Договор 1968 года о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) считается одной из опор мировой безопасности. Он помогает сдерживать амбиции стран, стремящихся получить ядерное оружие. Под его давлением, страны, обладающие ядерным арсеналом, делают шаги к безъядерному статусу. Поэтому в ходе нью-йоркской конференции по рассмотрению действия ДНЯО, начавшейся в мае и проходившей в течение месяца, на кону стояло многое. Предыдущая такая конференция, проводившаяся в 2005 году, закончилась крайне неудачно, и многие опасались, что подобный исход в этом году поставит под сомнение будущее договора, причем как раз в тот момент, когда он больше всего нужен. Однако случилось нечто неожиданное – мировое сообщество нашло консенсус.

«Это была победа мультилатерализма, - считает Дипти Чоуби (Deepti Choubey), представлявшая на конференции Фонд Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), в котором она работает заместителем директора программы по ядерной политике. – Я смотрела на вероятность такого исхода с пессимизмом, однако документ действительно стал большим шагом вперед. Был достигнут ряд серьезных успехов».

Для этих успехов нельзя было выбрать лучшего времени. Во вторник, 1 июня, - то есть через три дня после окончания конференции по ДНЯО – Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) сообщило, что с ядерного объекта в Тегеране исчезло оборудование, которое можно использовать, чтобы отделять оружейный плутоний, и это заставляет вновь задаться вопросом о том, насколько Иран выполняет условия ДНЯО. Однако благодаря достигнутому консенсусу, конференция придала договору новую силу, и это означает, что ООН сейчас обладает большим, чем раньше, юридическим и моральным правом оказывать давление на страны, которые подозреваются в сокрытии ядерных программ — такие как Сирия, Северная Корея или Иран,— и требовать от них оправданий. Подстегнутое происходящим министерство иностранных дел Франции заявило во вторник, что доклад МАГАТЭ заставляет Совет безопасности ООН «выступить за введение против Ирана новых санкций».

У ДНЯО есть три направления: разоружение, нераспространение и поощрение гражданских ядерных технологий. На конференции 2010 года был сформулирован ряд конкретных действий, которые должны предпринять страны-участницы договора для достижения этих трех целей. «Это – новаторская мера, - считает сотрудник Монтерейского института международных исследований (Monterey Institute of International Studies) Уильям Поттер (William Potter), присутствовавший на четырех конференциях по рассмотрению действия ДНЯО в качестве советника делегации Киргизии. – Сейчас у нас появилась четкая система показателей, которая позволит через пять лет оценить деятельность участников ДНЯО за отчетный период».

Многие страны, включая США, были вынуждены идти на серьезные компромиссы и принять в итоге смягченный текст, однако, по словам Поттера, подобная торговля была неизбежна, так как финальный документ конференции должны были одобрить все 189 стран. «Сто стран крайне редко могут договориться между собой, - поясняет он. Для них достичь консенсуса по ряду практических шагов, затрагивающих наиболее чувствительные вопросы национальной безопасности – это большое достижение».

Конференция по ДНЯО 2005 года потерпела неудачу во многом потому, что неядерные страны считали, что ядерные державы — особенно США времен Джорджа Буша — не выполняли свои обязательства по разоружению. Это стало одним из главных предметов спора и на последней конференции, на которой неядерные страны из так называемого Движения неприсоединения требовали, чтобы Франция, Британия, Китай, Россия и США обязались уничтожить свои ядерные арсеналы к 2025 году. (Ядерные Индия и Пакистан, а также Израиль, который подозревают в том, что у него есть бомба, не подписывали ДНЯО, а Северная Корея вышла из договора в 2003 году.) По словам Чоуби, ядерные державы не были готовы пойти на такой радикальный шаг. В итоге стороны пришли к компромиссу: в финальный документ был внесен призыв к «дальнейшим усилиям по полному уничтожению всех видов ядерного оружия».

Разногласия также вызвал вопрос о том, следует ли упоминать Израиль в финальном документе и призывать его присоединиться к ДНЯО. Первоначально США выступали против этого. Этот вопрос важен, так как если Израиль подпишет ДНЯО, ему придется отказаться от предположительно имеющегося у него ядерного арсенала. В итоге США сдались, и теперь в документе отмечена «важность присоединения Израиля к ДНЯО. Со стороны Америки это была значительная уступка. Когда иранские делегаты, узнали, что Израиль будет упомянут в документе, и США с этим согласны, они был так шокированы, что попросили отложить финальное заседание, чтобы они могли связаться со своим правительством, сообщает Washington Post.

Еще один скандал вокруг предполагаемой израильской бомбы возник, когда Египет и ряд других неядерных стран призвали собрать в 2012 году конференцию, чтобы обсудить возможность превратить Ближний Восток в безъядерную зону. Договоренность об этом была достигнута еще на конференции по ДНЯО 1995 года, однако с тех пор забылась. США неохотно согласились, к недовольству израильского правительства, которое сразу же пообещало бойкотировать мероприятие. Позднее американские чиновники дали задний ход, заявив, что США не поддержат эту идею, пока «в регионе не установится прочный мир». Впрочем, с точки зрения США, безъядерная зона – это, возможно, не так уж плохо, полагает Чоуби. «Если Америку волнуют иранские ядерные амбиции, - говорит она, - то конференция по безъядерному Ближнему Востоку может оказаться полезным инструментом или даже рамкой для сдерживания этих амбиций. Критикам конференции следует смотреть на вещи шире, и не считать ее очередной вылазкой против Израиля».

Как Поттер, так и Чоуби утверждают, что разногласия между участниками удалось преодолеть, во многом благодаря созданной ядерными странами позитивной атмосфере. Британия сообщила, сколько у нее боеголовок (всего 225) и пообещала пересмотреть условия, при которых она готова их применить, Россия и США подписали новый Договор о СНВ, ужесточающий контроль над вооружениями, однако, вероятно, важнее всего была прошлогодняя речь президента Обамы в Праге, в которой он объявил, что Америка «стремится к миру, свободному от ядерного оружия». С точки зрения ДНЯО, это были волшебные слова. Описывая «накал» последнего дня конференции – прошлой пятницы, - в ходе которого делегаты изо всех сил пытались достичь договоренности, Чоуби говорит: «Государства были так продуктивно настроены, потому что Обама заработал большой политический капитал. Именно пражская речь создала атмосферу, которая позволила добиться такого эффекта». Реакция 2000 делегатов, когда в последний момент им удалось договориться, была очень характерной – они вознаградили себя аплодисментами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.