мира» зарабатывающие легкие очки за счет США. Это две крупные страны, считающиеся близкими друзьями Америки, что и делает происходящее особенно обидным.

Все это – важные знамения времени. Проблема однополярной модели в том, что без сдержек и противовесов она слабо защищена от ошибок и от глупости. Кстати сказать, если речь идет о внутренних делах, американцы вполне верят в идею сдержек и противовесов, доказательством чему наша собственная Конституция. Microsoft может сколько угодно быть великой корпорацией, но монополию на информационные технологии предоставлять ему никто не будет.

Точно так же сдержки и противовесы необходимы и в международных делах. Они играют роль предохранительных клапанов. Вашингтон уже четвертое десятилетие подряд проявляет в отношении Ирана, с которым он даже не может напрямую поговорить – точно так же как он уже 50 лет неспособен начать переговоры с Кубой - бессилие и некомпетентность. За это время он довел проблему до обострения, помог укрепиться Ирану и силам радикализма на Ближнем Востоке в целом, накалил обстановку и, что хуже всего, потерпел полное фиаско во всех отношениях. Разве мир не должен радоваться тому, что два влиятельных, ответственных, демократических и разумных государства помогают справляться с последствиями глупой политики, которую США десятилетиями вели в отношении Ирана? Вот именно для этого и нужны сдержки и противовесы, именно поэтому центр и смещается.

Кто знает, может быть, без старых империалистических подходов, без ультиматумов и интервенционизма «государства-изгои» – как в Вашингтоне любят называть непокорные страны, не следующие его указаниям, - будут больше готовы смягчать свои позиции? Тем временем, США сами всерьез рискуют стать «несостоятельным государством» - в смысле способности быть эффективным и компетентным мировым лидером после распада Советского Союза.

Грэм Фуллер - бывший заместитель председателя Национального совета ЦРУ по разведке и автор множества книг по вопросам международной политики, в том числе выходящего в августе 2010 года «Мира без ислама» («A World Without Islam»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.